Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 мая 2006 г. N 11-О06-30 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве группой лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 мая 2006 г. N 11-О06-30


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 31 мая 2006 года кассационные жалобы осужденных Х., Г., а также адвокатов п. и С. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 26 января 2006 года, по которому

Г., родившийся 3 марта 1982 года в городе Казани, неработавший, судимый:

15.12.1998 г. по ст.ст. 213 ч. 3, 111 ч. 2 п. "д" УК РФ по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ на 4 года 1 месяц лишения свободы в воспитательной колонии;

25.04.2002 г. по ст. 213 ч. 2 п. "в" УК РФ с применением правил ст.ст. 70, 79 ч. 7 п. "в" УК РФ на 4 года лишения свободы.

Постановлением судьи от 9 декабря 2004 года эти приговоры приведены в соответствие с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года:

по приговору от 15 декабря 1998 года его действия переквалифицированы на ст. 213 ч. 1 УК РФ, по которой назначено 4 года лишения свободы, и на ст. 213 ч. 1 УК РФ, по которой назначено 3 года лишения свободы. В части осуждения по ст. 111 ч. 2 п. "д" УК РФ приговор оставлен без изменения. По совокупности преступлений окончательно назначено 4 года 1 месяц лишения свободы в воспитательной колонии;

по приговору от 25.04.2002 года действия Г. переквалифицированы со ст. 213 ч. 2 п. "в" УК РФ на ст. 116 ч. 2 УК РФ, по которой назначено 2 года лишения свободы, а на основании ст. 70 УК РФ - 2 года 2 месяца лишения свободы, освобожденный 12.01.2005 г. по отбытии наказания;

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, и" УК РФ на 18 лет лишения свободы;

по ст. 167 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 19 (девятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Х., родившийся 7 мая 1987 года в г. Казани, неработавший, судимый 30.09.2003 г. по ст. 162 п. "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы в воспитательной колонии, освобожденный 7 июня 2005 года условно-досрочно на 10 месяцев 15 дней,

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду "ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ"


осужден:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, и" УК РФ на 16 лет лишения свободы; по ст. 161 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - на 17 лет лишения свободы.

В соответствии со ст.ст. 79 ч. 7, 70 УК РФ к этому наказанию постановлено частично присоединить неотбытое наказание по приговору от 30.09.2003 года, и окончательно ему назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Разрешена судьба вещественных доказательств и гражданские иски потерпевших.

Заслушав доклад судьи Л., объяснения осужденных Г. и Х. по доводам их жалоб, объяснения адвокатов С. и Р. в защиту интересов осужденных Г. и Х., мнение прокурора Т., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Г. и Х. признаны виновными в убийстве Д. группой лиц по предварительному сговору, из хулиганских побуждений.

Х. признан в совершении грабежа, то есть открытом хищении чужого имущества (в части хищения кроссовок на сумму 1500 рублей).

Г. признан виновным в умышленном повреждении чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему (на сумму 3500 рублей),

Преступления совершены 4 сентября 2005 года в г. Казани. В судебном заседании Х. и Г. виновными себя признали частично.

в кассационных жалобах (основной и дополнительных) просят:

адвокат С., в защиту осужденного Х.,- переквалифицировать действия Х. со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, и" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ и смягчить ему наказание; по ст. 161 ч. 1 УК РФ адвокат просит дело производством прекратить. Адвокат указывает о том, что на предварительном следствии и в судебном заседании Х. признавал факт нанесения потерпевшему Д. ударов деревянной битой, но говорил, что при этом не имел умысла на лишение его жизни, и действовал лишь с той целью, чтобы защитить своего друга Г. от действий Д., который ударил  Г. битой в пах. Далее адвокат указывает, что по делу не доказано наличие предварительного сговора между Х. и Г. на лишение жизни потерпевшего. Относительно осуждения Х. по ст. 161 ч. 1 УК РФ адвокат указывает, что не доказано наличие у Х. корыстного мотива; что в деле нет объективных доказательств, подтверждающих совершение Х. этого преступления. Адвокат также указывает о том, что назначенное Х. наказание слишком сурово;

осужденный Х. - о том же по тем же доводам. Кроме того, он указывает о том, что на предварительном следствии к нему и Г. применялось незаконное воздействие; что суд назначил ему слишком суровое наказание. Считает, что суд прошел с обвинительным уклоном;

адвокат П., в защиту осужденного Г. - об отмене приговора в части осуждения Г. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, и" УК РФ и прекращении дела в этой части производством за непричастностью Г. к совершению этого преступления, а действия Г. на начальной стадии избиения потерпевшего адвокат просит переквалифицировать на ч. 2 ст. 116 УК РФ. Автор жалобы указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

По мнению адвоката доказательства, на которые суд сослался в приговоре, не доказывают наличие предварительного сговора между Г. и Х. на лишение жизни Д. и причастность Г. к убийству Д. Как указывает адвокат, из показаний свидетеля К. на предварительном следствии, на которые суд сослался в приговоре, можно сделать вывод о наличии в действиях Г. только состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 116 УК РФ. Показания свидетелей С., Ф., З., по мнению адвоката, являются предположением и юридически предвзяты. Показаниям свидетелей К. и П., как считает адвокат, суд дал неправильную оценку в приговоре. Далее адвокат указывает, что факт наличия телесных повреждений у Г., в том, числе, в области половых органов, подтверждает правовую позицию защиты, изложенную выше, а заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Д. не опровергает ее.

Адвокат считает, что суд неправильно сослался в приговоре на непоследовательность показаний осужденных. Указывает адвокат и на суровость наказания, назначенного Г. осужденный Г. - о том же по тем же доводам. Кроме того, он указывает на нарушение органами следствия и судом требований уголовно-процессуального закона. Указывает, что на предварительном следствии несовершеннолетний свидетель К. была допрошена с нарушением закона; что на предварительном следствии соответствующие органы оказывали на нее незаконное воздействие. Ссылается на то, инициатором конфликта явился сам потерпевший Д. Считает назначенное ему наказание несправедливым; считает, что нести уголовную ответственность при определенных условиях он может лишь по ст. 167 УК РФ, а также как пособник убийства Д. Настаивает на том, что потерпевшему никаких ударов не наносил. Считает, что суд рассмотрел дело предвзято.

Государственный обвинитель принес возражения на кассационные жалобы, в которых просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор суда обоснованным.

Вывод суда о виновности Г. и Х. в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина Г. и Х. в совершении преступлений, за которые они осуждены, подтверждается их собственными показаниями по обстоятельствам дела.

Так, Х. в судебном заседании признал, что нанес потерпевшему Д. 3-4 удара битой по голове.

Г. показал в судебном заседании, что Х. нанес потерпевшему Д. несколько ударов битой в область головы.

По заключению экспертов - медиков смерть потерпевшего Д. наступила от открытой черепно-мозговой травмы. На голове имеется не менее 10 точек приложения, которые причинены в короткий промежуток времени.

По заключению медико-криминалистической экспертизы в краях ран обнаружены микрочастицы, похожие на фрагменты древесины, что позволяет высказаться о том, что в состав контактирующей поверхности тупого твердого предмета входила древесина.

Телесные повреждения в виде ссадин на правом плече, на правом предплечье, в поясничной области, на левом коленном суставе, на левой голени потерпевшего Д. образовались от воздействия тупого твердого предмета (ов).

Эти выводы экспертов не вызвали сомнений у суда.

Свидетель К. на предварительном следствии на допросе от 5 сентября 2005 года показала, что в день случившегося она наблюдала, как Г. и Х., с которыми она гуляла на улице, подошли к автомашине красного цвета, и что-то спросили у парня, который сидел за рулем. Этот парень вышел из машины, при этом в руках он держал деревянную биту. Они втроем стали разговаривать. Через несколько минут незнакомый парень поднял руку, в которой находилась бита, но в этот момент Г. нанес удар парню кулаком по лицу. Парень тоже ударил Г. кулаком по лицу, и в этот момент Г. и Х. вдвоем нанесли парню множественные удары по лицу и телу. Когда парень перестал сопротивляться, Х. снял с него кроссовки, а Г. бейсбольной битой стал бить автомашину потерпевшего по стеклам.

Как уточняла свидетель К., саму драку она не видела, так как сильно испугалась (т. 1 л.д. 117-120).

Эти показания свидетеля К. оглашались судом и обоснованно положены в основу приговора, поскольку объективно подтверждаются другими материалами дела.

Доводы осужденных и адвокатов о том, что эти показания К. на предварительном следствии получены с нарушением уголовно-процессуального закона, тщательно проверялись судом и мотивированно отвергнуты в приговоре.

По этим же основаниям судебная коллегия находит несостоятельными соответствующие доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов.

Приведенные показания свидетеля К. опровергают доводы кассационной жалобы осужденного Г. о том, что инициатором конфликта был потерпевший, а сам Г. не наносил ударов потерпевшему.

Свидетель С. на предварительном следствии и в судебном заседании показала, что она хорошо знала Г. и Х., и в день случившегося увидела их на улице с палкой в руках. Через некоторое время дочь обратила ее внимание на то, что Г. и Х. стоят возле автомашины и на повышенных тонах разговаривают с незнакомым молодым парнем. Недалеко от них стояла девушка. Вскоре она, С., услышала нецензурную брань Г. и Х., и тут же удары - "шлепки". Она четко слышала, как Х. кричал: "Бей. Бей его, и вообще УБЕЙ". Эти слова произносились одновременно со "шлепками". Сами удары в этот момент она не видела, а затем уже увидела, как Г. с битой в руке стал разбивать автомашину ВАЗ. Выйдя на улицу, она увидела молодого парня, который хрипел.

Свидетель З. дала аналогичные показания по обстоятельствам дела, пояснив, что в момент нанесения глухих ударов на улице, похожих на "шлепки", она ясно слышала, как Х. кричал: "Д. (Г.), давай бей сильней, ты слишком слабо бьешь, и вообще убей его". Ударов она слышала несколько.

Свидетель Ф. показала, что в ночь на 4 сентября 2005 года в руках у Х. и Г. она видела предмет, похожий на палку.

Из показаний этих свидетелей усматривается, что "шлепки", то есть звуки ударов доносились возле палисадника, на некотором расстоянии от автомашины потерпевшего, то есть он пытался освободиться от напавших на него, но не смог этого сделать.

Показания названных свидетелей суд обоснованно признал достоверными, поскольку они согласуются между собой и объективно подтверждаются другими доказательствами, которые в своей совокупности свидетельствуют о том, что смерть Д. наступила от совместных согласованных действий Г. и Х., которые действовали по предварительному сговору между собой.

О наличии у Г. и Х. умысла на лишение жизни потерпевшего Д. свидетельствуют конкретные обстоятельства дела, в частности, нанесение ими множественных ударов потерпевшему, в том числе, деревянной битой в область расположения жизненно важного органа - голову, а также последующее поведение осужденных, указанное в приговоре.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Все возможные версии проверены и получили оценку в приговоре.

Все - без исключения доводы, изложенные в жалобах адвокатов и осужденных, были предметом обсуждения в ходе судебного заседания и получили оценку в приговоре.

Относительно наличия телесных повреждений у Г., на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, судебная коллегия считает, что суд правильно установил и указал в приговоре, что они образовались в тот период времени, когда потерпевший оказывал сопротивление до получения удара битой по голове.

Все свидетели, показания которых имеют существенное значение для дела, допрошены.

Показаниям свидетелей К. и П., а также показаниям обоих осужденных по обстоятельствам дела суд в приговоре дал оценку,  которую судебная коллегия находит правильной.

Мотив и цели преступлений доказаны и изложены в приговоре.

Приведенные выше доказательства опровергают доводы кассационных жалоб адвоката Попова и осужденного Г. о том, что Г. непричастен к убийству Д.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Г. и Х. дана правильная юридическая оценка.

С учетом изложенного выше судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб адвоката С. и осужденного Х. о переквалификации действий Х. со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, и" УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ, а также доводы жалобы осужденного Г. и его адвоката о том, что Г. может отвечать лишь как соучастник убийства Д.

Правильность осуждения Г. по ст. 167 ч. 1 УК РФ по существу не оспаривается в жалобах.

Действия Х. правильно квалифицированы и по ст. 161 ч. 1 УК РФ, поскольку он открыто завладел имуществом потерпевшего, которым распорядился по своему усмотрению.

Доводы адвоката С. и осужденного Х. о том, что он снял кроссовки с потерпевшего, чтобы тот не смог их догнать, обсуждались судом и мотивированно отвергнуты в приговоре.

При таких условиях судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб адвоката С. и осужденного Х. об отмене приговора в отношении Х. по ст. 161 ч. 1 УК РФ и прекращении дела в этой части производством.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено.

Наказание Г. и Х. назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному и данным о личности виновных.

Оснований для смягчения Г. и Х. наказания, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах осужденных и их адвокатов, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан  от 26 января 2006 года в отношении Г. и Х. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 мая 2006 г. N 11-О06-30


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.