Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 67-О04-94СП Суд отменил приговор и направил дело на новое судебное разбирательство в ином составе судей, поскольку при производстве в суде присяжных были допущены существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона, которые должны быть устранены, а также в случае необходимости следует разрешить ходатайства, связанные с допустимостью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 67-О04-94СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 9 февраля 2005 года кассационное представление государственного обвинителя, кассационной жалобе потерпевшей В.Т.А., адвокатов С.В.В., К.В.Г., осужденных Д.С.М., П.А.В., М.С.В. на приговор Новосибирского областного суда от 9 сентября 2004 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей,

которым

Д.С.М., 19 сентября 1972 года рождения, уроженец с. Крещенка Петропавловского района Казахской ССР, со средним образованием, гражданин Узбекистана, несудимый, инвалид 3 группы,

осужден к лишению свободы: по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ на 9 лет; по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года - на 10 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 6 лет.

По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 14 лет в исправительной колонии строгого режима;

П.А.В., 23 января 1974 года рождения, уроженец и житель г. Новосибирска, не имеющий судимости,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ в редакции ФЗ от 8.12.03 года к лишению свободы на 10 лет в исправительной колонии строгого режима;

М.С.В., 2 октября 1972 года рождения, уроженец г. Фергана Узбекской ССР, судимый 15.04.03 года по ст. 162 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 3 года,

осужден к лишению свободы: по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ на 8 лет; по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ в редакции ФЗ от 8.12.03 года - на 10 лет; по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 5 лет. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ наказание ему назначено в виде лишения свободы на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности с приговором от 15 апреля 2003 года окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 13 лет в исправительной колонии строгого режима;

П.А.Г., 13 января 1974 года рождения, уроженец г. Фергана Узбекской ССР, имеющий малолетнего ребенка, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст.ст. 30 ч. 3, 161 ч. 1 УК РФ - на 2 года; по ст. 222 ч. 1 УК РФ - на 1 год. По совокупности преступлений в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание ему назначено в виде лишения свободы на 2 года 6 месяцев. На основании ст. 73 УК РФ постановлено назначенное ему наказание считать условным с испытательным сроком 1 год.

Этим же приговором оправданы на основании п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ:

Д.С.М. - по ст.ст. 209 ч.ч. 1, 2; 162 ч. 4 п.п. "а, б, в"; 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей;

П.А.В. - по ст.ст. 209 ч.ч. 1, 2; 162 ч. 4 п.п. "а, б, в"; 105 ч. 2 п.п. ж, з"; 222 ч. З УК РФ на основании вердикта коллегии присяжных заседателей в связи с непричастностью к содеянному; он же - по ст. 209 ч.ч. 1, 2 УК РФ и М.С.В. по ст. 209 ч. 2 УК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи К.Е.П., выступление прокурора С.Н.В., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя, судебная коллегия установила:

Д.С.М. обвинялся в том, что в 2000 году решил создать устойчивую вооруженную группу (банду) для нападения на граждан, с целью завладения их имуществом, руководить этой группой и участвовать в совершаемых ею преступлениях. Своими преступными планами он поделился с П.А.В., испытывавшим материальными затруднениями, с которым осенью 2000 года объединился в преступную группу, специально организовавшись с ним для совершения разбойных нападений на граждан, осуществляющих куплю-продажу валюты, а также на лиц, имеющих при себе крупные суммы денежных средств.

Реализуя задуманное, Д.С.М. и П.А.В. стали подыскивать лиц для привлечения их в качестве участников создаваемой банды. С этой целью Д.С.М. предложил участие в создаваемой группе (банде) своему знакомому М.С.В., а П.А.В. склонил к этому К.Ю.И.

В созданной Д.С.М. и П.А.В. в 2000 году устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях принимали участие: сам Д.С.М. в период с осени 2000 года по 10 июня 2003 года, осуществлявший все это время руководство бандой на равных правах с П.А.В.;

П.А.В. - с осени 2000 года по 12 июня 2003 года, осуществлявший все это время руководство бандой на равных правах с Д.С.М.;

М.С.В. - с сентября 2002 года по январь 2003 года.

П.А.Г. 23 сентября 2002 года, не являясь членом банды, участвовал в разбойном нападении на охранника ЧОП "Гром" Ш.М.Н.

Созданная Д.С.М. и П.А.В. устойчивая группа (банда) характеризовалась следующими признаками:

организованностью ее участников, выразившейся в четком распределении ролей и функции каждого ее участника, с подчинением Д.С.М. и П.А.В.; планированием преступной деятельности в целом и каждого преступления в отдельности, сбором сведений о лицах, имеющих значительные денежные и иные материальные средства, использованием при совершении преступлений сменной одежды, перчаток, рассчитанное на затруднение их опознания и изобличения правоохранительными органами, а также с использованием транспортных средств, обеспечивающих возможность быстрого доставления членов банды к местам совершения намеченных преступлений и оставления ими места преступления с похищенным имуществом; с принятием специальных мер к сокрытию следов совершаемых преступлений;

устойчивостью группы, выразившейся в объединении указанных лиц общим умыслом на совершение преступлений, тесной взаимосвязью между членами банды, в стабильности состава ее участников, рассчитывающих на совместную преступную деятельность в течение длительного времени, с осени 2000 года по июнь 2003 года действовавших совместно и согласованно, в тесном взаимодействии друг с другом, согласно ранее распределенным ролям, с применением одних и тех же способов и методов преступных посягательств;

вооруженностью ее участников, выразившейся в постоянном наличии у Д.С.М. и П.А.В. незаконно приобретенных ими огнестрельного оружия и боеприпасов к нему в виде пистолета конструкции Марголина N 7201М с прибором снижения звука выстрела, приобретенного ими на совместно вложенные деньги, и пистолета марки ИЖ-71 серии ВАР N 8767, похищенного ими в результате разбойного нападения на охранника ЧОП "Гром" Ш.М.Н.

Данное оружие и боеприпасы Д.С.М. и П.А.В., поддерживая их в исправном состоянии, незаконно хранили в местах своего жительства, а также в иных местах, изымая его из мест хранения непосредственно перед совершением бандой нападений для его использования при совершении ими преступлений; при необходимости увеличивали число оружия и боеприпасов, либо меняли одно на другое. Каждый из участников банды был готов при совершении нападений применить в случае необходимости имевшееся у него оружие для поражения лиц, способных каким-либо способом воспрепятствовать успешному совершению бандой преступления.

В составе организованной банды они участвовал в трех разбойных нападениях на граждан с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и в составе организованной группы, в том числе:

15.09.02 года - на потерпевшего Т.О.Г.

23.09.02 года на охранников частного предприятия "Гром" Ш.М.Н. и К.А.Б., с похищением огнестрельного оружия и боеприпасов к нему;

29.05.03 года - на потерпевшего В.А.С. с причинением ему тяжкого вреда здоровью и с совершением умышленного убийства его, сопряженного с разбоем и бандитизмом.

Кроме того, Д.С.М., П.А.В. обвинялись в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных в составе организованной группы;

М.С.В. обвинялся в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях, в разбойных нападениях в составе организованной группы, с применением оружия в отношении потерпевших Ш.М.Н. и в похищении огнестрельного оружия организованной группой с применением насилия опасного для жизни и здоровья; в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей П.А.В. признан виновным в создании организованной группы для нападения на граждан, имеющих при себе крупные денежные средства с использованием огнестрельного оружия, указанного выше; в том, что участвовал в нападениях в составе вооруженной группы на таких граждан. При этом он собирал сведения о людях, имеющих крупные денежные средства, участвовал в планировании нападений и распределении ролей каждого из участников нападения; для вооружения приобретал огнестрельное оружие, участвовал в распределении денежных средств при нападениях.

М.С.В. признан виновным в участии в вооруженной организованной группе, в планировании совершаемых преступлений, после проведения тщательной подготовки непосредственно участвовал в нападениях с использованием огнестрельного оружия.

Д.С.М. признан невиновным в совершении действий, связанных с созданием, руководством вооруженной организованной группой и участием в ее составе в совершении преступлений.

Этим же вердиктом Д.С.М. признан виновным в нападении на Т.О.Г. совместно с П.А.В., в ходе которого они направили в голову Т.О.Г. пистолет конструкции Марголина N 7201 М., требуя деньги и завладели 15000 долларами США;

Кроме того, этим же вердиктом признана не доказанной причастность Д.С.М. и П.А.В. к лишению жизни потерпевшего В.А.Г. В кассационных жалобах:

осужденный Д.С.М. с приговором не согласен и считает, что наказание ему назначено с нарушением положений ст.ст. 64 и 65 УК РФ. По мнению осужденного, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, в связи с чем уголовный закон применен не правильно. Д.С.М. ссылается на оговор со стороны П.А.Г., а также обращает внимание и на нарушения уголовно-процессуального закона, не конкретизируя их. В дополнении к кассационной жалобе он считает, что вердикт постановлен на основании доказательств, причины противоречий которых в судебном заседании не выяснены. Д.С.М. ссылается также на недозволенные методы следствия в отношении себя, что осталось непроверенным в суде. В обоснование своих доводов в этой части он приобщил к кассационной жалобе ксерокопию справки фельдшера от 17.06.03 г. и справку от 30.09.04 г.

Осужденный оспаривает обоснованность квалификации содеянного по незаконному обороту оружия как совершенного по предварительному сговору и организованной группой. Д.С.М. утверждает, что суд необоснованно отказывал в удовлетворении ходатайств, заявленных как им, так и его защитой, в том числе и касающиеся его состояния здоровья на момент посягательства на потерпевших Ш.М.Н. и К.А.Б. Кроме того, он оспаривает правильность квалификации содеянного в отношении этих потерпевших. Д.С.М. с учетом изложенного просит об отмене приговора по ст. 222 ч. 3 УК РФ и о переквалификации его действий в отношении Т.О.Г. с п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ на ст. 162 ч. 2 УК РФ; в отношении потерпевшего Ш.М.Н. - с п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3, 161 УК РФ и с п. "а" ч. 4 ст. 226 УК РФ на ч. 1 ст. 226 УК РФ и учесть его семейное положение, а также состояние здоровья;

адвокат К.В.Г. со ссылкой на неправильное применение уголовного закона в отношении Д.С.М. просит об изменении приговора с переквалификацией содеянного осужденным на ст. 226 ч. 1 УК РФ. По ст. 222 ч. 3 УК РФ адвокат просит об отмене приговора за непричастностью Д.С.М. к содеянному. Кроме того, он просит назначить наказание осужденному по правилам ст.ст. 65, 73 УК РФ. Со ссылкой на оправдательный вердикт и оправдание осужденных по ст. 209 УК РФ защита считает неправильной юридическую оценку содеянного осужденным в части нападения на потерпевших Т.О.Г. и Ш.М.Н.;

осужденный П.А.В. считает, что приговор постановлен не в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, он оспаривает обоснованность юридической оценки содеянного. По мнению осужденного, оснований для признания его участником организованной группы не имеется. С учетом изложенного он просит о переквалификации содеянного им со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 8.12.03 года со смягчением назначенного ему наказания;

адвокат С.В.В. считает, что оснований для признания П.А.В. и Д.С.М. участниками организованной группы не имеется. Кроме того, в кассационной жалобе со ссылкой на оправдательный вердикт по ст. 209 УК РФ обращается внимание на неправильность квалификации разбоя, как совершенного в составе организованной группы. В жалобе обращается внимание на нарушение при квалификации содеянного положений ст. 10 УК РФ. Защита также считает, что суд не учел при назначении наказания П.А.В. в качестве смягчающего его наказание обстоятельства наличие у него малолетнего ребенка. С учетом изложенного защита просит об изменении приговора с переквалификацией содеянного П.А.В. на ч. 2 ст. 162 УК РФ со смягчением наказания до минимального предела санкции этого закона;

осужденный М.С.В., отрицая свою причастность к содеянному со ссылкой на алиби, в соответствии с которым он был на работе во время совершения инкриминированного ему деяния, с приговором не согласен полностью. При этом он ссылается на обстоятельства, связанные с оценкой доказательств. В этой связи осужденный считает, что председательствующий допустил к исследованию в порядке проверки его алиби недопустимые доказательства. Вместе с тем, М.С.В. обращает внимание на то, что в судебном заседании не исследовались показания Н.В.Г. от 18.09.03 г., Щ.В.В. от 22.09.03 г. и В.Ю.Н. от 29.09.03 г., а также подлинный бухгалтерский табель и видеозапись допроса П.А.Г. Осужденный также оспаривает обоснованность исчисления срока наказания. Материалы уголовного дела в отношении себя он считает сфабрикованными, а председательствующего судью тенденциозным. С учетом изложенного он просит об отмене приговора с прекращением дела за его непричастностью к преступлениям;

В кассационном представлении государственный обвинитель со ссылкой на нарушение уголовно-процессуального закона при принятии вердикта, на необоснованность признания недопустимыми доказательствами протокола обыска (т. 5, л.д. 70-71), входе которого в гараже сожительницы П.А.В. обнаружена гильза калибра 5,6 мм; заключения криминалистической экспертизы этой гильзы (т. 4, л.д. 82-83), протокола опознания П.А.В. (т. 1, л.д. 40-43), протокола обыска в квартире сожительницы П.А.В. (т. 1, л.д. 259-269), в ходе которого изъяты патроны калибра 9 мм, заключение криминалистической экспертизы по ним, просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Государственный обвинитель также считает, что приговор постановлен на противоречивом вердикте. При этом противоречия, как указано в кассационном представлении содержатся в ответах на вопросы NN 1, 2, 5, 36, 39;

потерпевшая В.Г.А. также просит об отмене приговора в отношении Д.С.М. и П.А.В. по мотивам необъективности и несправедливости его с направлением дела на новое судебное разбирательство. По мнению потерпевшей, председательствующим судьей необоснованно исключены из числа допустимых доказательств документы по прослушиванию телефонов Д.С.М. и П.А.В., протокол опознания Д.С.М.; не все доказательства вины Д.С.М. и П.А.В. в убийстве ее мужа представлены присяжным заседателям;

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоба, судебная коллегия считает необходимым приговор отменить с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 340 УПК РФ председательствующий судья в напутственном слове напоминает об исследованных в суде доказательствах, как уличающих, так и оправдывающих подсудимого, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них. Согласно ст. 74, 76-81, 84 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В частности, показания обвиняемого, свидетелей это сведения, сообщенные ими на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требованиями ст.ст. 173-174, 187-190, 275, 187-191, 278 УПК РФ; заключение эксперта это представленные в письменном виде исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертами.

При произнесении напутственного слова председательствующий судья не напомнил присяжным заседателям доказательства в указанном смысле, а ограничился ссылкой на источники этих доказательств и перечислением протоколов следственных действий, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 345 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей должен быть ясным и не противоречивым. Найдя вердикт неясным и противоречивым, председательствующий судья указывает на его неясность и противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вердикт. Требования названного уголовно-процессуального закона по данному уголовному делу не выполнены.

В частности, согласно ответу на вопрос NN 1 присяжные заседатели пришли к выводу о том, что в 2000 году в г. Новосибирске была образована группа людей, которая объединилась для совершения нападений на граждан, имеющих при себе крупные денежные средства, действовавшая до 10 июня 2003 года. Для вооружения были приобретены пистолет конструкции Марголина N 7201 с прибором для снижения звука выстрела с патронами и пистолет марки ИЖ-71 серии ВАР N 8767, снаряженный обоймой с 8-ю патронами. Для нападений собирались сведения о гражданах, имеющих при себе крупные денежные средства, разрабатывались планы нападений на этих граждан, в том числе и с использованием автотранспорта и лиц, не входящих в данную группу, распределялись роли каждого из участников нападений, использовались перчатки и сменная одежда, чтобы не оставлять отпечатков пальцев рук и исключить их опознание потерпевшими и возможными свидетелями.

Отвечая на вопросы NN 12, 19, 36 присяжные заседатели пришли к выводу о том, что перечисленные в вопросе N 1 действия, в том числе разработку планов нападений, распределение ролей, участие в нападениях с руководящей ролью в них, приобретение в целях вооружения группы указанного выше оружия, совершал Д.С.М. Вместе с тем, при ответе на вопрос N 2 о причастности Д.С.М. к совершению указанных действий коллегия присяжных заседателей пришла к выводу о не доказанности обвинения в этой части.

Аналогичные противоречия содержатся в вердикте в отношении Д.С.М. при ответе на вопросы в отношении П.А.В., М.С.В., П.А.Г. при ответах на вопросы NN 5, 15, 22, 25, 39, 42.

Согласно ответам на вопросы NN 18, 19, 36 Д.С.М. завладел служебным пистолетом марки ИЖ-71 серии ВАР N 8767 при нападении на потерпевшего Ш.М.Н. 23 сентября 2002 года. Отвечая на вопрос N 35 о доказанности обстоятельств вооружения группы, в том числе и касающихся времени приобретения оружия, присяжные заседатели признали доказанным все эти обстоятельства за исключением даты приобретения. Единственной датой приобретения огнестрельного оружия в этом вопросе была указана - 23.09.02 года.

При наличии указанных противоречий вердикта председательствующий судья в нарушение ч. 2 ст. 345 УПК РФ не указал на это присяжным заседателям и не предложил им устранить их в совещательной комнате (т. 7, л.д. 349-351).

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя и потерпевшей В.Т.В. о необоснованности исключения из числа допустимых доказательств текстов записей телефонных переговоров в т. 2, л.д. 5, 31-32. С учетом положений ч. 4 ст. 235 УПК РФ о том, что бремя опровержения доводов защиты о получении конкретного доказательства с нарушением требований уголовно-процессуального закона лежит на государственном обвинителе, а также с учетом имевшихся в этой части материалов уголовного дела к моменту разрешения ходатайства защиты при отсутствии ходатайства государственного обвинителя о приобщении к уголовному делу материалов, соответствующих требованиям Закона об оперативно-розыскной деятельности, подтверждающих законность и достоверность записей телефонных переговоров, суд принял мотивированное решение по этому поводу.

При новом судебном рассмотрении данного уголовного дела необходимо устранить перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона и в случае необходимости в соответствии с ч. 7 ст. 235 УПК РФ разрешить ходатайства, связанные с допустимостью доказательств, в том числе и оспариваемых в кассационных жалобах.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 9 сентября 2004 года в отношении Д.С.М., П.А.В., М.С.В. и П.А.Г. по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство в ином составе судей.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 г. N 67-О04-94СП


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение