Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 4-О06-43СП Оснований для отмены приговора, вынесенного на основании обвинительного вердикта присяжных заседателей, нет, поскольку утверждения осужденного о нарушениях процессуального порядка, вызвавших у присяжных предубеждение по отношению к нему, носят предположительный характер и не находят подтверждения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 4-О06-43СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 16 мая 2006 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Л. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 февраля 2006 года, которым

Л., родившийся 22 августа 1973 года в г. Видное Московской области, судимый: 1) 22 апреля 2002 года по ст. 162 ч. 2 п. "г" УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы, освобождавшийся по отбытии срока в июне 2002 года,

осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 4 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п.п. "б, в" УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 14 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 3 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 20 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи И., объяснения осужденного Л., просившего приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, возражения потерпевшего У. против удовлетворения кассационной жалобы осужденного и мнение прокурора К. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила: приговором суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Л. признан виновным в краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, в умышленном убийстве, сопряженном с разбоем и в незаконном приобретении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 11 и 23 декабря 2002 года в г. Видное, в д. Расторгуево и в д. Яковлево Московской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Л. утверждает, что государственный обвинитель и потерпевший У. намеренно довели до присяжных заседателей сведения, отрицательно характеризующие его, чем вызвали у них предубеждение против него, повлекшее вынесение обвинительного вердикта. Осужденный также полагает, что при вынесении вердикта была нарушена тайна совещательной комнаты - у присяжных заседателей не были отобраны мобильные телефоны. Кроме того, один из присяжных заседателей был хорошо знаком с потерпевшим У., так как после объявления об окончании участия присяжных заседателей в рассмотрении дела этот присяжный заседатель продолжал посещать судебные заседания до постановления приговора и общался с потерпевшим У.

Считая, что приговор постановлен с нарушением норм уголовно-процессуального закона, и, утверждая, что он не причастен к совершению преступлений, в которых признан виновным, Л. просит приговор отменить и уголовное дело прекратить.

В "дополнениях к жалобе" Л., выступая по видео конференц-связи, заявил о неполноте исследования его психического состояния, сославшись на то, что в распоряжение экспертов не были представлены документы, указывающие на наличие у него хронического заболевания: в виде психического расстройства. Он считает, что не был обеспечен квалифицированной юридической помощью, адвокат в прениях фактически выступил на стороне обвинения. Угон автомобиля он не совершал, и с этим согласилась коллегия присяжных заседателей, исключив из вопросного листа указание о том, что за руль автомобиля сел он, в приговоре также указано, что в автомобиле с ним находилось неустановленное лицо. Этот эпизод, по мнению Л., подлежит исключению из приговора. Судом также неправильно применен уголовный закон, вместо признания его виновным в совершении разбоя с угрозой применения насилия он осужден за разбой, совершенный с применением насилия.

Кроме того, он считает, что в приговоре должны быть приведены доказательства его виновности в совершении преступлений. Суд также фактически не обосновал свои выводы о виновности его в незаконном приобретении и ношении огнестрельного оружия.

В возражениях прокурор просит оставить кассационную жалобу осужденного Л. без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Л. в совершении преступлений, основанном на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела.

Доводы кассационной жалобы осужденного о неполноте исследования его психического состояния, нельзя признать обоснованными.

Из заключения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы видно, что отсутствие в деле подлинников медицинских документов из психиатрических больниц, где Л. ранее находился на лечении, не помешало экспертам 24 октября 2005 года сделать выводы о его психическом состоянии.

Признав, что Л. каким-либо хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики Л. не страдает и не страдал в период инкриминируемых ему деяний, эксперты указали, что он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т. 3 л.д. 134 оборот).

Принимая во внимание это заключение, и, оценивая поведение Л. в судебном заседании, суд обоснованно пришел к выводу о вменяемости Л. и признал его виновным в совершении преступлений.

Кроме того, в судебном заседании сторона защиты не ходатайствовала о назначении и проведении дополнительной или повторной судебно-психиатрической экспертизы.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Доводы кассационной жалобы Л. о том, что в прениях его адвокат выступил на стороне обвинения, являются необоснованными, так как из протокола судебного заседания видно, что позиция защитника, который считал обвинение недоказанным, полностью соответствовала позиции осужденного.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что присяжные заседатели вынесли обвинительный вердикт, будучи предубежденными против него, являются необоснованными.

Из протокола судебного заседания видно, что потерпевший У. допустил в присутствии присяжных заседателей высказывание о том, что Л. "более опытный, не раз сидевший за воровство, за разбой" (т. 4 л.д. 147).

Однако председательствующий сделал замечание потерпевшему и сразу разъяснил, а в напутственном слове и напомнил присяжным заседателям, что при вынесении вердикта они не должны принимать во внимание это высказывание Н. (т. 4 л.д. 171).

Ни осужденный Л., ни его защитник не заявляли ходатайстве о роспуске коллегии присяжных заседателей по мотивам утраты ими объективности и беспристрастности.

Также вопреки утверждениям Л. в жалобе, государственный обвинитель, как это видно из протокола судебного заседания, не доводил до сведения присяжных заседателей какие-либо сведения, отрицательно характеризующие осужденного.

Доводы кассационной жалобы о нарушении тайны совещания присяжных заседателей носят характер предположения, поскольку никаких данных о том, что присяжные заседатели пользовались мобильными телефонами при нахождении в совещательной комнаты, не имеется.

Что касается утверждений осужденного в жалобе о знакомстве одного из присяжных заседателей с потерпевшим У., то они также представляются неубедительными.

Согласно ст. 346 ч. 3 УПК РФ присяжные заседатели после провозглашения вердикта вправе остаться до окончания рассмотрения уголовного дела в зале судебного заседания.

Заявлений о знакомстве присяжного заседателя, оставшегося в зале судебного заседания после провозглашения вердикта, с потерпевшим У., сторона защиты не заявляла.

При формировании коллегии присяжных заседателей эти обстоятельства выяснялись у кандидатов в присяжные заседатели и никто из них не заявлял, что знаком с потерпевшим У.

Правовая оценка действиям Л. дана судом правильная, при этом причинение потерпевшему У. тяжкого вреда здоровью свидетельствует о совершении Л. разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Поэтому суд не вышел за пределы предъявленного Л. обвинения, а не указание в приговоре на квалифицирующий признак - "с угрозой применения насилия", не может служить основанием для отмены приговора.

Вопреки утверждениям Л. в жалобе, коллегия присяжных заседателей признала его виновным в краже автомобиля и в незаконном приобретении и ношении огнестрельного оружия.

Так, отвечая на второй вопрос вопросного лица, присяжные заседатели признали доказанным, что Л. совместно с другим лицом сели в автомобиль А. и уехали на нем, причинив потерпевшему материальный ущерб на сумму 250 тысяч рублей, то есть они завладели автомобилем А. При этом не имеет значения, кто конкретно из них при похищении управлял автомобилем. Не указание в приговоре фамилии лица, с которым Л. совершил кражу автомобиля, не является основанием для исключения данного эпизода из обвинения Л., так как это лицо не только установлено, но и осуждено за это преступление приговором Московского областного суда от 13 января 2004 года.

С утверждениями осужденного в жалобе о том, что содержание приговора не соответствует требования закона, согласиться нельзя, так как согласно ст. 351 п. 2 УПК РФ приведение доказательств в приговоре, постановленном с участием присяжных заседателей, требуется лишь в части не вытекающей из вердикта.

Вердикт коллегии присяжных заседателей по настоящему делу не требовал приведение в приговоре каких-либо доказательств. Выводы суда о виновности Л. в незаконном приобретении и ношении огнестрельного оружия основаны на утвердительном ответе присяжных заседателей на вопрос N 9 вопросного листа, из которого следует, что Л. взял у другого лица пистолет т. и носил его при себе, использовав при совершении преступления в отношении У.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационной жалобы осужденного не имеется.

Наказание назначено с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 февраля 2006 года в отношении Л. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 мая 2006 г. N 4-О0643-СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение