Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 41-Д06-36 Приговор в отношении осужденных за мошенничество и подделку официальных документов подлежит изменению, поскольку при назначении наказания суд не учел изменения, внесенные в УК РФ, предусматривающие ответственность за мошенничество в крупном размере, в связи с чем в силу положений УК РФ об обратной силе уголовного закона, смягчающего наказание, действия одного из осужденных подлежат переквалификации на статью нового уголовного закона

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 41-Д06-36


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 7 июня 2006 г. надзорную жалобу осужденного К.А.С. на приговор Новочеркасского городского суда Ростовской области от 9 сентября 2003 года, которым

К.А.С., родившийся 1 мая 1945 года в г. Ростове-на-Дону, несудимый,

осужден по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 2 ст. 327 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 20 апреля 2004 года приговор изменен: действия К.А.С. с ч. 2 ст. 327 УК РФ переквалифицированы на ч. 1 ст. 237 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), по которой назначен 1 год 6 месяцев лишения свободы, а по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) и ч. 1 ст. 327 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), 6 лет лишения свободы; исключено дополнительное наказание - конфискация имущества.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "часть 1 статьи 237 УК РФ" следует читать "часть 1 статьи 327 УК РФ"


Постановлением президиума Ростовского областного суда от 4 ноября 2004 года ранее состоявшиеся судебные решения изменены: действия К.А.С. по каждому эпизоду мошенничества в отношении С.В.А., Р.Т.В., Т.Р.Н., Т.Л.П., П.Т.Д., П.Н.К., П.Н.К., Ф.И.В., З.Н.Г., К.А.Б., Ж.А.В., Г.И.А., Ж.Т.В., Г.Ю.Н., Д.М.А. с п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) переквалифицированы на ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) и за каждое преступление назначено 4 года 10 месяцев лишения свободы; его же действия по каждому из эпизодов мошенничества в отношении М.А.И., Е.Л.К., Е.Д.Н., Е.И.И., А.Е.И., П.В.И. с п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) переквалифицированы на ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) и за каждое преступление назначено 5 лет 10 месяцев лишения свободы; его же действия по эпизодам подделки официальных документов при совершении мошенничества в отношении С.В.А., Р.Т.В., Т.Р.Н., Т.Л.П., П.Т.Д., П.Н.К., П.Н.А., Ф.И.В., З.Н.Г., К.А.Б., Ж.А.В., Г.И.А., Ж.Т.В., Г.Ю.Н., П.В.И. с ч. 1 ст. 327 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) переквалифицированы на ч. 1 ст. 327 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), по каждому из которых назначен 1 год 4 месяца лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 5 лет 11 месяцев лишения свободы. В остальном приговор и кассационное определение в отношении К.А.С. оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи К.В.В., мнение прокурора Г.А.В. об отмене постановления президиума и изменении кассационного определения, судебная коллегия установила:

по приговору суда К.А.С. осужден за мошенничество, а также за подделку официальных документов, совершенные при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В надзорной жалобе К.А.С. утверждает о необоснованном его осуждении, при этом указывает, что его действия не содержат состав преступления, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, о рассмотрении которого в суде надзорной инстанции он не был извещен, чем нарушено его право на защиту, кроме того, президиум областного суда по результатам рассмотрения дела ухудшил его положение, назначив за каждый эпизод мошенничества по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) 5 лет 10 месяцев лишения свободы, тогда как по приговору ему было назначено по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) только 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

Проверив по материалам дела доводы надзорной жалобы осужденного К.А.С., а также доводы постановления судьи Верховного Суда РФ о возбуждении надзорного производства, судебная коллегия находит постановление президиума Ростовского областного суда по делу К.А.С. подлежащим отмене, а приговор и кассационное определение подлежащим изменению.

В надзорной жалобе осужденного К.А.С. обоснованно обращено внимание на то, что его дело в президиуме Ростовского областного суда рассмотрено с нарушением его процессуальных прав, причем нарушения являются существенными.

