Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июля 2005 г. N 67-О05-49СП Суд изменил приговор и постановил считать осужденного оправданным по ст.ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з", 222 ч. 1 УК РФ на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей ввиду непричастности к совершению преступления, в остальной части приговор оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июля 2005 г. N 67-О05-49СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 июля 2005 года кассационное представление государственного обвинителя Л.Г.Г. на приговор Новосибирского областного суда от 30 декабря 2004 года, которым

К.Ю.В., 20 мая 1967 года рождения, несудимый,

осужден по ст.ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з", 222 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Заслушав доклад судьи Б.В.П., выступление прокурора К.В.В., поддержавшего кассационное представление по изложенным в нем основаниям, судебная коллегия установила:

органами предварительного следствия К.Ю.В. обвиняется в том, что в феврале 1997 года он, узнав от матери - К.Т.Н. - о том, что А.З.В. намеревалась лишить жизни К.В.П. за вознаграждение, решил оказать пособничество в этом.

Реализуя свой умысел, в феврале 1997 года он предложил Ш.И.А. и Т.Н.А. убить К.В.П. за вознаграждение, сообщив, что о деталях убийства им расскажет его мать.

Ш.И.А. и Т.Н.А. согласились с предложением К.Ю.В., и они встретились с матерью последнего.

Потом К.Ю.В. во исполнение задуманного передал Ш.И.А. револьвер "Арминиус" и боеприпасы к нему, пообещав, что он будет находиться в своем автомобиле возле магазина "Золотое руно" в Ленинском районе города Новосибирска и в случае необходимости поможет скрыться им с места происшествия.

Вечером 6 марта 1997 года К.В.П. была лишена жизни: на лестничной площадке 9 этажа дома N 50 микрорайона Горский города Новосибирска в нее были произведены 5 выстрелов.

Коллегия присяжных заседателей дала отрицательный ответ на 2-ой основной вопрос по каждому эпизоду обвинения. При таких обстоятельствах суд оправдал К.Ю.В. за отсутствием состава преступления.

Государственный обвинитель Л.Г.Г. в кассационном представлении просит отменить приговор в отношении К.Ю.В. ввиду существенных нарушений норм УПК РФ и направить дело на новое судебное разбирательство.

Она, излагая доказательства, подтверждающие виновность оправданного, указывает, что приговор подлежит отмене ввиду следующих нарушений норм уголовно-процессуального закона:

- кандидат в присяжные заседатели В-ова.А. на вопрос адвоката К.Н.А. ответила, что у нее сложилось негативное отношение к судебной системе, но, однако, несмотря на это, суд не удовлетворил мотивированный отвод данному кандидату в присяжные заседатели (мотивированный отвод был заявлен как стороной обвинения, так и стороной защиты). Негативное отношение данного присяжного заседателя к судебной системе могло повлиять на необъективность присяжного заседателя при результатах голосования, что повлияло на исход дела;

- в нарушение ч. 8 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей адвокат и защитник говорили о данных, характеризующих личность подсудимого, но, ограничиваясь каждый раз лишь замечаниями, вопреки требованиям ст. 258 ч. 2 УПК РФ, председательствующий в своем напутственном слове не напомнил присяжным заседателям о всех недозволенных действиях и высказываниях адвоката;

- председательствующий не принял всех необходимых мер к подсудимому К.Ю.В., который делал нелицеприятные высказывания в адрес свидетелей, комментировал их показания, и адвокату, который в прениях ссылался на неисследованные доказательства, ставил под сомнение показания свидетелей, убеждая присяжных в заинтересованности свидетелей Х-ых в исходе дела и их сотрудничестве с правоохранительными органами (председательствующий сделал им более 9 замечаний);

- в последнем слове К.Ю.В. заявил присяжным, что дело в отношении него сфабриковано сотрудниками милиции, однако в нарушение ст. 337 УПК РФ председательствующий не сделал ему замечание и не обратился к присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание сказанное подсудимым;

- адвокат неоднократно обращал внимание присяжных заседателей на заинтересованность в исходе дела свидетелей обвинения Х.И. и Х.О., выяснял вопросы о судимости, причастности к убийству, нахождении под стражей, К.Ю.В. в присутствии присяжных заседателей неоднократно заявлял ходатайство об исключении показаний Х.И., данных в ходе предварительного следствия, из числа допустимых доказательств, однако председательствующий не реагировал на это должным образом;

- в ходе судебного заседания К.Ю.В. неоднократно говорил в присутствии присяжных заседателей о том, что органы предварительного следствия заинтересованы в его осуждении, защитник подсудимого К.Ю.В. в прениях утверждал, что государственный обвинитель не привел ни одного доказательства вины К.Ю.В., а показания свидетеля Х.И. не должны приниматься во внимание, так как показания свидетелей не являются доказательствами;

- в присутствии присяжных заседателей К.Т.Н., А.З.В., М.О.В., Т.Н.А. и Ш.И.А. говорили о незаконности их осуждения, К.Ю.В. утверждал, что протокол осмотра места происшествия с участием Х.И. и протоколы его допросов противоречат друг другу, а значит не могут быть достоверными.

В возражениях на кассационное представление адвокат К.Н.А. и оправданный К.Ю.В., не соглашаясь с доводами кассационного представления, просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления, а также возражений на него, судебная коллегия считает необходимым отказать в удовлетворении кассационного представления по следующим основаниям.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 385 УПК РФ "Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них". Государственный обвинитель в кассационном представлении таких нарушений уголовно-процессуального закона не указал.

Доводы кассационного представления судебная коллегия считает несостоятельными, так как они не подтверждаются материалами дела, в том числе протоколом судебного заседания, а некоторые из них являются голословными и неподтвержденными конкретными обстоятельствами со ссылкой на определенные листы протокола судебного заседания.

Из протокола судебного заседания не следует, что при формировании коллегии присяжных заседателей были нарушены положения ч. 3 ст. 328 УПК РФ: никто из кандидатов в присяжные заседатели не утаил определенную информацию от участников процесса. В процессе, вопреки утверждениям государственного обвинителя в кассационном представлении, не было присяжной под фамилией В-ова.В.А.

В коллегию присяжных заседателей вошла В-ина.В.А. (т. 3 л.д. 57), которая, как кандидат в присяжные заседатели (т. 3 л.д. 106), при формировании коллегии присяжных заседателей на вопрос адвоката К.Н.А. пояснила, что она не задумывалась над вопросом о моратории на смертную казнь (т. 3 л.д. 115). В.В.А., в отличие от утверждений гособвинителя, не высказывала своего негативного отношения к судебной системе в ходе судебного разбирательства. Данный довод гособвинителя ни на чем не основан.

Председательствующий, как это следует из протокола судебного заседания, обоснованно отклонил мотивированный отвод В-ноной.В.А., заявленный сторонами в процессе формирования коллегии присяжных заседателей (т. 3 л.д. 123). Более того, следует отметить, как это правильно в возражениях указала адвокат К.Н.А., что, если бы гособвинитель действительно считал В-ину.В.А. необъективным кандидатом в присяжные заседатели, то он бы заявил ей немотивированный отвод или сделал заявление о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей либо на более поздних этапах судебного разбирательства мог ходатайствовать об отстранении В-иной.В.А. и замене ее запасным присяжным заседателем, о чем речь идет в ст. 333 УПК РФ, но, однако, он этого не сделал. Ссылка гособвинителя на доказательства, по его мнению, подтверждающие вину К.Ю.В., не может быть основанием отмены оправдательного вердикта: оправдательный приговор суда присяжных заседателей может быть отменен только в связи с определенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационного представления о нарушении положений ч. 2 ст. 335, 337 и 340 УПК РФ. Председательствующий, руководствуясь положениями ч.ч. 2 и 3 ст. 258 УПК РФ, действовал в соответствии с указанными выше нормами уголовно-процессуального закона.

Из протокола судебного заседания усматривается (т. 3 л.д. 129, 206, 209, 212), что подсудимый в присутствии присяжных заседателей пытался довести до последних данные о своей личности (защитник тоже хотел об этом сказать - т. 3 л.д. 306), адвокат сослался на явку с повинной Х.И. (т. 3 л.д. 309), которая не была исследована в присутствии присяжных заседателей (подсудимый попытался сослаться на очную ставку, которая не была исследована т. 3 л.д. 312), однако председательствующий прервал речь каждого из указанных выше участников процесса, предупредил их о недопустимости в дальнейшем нарушений закона и обратился (следует отметить, что - своевременно) к присяжным заседателям с просьбой, чтобы при вынесении вердикта они не принимали во внимание произнесенные подсудимым и адвокатом фразы.

Потом, когда подсудимый стал говорить в присутствии присяжных заседателей о том, какой он хороший человек (т. 3 л.д. 317), председательствующий обратился к присяжным заседателям с соответствующими разъяснениями и удалил подсудимого из зала судебного заседателя.

Упоминание подсудимым при определенных обстоятельствах данных о своем семейном положении (т. 3 л.д. 229) судебная коллегия не расценивает как нарушение ч. 8 ст. 335 УПК РФ. Из протокола судебного заседания усматривается, что подсудимый начал говорить о своем семейном положении (рождении второго ребенка), отвечая на вопрос гособвинителя, почему он хорошо запомнил вечер 6 марта 1997 года.

Не соответствует действительности утверждение гособвинителя о том, что защитник подсудимого в прениях говорил о недопустимости доказательств, а также о том, что показания свидетелей не являются доказательствами и присяжные не должны на них обращать внимание, так как человек может наговорить все, что угодно, в частности, не стоит принимать показания свидетелей Х.И. и Х.О., так как показания свидетелей - это не доказательства, что председательствующий неоднократно предупреждал К.Ю.В. о возможности его удаления из зала судебного заседания, К.Ю.В. высказывал о заинтересованности Х-ых в исходе дела, о сотрудничестве последнего с милицией, об оговоре Х.И. его по указанию сотрудников милиции.

Эти обстоятельства не вытекают из протокола судебного заседания (гособвинитель приносил замечания на протокол судебного заседания по поводу указанных выше обстоятельств, но председательствующий не удостоверил их правильность (т. 4 л.д.л.д. 42-46), но, несмотря на это, гособвинитель все-таки указал эти обстоятельства в кассационном представлении).

Не подтверждаются материалами дела утверждения гособвинителя о том, что председательствующий сделал более 9 замечаний защитнику за допущенные нарушения, в присутствии присяжных заседателей свидетели К.Т.Н. (т. 3 л.д.л.д. 159-165), М.О.В. (т. 3 л.д.л.д. 166-169), Т.Н.А. (т. 3 л.д.л.д. 177-181), Ш.И.А. (т. 3 л.д.л.д. 182-186) говорили о незаконном осуждении: таких заявлений, как это видно из протокола судебного заседания, они не делали.

В судебном заседании свидетель А.З.В. (т. 3 л.д. 144 - протокол судебного заседания) пояснила, что ее, К.Ю.В., Ш.И.А., Т.Н.А. и Х.И. незаконно осудили, однако председательствующий прервал речь свидетеля и обратился к присяжным заседателям с необходимыми для этого соответствующими разъяснениями.

Не были допущены нарушения закона в присутствии присяжных заседателей при допросе свидетелей Х-ых (т. 3 л.д.л.д. 92, 97-99, 104-111 и 169-178).

Заявление, сделанное в прениях К.Ю.В., о том, что протокол осмотра места происшествия с участием Х.И. и протоколы его допросов противоречат друг другу, - не есть нарушение закона: это его оценка исследованных доказательств. Напутственное слово соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

После произнесения напутственного слова государственный обвинитель не заявил о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности при его произнесении (т. 3 л.д. 319), а это, в свою очередь, является свидетельством тому, что на тот период текст напутственного слова гособвинителя устраивал.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает оснований, предусмотренных законом, для отмены оправдательного приговора.

В то же время приговор подлежит изменению по следующим основаниям. По каждому из деяний, вмененных в вину К.Ю.В., присяжные заседатели дали отрицательный ответ на 2 основной вопрос, а поэтому К.Ю.В. подлежит, исходя из положений п.п. 2 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, оправданию на основании оправдательного вердикта ввиду непричастности к совершению преступления.

В остальной части приговор необходимо оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 30 декабря 2004 года в отношении К.Ю.В. изменить и считать его оправданным по ст.ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з", 222 ч. 1 УК РФ на основании оправдательного вердикта ввиду непричастности к совершению преступления.

В остальной части этот же приговор в отношении него оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 июля 2005 г. N 67-О05-49СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.