Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2005 г. N 53-О04-98 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в краже чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, в покушении на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, за вымогательство чужого имущества, за похищение человека из корыстных побуждений, за убийство, сопряженное с похищением и с целью сокрытия другого преступления, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2005 г. N 53-О04-98


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 февраля 2005 года кассационную жалобу потерпевшей С.Н.И. на приговор Красноярского краевого суда от 12 октября 2004 года, по которому

Т.А.Г., 23 сентября 1967 года рождения, уроженец г. Сретенска Читинской области

осужден по ч. 3 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 163 УК РФ к двум годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 - ч. 3 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы; по п. "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к семи годам лишения свободы; по п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 6 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ч. 3 ст. 69 УК РФ


Постановлено взыскать с Т.А.Г. в счет возмещения материального ущерба 27500 рублей в пользу Б.И.М.

Т.А.Г. признан виновным и осужден за кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище; за покушение на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище; за вымогательство чужого имущества, за похищение человека из корыстных побуждений; за убийство С.Т.В. 1977 года рождения, сопряженное с ее похищением и с целью сокрытия другого преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.В.В., мнение прокурора Ф.А.И., полагавшего судебное решение в отношении Т.А.Г. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе потерпевшая С.Н.И. просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что мотив совершения Т.А.Г. убийства ее дочери не доказан и ничем не подтвержден; по мнению потерпевшей ее дочь не могла открыть дверь незнакомому, тем более уйти из дома с посторонним человеком; наличие на снегу крови, а также следов борьбы не могло не отразится на одежде Т.А.Г., однако кроме волокон одежды потерпевшей ничего на одежде Т.А.Г. не было обнаружено; вызывает сомнение время наступления смерти потерпевшей.

В возражении государственный обвинитель С.А.Ю. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснение потерпевшей С.Н.И., поддержавшей доводы своей жалобы, по основаниям в ней изложенным, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осужденного Т.А.Г. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в ходе судебного разбирательства Т.А.Г. не отрицал того обстоятельства, что в один из дней ноября 2002 года выставил окно и залез в дом Б-ых, откуда им были похищены коньяк, бинокль, бижутерия. Действительно писал записку Б.И.М. с предложением выкупить ружье за 12000 рублей. В декабре 2002 года он написал записку с требованием выплаты ему 3000 рублей. Записку он подбросил во двор дома И-ых, угрожая в случае невыплаты ему денег, взорвать дом. Не получив денег, он через несколько дней написал вторую записку с аналогичным содержанием и под окнами дома И-ых взорвал петарду. 20 ноября 2003 года он, воспользовавшись открытой входной дверью, вошел в дачный дом Тед. и написал записку с требованием выплаты ему 3000 рублей, в противном случае угрожал сжечь дачу. В апреле 2004 года он пришел на дачный участок К., а затем к Шег., где также писал записки с требованием выдачи ему денег, угрожая в случае неуплаты поджечь дачные дома.

В период предварительного расследования Т.А.Г. в категорической форме пояснял о том, что в марте 2004 года им была похищена С.Т.В. с тем, чтобы заработать на этом денег. Написав записку с требованием передачи ему 300000 рублей за освобождение С.Т.В. он пришел к дому потерпевшей и предложил последней пойти с ним. В то время как С.Т.В. одевалась, он незаметно оставил записку на столе в кухне. Выйдя из дома, они направились в сторону железнодорожного вокзала с намерением привести потерпевшую на какую-нибудь дачу и там оставить, но затем передумал и повел С.Т.В. обратно. Увидев возле дома С-ых автомобиль, испугался, подумав, что хозяева обнаружили записку и повел С.Т.В. в лес, где сзади накинул на ею С.Т.В. шнурок и стал сдавливать шеи до тех пор, пока потерпевшая не обмякла.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Т.А.Г. в ходе предварительного следствия об обстоятельствах похищения и убийства С.Т.В. и в судебном заседании по другим эпизодам обвинения достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний потерпевшего Б.И.М. в судебном заседании явствует, что 5 ноября 2002 года его родители вернулись домой и обнаружили, что из дома были похищены золотые изделия, бинокль, дубленка, ружье, находившееся в сейфе. Через несколько дней родителям была подброшена записка, в которой предлагалось выкупить похищенное ружье.

Потерпевшая И.Ю.А. показала, что зимой 2002 года в вечернее время она и муж находились дома. Услышав взрыв, вышли во двор и увидели небольшую воронку со следами на снегу. На крыльце они обнаружили ружье и плюшевую игрушку с запиской, в которой содержалась угроза взрыва дома, если ими не будет выплачено 3000 рублей. Через несколько дней ими была найдена вторая записка с аналогичным требованием выдачи денег и угрозой поджога дома.

В судебном заседании были оглашены и исследованы показания потерпевшего Тед., из которых следует, что 29 ноября 2003 года ему позвонила соседка по даче Шак. и попросила срочно приехать. Приехав на дачу, он со слов Шак. узнал, что та нашла у него в дому записку с угрозой поджога дачного дома, если им - Тед. не будет выплачено 3000 рублей. Осмотрев дом, он обнаружил, что выставлена рама на веранде, взломан замок, вещи разбросаны на полу, похищены продукты питания, два прожектора и старая одежда. Через несколько дней он обнаружил вторую записку и обратился с заявлением в милицию, куда и передал записки.

Потерпевший К. в судебном заседании показал, что в апреле 2004 года ему позвонили казначей садового общества и сосед по даче Тат., сообщившие о том, что его дачный дом открыт, а на столе лежит записка с требованием выплаты трех тысяч рублей, иначе дача будет сожжена.

В судебном заседании потерпевший Шег. показал, что весной 2004 года ему позвонил знакомый и сообщил, что обнаружил на двери его дачного дома с внутренней стороны надпись, из которой следовало, что, если хочет, чтобы дача осталась целой, он - Шег. должен отдать 3000 рублей.

Согласно заключения почерковедческих экспертиз рукописные записи, обнаруженные у Б.И.М., И.Ю.А., Тед., К., Шег., выполнены одним лицом - Т.А.Г.

Из пояснений потерпевшей С.Н.И. в судебном заседании явствует, что вечером 5 марта 2004 года она вместе с Г. вернулись из г. Красноярска на ст. Минине. Войдя в дом, она обнаружила на кухонном столе письмо, в котором говорилось, что ее дочь Татьяна похищена. Выкуп в сумме 300000 рублей она должна не позднее чем через три часа положить к забору возле скворечника. Сообщив о похищении дочери в милицию, она написала записку о том, что у нее такой суммы денег нет и положила в пакет 1000 рублей сторублевыми купюрами с бумагой для придания объема. На следующий день она поняла, что со стороны работников милиции не велось эффективных мер по поиску ее дочери. Тогда она и Г. самостоятельно начали осматривать местность и на одной из тропинок увидели следы крови, а вскоре обнаружили труп дочери.

В материалах дела имеется протокол осмотра квартиры С.Н.И., в ходе которого установлено, что порядок в доме не нарушен, все вещи, предметы домашнего обихода находятся на своих местах, в кухне - на столе обнаружено и изъято письмо с требованием выплаты за ребенка 300000 рублей.

Согласно протокола осмотра места происшествия в лесном массиве, расположенном между улицами Садовая и Зеленая ст. Минине был обнаружен труп С.Т.В. с признаками насильственной смерти.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть С.Т.В. наступила в результате механической асфиксии от сдавливания органов шеи петлей.

Выводы судебно-криминалистической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженные на одежде Т.А.Г. полиэфирные волокна, по своей групповой принадлежности не исключаются от куртки, обнаруженной на трупе С.Т.В.

Из заключения почерковедческой экспертизы явствует, что текст писем, изъятые при осмотре дома С.Н.И. выполнены одним лицом - Т.А.Г.

Виновность Т.А.Г. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Т.А.Г. в вымогательстве, в краже чужого имущества, в похищении человека и в убийстве, верно квалифицировав его действия по соответствующим статьям УК РФ.

Выводы суда о наличии у Т.А.Г. умысла на совершение различных преступлений надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Т.А.Г. входе предварительного следствия и в судебном заседании правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям Т.А.Г. при совершении преступлений.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний Т.А.Г. Доводы потерпевшей С.Н.И. на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. Т.А.Г. показания в ходе предварительного следствия давал в присутствии понятых, при допросе с участием адвоката отказывался от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам Т.А.Г., как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. При таких данных, указанная ссылка потерпевшей С.Н.И. несостоятельна и показания Т.А.Г. об обстоятельствах случившегося правильно оценены как допустимые доказательства.

Ссылка потерпевшей на то, что актом СМЭ не дан прямой ответ о времени наступления смерти С.Т.В. противоречит заключению судебно-медицинской экспертизы, из которого следует, что давность смерти на момент вскрытия 9 марта 2004 года составляла не менее двух суток. Вызов эксперта в суд для его допроса не вызывался необходимостью, поскольку акты экспертиз понятны, ответы на поставленные вопросы содержали и для их оценки не требовалось проведение допроса экспертов.

Ссылка в жалобе С.Н.И. на то, что не установлен мотив совершения убийства, по мнению судебной коллегии, является несостоятельной, противоречит исследованным в судебном заседании доказательствам и содержанию приговора. Нарушений уголовно-процессуального законодательства при исследовании доказательств в суде не усматривается.

Довод потерпевшей о том, что опознание вещей Т.А.Г. проводилось с нарушением УПК РФ, не имеет юридического значения, поскольку судом исследовался и оценивался не протокол опознания, а показания Т.А.Г., являющиеся доказательствами по делу.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы потерпевшей С.Н.И. о самооговоре Т.А.Г., однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационной жалобе доводы, в том числе о несовпадении роста, отсутствия крови на одежде Т.А.Г., тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационной жалобы о недоказанности вины осужденного Т.А.Г. в убийстве, а также о причастности к совершению данного преступления иных лиц, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 12 октября 2004 года в отношении Т.А.Г. оставить без изменения, кассационную жалобу потерпевшей С.Н.И. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 2005 г. N 53-О04-98


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.