Согласно утверждению К.А.С., он получил постановление президиума областного суда в отношении его и постановление судьи областного суда о возбуждении надзорного производства по надзорному представлению одновременно, в феврале 2005 года.

О дне рассмотрения дела он извещен не был и был лишен возможности возражать по доводам надзорного представления.

Эти обстоятельства материалами дела не опровергнуты, что позволяет судить о нарушении судом надзорной инстанции права К.А.С. на защиту.

Кроме того при рассмотрении дела президиум областного суда допустил нарушение уголовного закона.

Статьей 17 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) действовавшей на момент совершения преступления, совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Однако президиум областного суда в нарушение положений этого уголовного закона квалифицировал действия К.А.С. по каждому из эпизодов мошенничества, а также и подделки им официальных документов, которые были совершены до введения в действие Федерального закона от 8 декабря 2003 года, самостоятельно, как это предусмотрено ст. 17 УК РФ в новой ее редакции. Это повлекло ухудшение положения осужденного К.А.С.а.

Кроме того, переквалифицировав действия К.А.С. по каждому из эпизодов мошенничества в отношении М.А.И., Е.Л.К., Е.Д.Н., Е.Н.И., А.Е.И., П.В.И. на ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), президиум за каждое преступление назначил ему 5 лет 10 месяцев лишения свободы, тогда как по приговору суда ему было назначено за все преступления, предусмотренные п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

В результате, как правильно отмечается в надзорной жалобе, суд надзорной инстанции назначил К.А.С. более строгое наказание, чего делать был не вправе.

С учетом допущенных нарушений уголовно-процессуального закона и уголовного закона постановление президиума областного суда не может быть признано законным и подлежит отмене.

При рассмотрении дела судом кассационной инстанции не учтено, что вступил в силу Федеральный закон от 8 декабря 2003 года, которым изменена санкция ч. 3 ст. 159 УК РФ, предусматривающей ответственность за мошенничество в крупном размере.

Санкция статьи 159 ч. 3 УК РФ в редакции Закона от 8 декабря 2003 года является более мягкой, а поэтому в силу положений ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, смягчающего наказание, действия К.А.С. подлежат переквалификации на новый уголовный закон.

Решение суда кассационной инстанции о переквалификации действий К.А.С. со ст. 327 ч. 2 УК РФ на ст. 327 ч. 1 УК РФ в редакции Закона от 13 июня 1996 года является правильным.

Относительно доводов К.А.С. о невиновности в преступлениях следует признать, что эти доводы не основаны на материалах уголовного дела.

То обстоятельство, что К.А.С. был сотрудником фирмы РНИК и от имени фирмы заключал договоры с потерпевшими, не исключает уголовную ответственность за мошенничество, поскольку потерпевшие вводились в заблуждение относительно истинных целей осужденных по делу лиц, в том числе и К.А.С.

По делу установлено, что заключая договоры, для того, чтобы ввести потерпевших в заблуждение, К.А.С. завышал стоимость акций, по сравнению с их стоимостью на бирже. Лично К.А.С. было заключено не менее 10 договоров с потерпевшим.

Обстоятельства подделки доверенностей на продажу акций от имени потерпевшей, продажу акций, а также то, что вырученные от продажи деньги передавались Ш., К.А.С. не отрицал.

Таким образом, для отмены приговора, о чем просит К.А.С., оснований нет.

Руководствуясь ст.ст. 408, 409 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление президиума Ростовского областного суда от 4 ноября 2004 года в отношении К.А.С. отменить.

Приговор Новочеркасского городского суда Ростовской области от 9 сентября 2003 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 20 апреля 2004 года в отношении К.А.С. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ в редакции Закона от 13 июня 1996 года на ст. 159 ч. 3 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года, по которой назначить наказание в виде двух лет шести месяцев лишения свободы.

По ст. 327 ч. 1 УК РФ приговор с учетом изменения, внесенного кассационным определением, оставить без изменения.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений К.А.С. к отбыванию определить три года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 июня 2006 г. N 41-Д06-36


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение