Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2005 г. N 58-О04-105 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в покушении на убийство, совершенном на почве личных неприязненных отношений, подтверждена совокупностью представленных доказательств, а наказание назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и всех конкретных обстоятельств дела

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2005 г. N 58-О04-105


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2005 года кассационные жалобы осужденного И.В.В. и адвоката Л.А.В. на приговор Хабаровского краевого суда от 19 августа 2004 года, которым

И.В.В., родившийся 11 марта 1980 года в п. Лазарев Николаевского района Хабаровского края, русский, с образованием 9 классов, не работавший, ранее судимый 26 февраля 1998 года по п. "г" ст. 102 УК РСФСР к восьми годам лишения свободы, освобожден 12 апреля 2002 года условно-досрочно на один год 8 месяцев 9 дней, -

осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ - к семи годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к восьми годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с И.В.В. в пользу Б.Л.И. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей.

И.В.В. признан виновным и осужден за покушение на убийство Б.Л.И., совершенное на почве личных неприязненных отношений.

Преступление совершено им 28 января 2003 года в п. Ванино Хабаровского края при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К.В.С., мнение прокурора М.Л.М., полагавшей необходимым приговор в отношении И.В.В. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный И.В.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на возбуждение дела с нарушениями закона, на неправильную оценку доказательств, на нарушение его права на защиту. Утверждает об отсутствии умысла на убийство, о неподтверждении мотива совершения преступления. Считает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. По мнению И.В.В., его вина в совершении преступления не доказана;

- адвокат Л.А.В. в защиту интересов осужденного И.В.В. также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на ненадлежащее возбуждение уголовного дела, на неустановление умысла виновного лица, на неправильную оценку доказательств и на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении И.В.В. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность И.В.В. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, потерпевшая Б.Л.И. поясняла в ходе предварительного следствия, что вечером 27 января 2003 года к ней приходил И.В.В. и просил дать ему в долг 1500 рублей, она отказала ему. Когда вечером - около 17 часов 30 минут - следующего дня она, приехав с мужем, поднималась в свою квартиру, то на лестничной площадке 2-го этажа она увидела И.В.В., одетого в короткую кожаную куртку черного цвета, темного цвета меховую шапку. Когда ее муж пошел вниз за вещами, через незапертую дверь в ее квартиру неожиданно зашел И.В.В. и нанес ей удар топором в голову, от чего она упала, потеряв сознание. Сознание вернулось к ней, когда она лежала уже на полу кухни. В это время стоявший над ней И.В.В. нанес ей удар топором в голову. Защищаясь, она перехватила топор, стала кричать о помощи. И.В.В. закрывал ей рот, наносил ей удары коленом в живот. На ее крик в квартиру вбежал муж, оттолкнул от нее И.В.В., стал с ним бороться, пытаясь вырвать у него топор. Она выбежала из квартиры, на первом этаже постучала в квартиру И.В.В. и его матери сообщила, что И.В.В. их с мужем убивает. Выйдя из подъезда, она продолжала кричать о помощи. Она видела, как затем мимо прошел И.В.В. Одежду И.В.В. и приметы топора она запомнила и впоследствии их опознала. Если бы муж не оказал ей помощи, то И.В.В. убил бы ее.

Свидетель Е., муж потерпевшей Б.Л.И., также пояснял, что он видел на лестничной площадке И.В.В., а затем, когда кричала его жена и он вбежал в квартиру, то именно И.В.В. с топором нападал на Б.Л.И., а он сумел вырвать у него топор и удерживал его. Однако когда его жена скрылась из квартиры, то И.В.В. вырвался, убежал. В их квартире остались шапка и топор И.В.В.

Ссылка в жалобе осужденного И.В.В. на искажение показаний потерпевшей Б.Л.И., приведенных в приговоре, является несостоятельной, противоречит содержанию протокола ее допроса (закон не предусматривает обязанности суда дословно приводить в приговоре показания допрошенного лица), содержание и смысл ее показаний, в том числе - категорическое утверждение, что на нее напал именно И.В.В. - приведены в приговоре верно.

Наличие исправлений в протоколе допроса потерпевшей Б.Л.И. (часть которых удостоверена ее подписью) не свидетельствует о недопустимости ее показаний в полном объеме, кроме того, исправления не влияют на смысл и содержание ее показаний о нападении на нее И.В.В.

Никаких предусмотренных законом оснований к назначению и проведению судебно-психиатрической экспертизы в отношении потерпевшей Б.Л.И. не имелось. Причинение ей при нападении сотрясения головного мозга основанием для назначения такой экспертизы не является.

Проведение допросов свидетелей, в том числе - Е., по отдельному поручению следователя, в копии которого, имеющейся в деле, не пропечатался месяц (л.д. 34 т. 1), не свидетельствует о недопустимости протоколов допросов этих лиц. Как пояснял свидетель Ф.Д.А., следователь прокуратуры, дававший отдельное поручение о производстве допросов, он действительно 31 января 2003 года дал поручение сотрудникам уголовного розыска о допросе свидетелей по делу. Вечером того же дня ему были переданы протоколы проведенных допросов. В материалах дела осталась копия поручения о производстве отдельных следственных действий, в которой из-за копирки не пропечатался месяц вынесения этого поручения. Это поручение (первый экземпляр) он лично передал начальнику уголовного розыска УВД. Таким образом, оснований для вывода о производстве допросов свидетелей ненадлежащим лицом - не имеется.

Из материалов дела следует, что суд принимал меры к вызову в судебное заседание потерпевшей Б.Л.И. и ее мужа - свидетеля Е. Из их заявлений видно, что они проживают в г. Тольятти Самарской области (а дело рассматривалось в тысячах километрах от их места проживания - в п. Ванино Хабаровского края), Б.Л.И. находилась на лечении в связи с причиненными ей повреждениями и ей предстояла операция. Б.Л.И. просила рассмотреть дело в ее отсутствие, огласить ее показания, данные в ходе предварительного следствия, которые, как она указала, она полностью подтверждает.

При таких данных при принятии решения об оглашении показаний потерпевшей Б.Л.И. и свидетеля Е., не явившихся в судебное заседание после принятия мер по их вызову, суд обоснованно руководствовался требованиями ст. 123 Конституции РФ, ст.ст. 15 и 244 УПК РФ.

Ссылка в жалобе осужденного И.В.В. на то, что ему следователем в ходе предварительного следствия было отказано в проведении очных ставок с потерпевшей Б.Л.И. и свидетелем Е., не свидетельствует о нарушении закона. Проведение либо непроведение очных ставок является компетенцией следователя и решается им самостоятельно, исходя из имеющихся материалов дела. Кроме того, согласно ст. 192 УПК РФ, очная ставка может быть проведена при наличии существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц, а как видно из материалов дела, подозреваемый и обвиняемый И.В.В. последовательно отказывался давать показания. Целью проведения очных ставок не является преждевременное (до окончания предварительного следствия) ознакомление подозреваемого, обвиняемого с показаниями потерпевшей и свидетеля.

О проведении опознания И.В.В. Б.Л.И. и Е., как видно из материалов дела, ходатайств не заявлялось. Кроме того, проведение опознания И.В.В. не вызывалось необходимостью, поскольку, как следует из материалов дела, Б.Л.И. и Е. знали И.В.В., проживавшего в одном подъезде дома вместе с ними до осуждения, там же оставалась проживать его мать и после освобождения из мест лишения свободы И.В.В. приходил к матери, его видели Б.Л.И., Е. и при таких данных опознание известного лица не имеет юридического значения.

Протоколами подтверждается опознание потерпевшей Б.Л.И. изъятых с места происшествия топора и шапки, топора - как оружия, которым И.В.В. наносил ей удары, а шапки - как принадлежавшей И.В.В.

Ссылка на то, что топор и шапка, изъятые с места происшествия и приобщенные к делу - другие (не одни и те же) - несостоятельна, противоречит материалам дела. Нарушений требований уголовно-процессуального законодательства при их изъятии не усматривается.

Свидетель Х.Е.С., мать осужденного И.В.В., поясняла, что она проживает в одном подъезде с Б.Л.И. После освобождения из мест лишения свободы в 2002 году ее сын проживал у нее в течение 2-3 месяцев, а затем стал проживать в другой квартире с Т.Г., но иногда и после этого приходил к ней. Приходил он к ней до происшедшего с Б.Л.И. и в тот день. Она слышала крики Б.Л.И. о помощи, выходила из квартиры и видела Б.Л.И., на голове и руках которой была кровь. Ей Б.Л.И. сообщила, что это сделал ее сын. Затем она ходила к Т.Г. и сказала, что Б.Л.И. кто-то порезал и она обвиняет в этом Витю.

В ходе предварительного следствия свидетель Х.Е.С. также поясняла, что сын жил у нее в квартире с апреля по ноябрь 2002 года. 28 января 2003 года он приходил к ней в период с 16 часов 30 минут до 17 часов 30 минут, после чего вышел в подъезд. Через некоторое время она услышала крики о помощи. Б.Л.И., спустившаяся по лестнице, сообщила, что ее и ее мужа убивает топором ее сын. Она (Х.Е.С.) стала подниматься по лестнице и увидела спускавшегося парня, как она решила, ее сына, говорила с ним, спрашивала: "Ты что, с ума сошел?", - на что тот ответил: "Да".

Изменению показаний свидетелем Х.Е.С. и показаниям свидетелей Д., Г., родным сестрам осужденного И.В.В., суд дал надлежащую оценку, в совокупности с другими доказательствами и с учетом их права на свидетельствовать против своего близкого родственника - И.В.В.

Свидетель Т.Г., сожительница осужденного И.В.В., поясняла в ходе предварительного следствия, что вечером 28 января 2003 года к ней приходила мать И.В.В., спрашивала, где находится Виктор, и сообщила ей, что Виктор как будто бы порубил топором женщину. 29 января 2003 года она встретила И.В.В., на нем была короткая кожаная куртка черного цвета, до происшедшего у него была шапка черного цвета из меха, кажется, норки, но 28-30 января 2003 года этой шапки в их квартире не было и не было ее на И.В.В. 29 января, когда она его встретила.

Изменению показаний Т.Г. суд дал надлежащую оценку с учетом ее заинтересованности в исходе дела.

Виновность И.В.В. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами, которые получили надлежащую оценку суда.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы (т. 1 л.д. 91-94) следует, что у Б.Л.И. имелись: тупая травма головы в виде сотрясения головного мозга и трех рубленых ран волосистой части головы; открытый перелом проксимальной головки основной фаланги 2-го пальца левой киста со смещением отломков, по одной рубленой ране правой кисти и левого бедра. Эти повреждения образовались не менее, чем от 6 воздействий орудия, обладающего рубящими свойствами, каким мог быть представленный на экспертизу топор.

Ссылка в жалобе на то, что постановление о назначении экспертизы датировано маем 2003 года, а экспертиза проведена в марте 2003 года, несостоятельна.

Как видно из материалов дела, постановление о назначении экспертизы вынесено 6 марта 2003 года, экспертиза проводилась 11-28 марта 2003 года (т. 1 л.д. 87-88, 91-94). Несвоевременное ознакомление обвиняемого и его защитника с постановлениями о назначении экспертиз и с актами экспертиз не влияет ни на законность и обоснованность приговора, ни на содержание актов экспертиз.

Проведение судебно-медицинской экспертизы по материалам дела и медицинской документации не противоречит действующему законодательству. (Как указано в акте экспертизы, исследовать сами раны не представилось возможным ввиду выраженного болевого синдрома и наличием повязок у Б.Л.И.).

С учетом показаний потерпевшей Б.Л.И., свидетеля Е., данных протокола осмотра места происшествия (обнаружения топора в квартире Б.Л.И.), акта судебно-медицинской экспертизы, доводы жалобы о недоказанности нанесения шести ударов топором Б.Л.И. - являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и дав надлежащую оценку всем доказательствам, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины И.В.В. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Нанесение неоднократных ударов топором в область расположения жизненно важных органов человека - его голову, причины недоведения преступления до конца - активное сопротивление самой Б.Л.И. и вмешательство ее мужа Е., пресекшего действия виновного - подтверждают правильность выводов суда о наличии у И.В.В. прямого умысла на лишение Б.Л.И. жизни. Ссылка в жалобах на то, что до вмешательства Е. виновное лицо имело возможность убить Б.Л.И., не влияет на квалификацию действий виновного, поскольку уже содеянное им - нанесение удара топором в голову, отчего Б.Л.И. упала и потеряла сознание - содержит состав оконченного покушения на убийство, независимо от повторения попыток убийства.

Мотив преступления судом установлен верно, в соответствии с имеющимися доказательствами.

Наказание И.В.В. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному самим им, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Гражданский иск разрешен в соответствии с действующим законодательством.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Оснований к признанию незаконным постановления о возбуждении уголовного дела не имеется. По смыслу ст. 146 УПК РФ уголовное дело считается возбужденным с момента дачи прокурором согласия на возбуждение уголовного дела. Как видно из постановления, прокурором согласие на возбуждение уголовного дела дано 31 января 2003 года. При таких данных неоговоренное исправление даты ("31") следователем в том же постановлении не имеет какого-либо существенного значения и не свидетельствует, что уголовное дело не возбуждено. Указание фамилий заявителя "Б.Л.И." и лица, в отношении которого уголовное дело возбуждено "И.В.В." в разделе сообщения о принятом решении - карандашом - не противоречит закону и не может являться основанием для признания незаконным постановления о возбуждении дела. Ссылка в жалобе осужденного И.В.В. на то, что он не был извещен о возбуждении дела, не может являться основанием для отмены приговора. С учетом его задержания по подозрению в совершении преступления, допроса в качестве подозреваемого, избрания в отношении него меры пресечения, допросов в качестве обвиняемого, вынесения постановления о предъявлении обвинения, ознакомления с материалами дела - И.В.В. знал о возбуждении уголовного дела.

Из материалов дела следует, что 17 июня 2004 года приговор в отношении И.В.В. был отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение, о чем И.В.В. было известно. 6 августа 2004 года судьей было вынесено постановление об этапировании И.В.В. из СИЗО-2 г. Комсомольска-на-Амуре в ИВС Бакинского РОВД для рассмотрения дела в отношении него и И.В.В. был этапирован. Рассмотрение уголовного дела (повторное, по тому же обвинению) было начато 17 августа 2004 года. Из протокола судебного заседания следует, что подсудимый И.В.В. не просил отложить рассмотрение дела для подготовки к защите по обвинительному заключению, врученному ему 9 июля 2003 года. При таких данных судебная коллегия не находит оснований к выводу, что И.В.В. не доставало времени для подготовки к защите от предъявленного обвинения.

Из кассационного определения от 17 июня 2004 года следует, что приговор был отменен, а дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства. Таким образом, постановление судьи от 16 сентября 2003 года по итогам предварительного слушания не отменялось, дело направлялось на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства (а не со стадии проведения предварительного слушания) и суд был не вправе проводить новое предварительное слушание, в том числе - по ходатайству подсудимого, при неотмененном постановлении судьи по результатам предварительного слушания.

Из материалов дела следует, что адвокат И. с 17 июля по 1 сентября 2004 года находился в отпуске с выездом за пределы Ванинского района. Адвокатской палатой Хабаровского края защита интересов подсудимого И.В.В. в суде была поручена по назначению адвокату Л.А.В. В связи с тем, что 17 августа 2004 года адвокат И. в течение более 5 дней не мог участвовать в рассмотрении дела, суд обоснованно произвел замену адвоката и назначил адвоката Л.А.В. защитником подсудимого И.В.В. При этом, как видно из протокола судебного заседания, подсудимый И.В.В. не просил назначить ему другого адвоката вместо И. и Л.А.В. После беседы с адвокатом Л.А.В. подсудимый И.В.В. заявил, что у него нет возражений против участия в деле адвоката Л.А.В. (т. 2 л.д. 214). В дальнейшем, как видно из протокола судебного заседания, подсудимый И.В.В. отводов адвокату Л.А.В. не заявлял и не просил заменить адвоката Л.А.В., соглашений на защиту с другими адвокатами не заключал. При таких данных нарушения права подсудимого И.В.В. на защиту не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 19 августа 2004 года в отношении И.В.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного И.В.В. и адвоката Л.А.В. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2005 г. N 58-О04-105


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.