Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 53-О06-1 Суд исключил из приговора за убийство квалифицирующий признак "из корыстных побуждений", поскольку судом установлено, что преступление совершено с целью скрыть другое преступление

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 53-О06-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 марта 2006 года кассационное представление государственного обвинителя А., кассационные жалобы осужденного А. и потерпевшего М. на приговор Красноярского краевого суда от 6 октября 2005 года, по которому

А., родившийся 19 июня 1980 года в г. Чаренцаванг Разданского района Республики Армения, судимый: 13 июля 1999 года по ст. 161 ч. 2 п. "а", 163 ч. 2 п.п."а, б, в", 163 ч. 2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

27 декабря 1999 года по ст. 159 ч. 2 п. "б" УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ назначено к отбытию 3 года 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, освобожден условно-досрочно на 1 год 5 месяцев 16 дней 16 ноября 2001 года.

Осужден к лишению свободы:

по ст. 33 ч. 3, 126 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ - на 7 лет;

по ст. 161 ч. 1 УК РФ - на 3 года;

по ст. 163 ч. 2 п. "в" УК РФ - на 3 года;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "з, к" УК РФ - на 13 лет

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М., родившийся 17 апреля 1983 года в г. Красноярске, несудимый -

осужден по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на 4 года в исправительной колонии строгого режима.

Я., родившийся 16 сентября 1982 года в г. Красноярске, несудимый -

осужден по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 4 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ш., родившийся 14 января 1980 года в г. Красноярске, несудимый-

оправдан по ст. 126 ч. 2 п.п."а, з" УК РФ за отсутствием в действиях состава преступления

С., родившийся 23 сентября 1979 года в г. Канске Красноярского края, несудимый -

оправдан по ст. 126 ч. 2 п.п. "а, з" УК РФ за отсутствием в действиях состава преступления.

Взыскана компенсация морального вреда в пользу потерпевшего М.

Заслушав доклад судьи Е., прокурора М., поддержавшую кассационное представление и возражавшую против доводов кассационной жалобы осужденного А., Судебная коллегия установила:

А. признан виновным в организации похищения М. группой лиц по предварительному сговору из корыстных побуждений, в открытом хищении чужого имущества, вымогательстве с применением насилия, убийстве М., сопряженном с вымогательством с целью сокрытия другого преступления.

М. и Я. признаны виновными в похищении М. группой лиц по предварительному сговору из корыстных побуждений.

Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах в г. Красноярске и его окрестностях в октябре 2004 года.

С. и Ш. оправданы по предъявленному обвинению в похищении М. группой лиц по предварительному сговору из корыстных побуждений за отсутствием в их действиях состава преступления. В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении С. и Ш. Государственный обвинитель считает, что вывод суда о неосведомленности оправданных о плане А. на похищение М. является необоснованным. Ссылается на то, что оправданные прибыли к дому потерпевшего в милицейской форме, хотя на тот момент не имели права ношения ее, полностью выполняли указания А. обманным путем вывести потерпевшего на улицу, считает, что к показаниям Ш. о неосведомленности о намерениях А. надо отнестись критически, считает доказанным то, что они осознавали противоправность своих действий, что свидетельствует об умысел на похищение.

В кассационной жалобе потерпевший М. просит об отмене оправдательного приговора в отношении С. и Ш. и отмене приговора в отношении М. и Я. за мягкостью назначенного наказания. Он считает, что вина С. и Ш. полностью доказана, действия всей группы были распределены для достижения конечной цели - похищения и убийства. Согласно разработанному плану С. и Ш. поднялись к квартире брата, чтобы вывести его из дома, однако, тот отказался и они задержали его, когда он сам вышел из дома и передали М. и Я., посадившим его в машину, после этого интересовались причитающимся им вознаграждением и получили его. Кроме того считает, что с учетом активных действий М. и Я. применение к ним ст. 64 УК РФ является необоснованным.

В кассационной жалобе осужденный А. выражает несогласие с приговором, считая, его чрезмерно суровым. Отрицает умысел на убийство М., отрицает вину в вымогательстве, не согласен с осуждением по ст. 161 ч. 1 УК РФ, т.к. ограбления не совершал,

Проверив материалы дела, обсудив приведенные в жалобах и представлении доводы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Доводы кассационного представления и жалобы потерпевшего о необоснованном оправдании С. и Ш. не основаны на материалах дела.

В соответствии со ст. 126 УК РФ по смыслу закона похищением человека является тайное, открытое или с помощью обмана изъятие и перемещение его с места постоянного или временного пребывания либо его удержание с лишением свободы вопреки его воле.

В действиях С. и Ш. отсутствуют признаки объективной стороны данного преступления.

Судом установлено, и это, по существу, не оспаривается в кассационном представлении, что они не совершали никаких действий, связанных с похищением потерпевшего. То, что они прибыли к дому потерпевшего в милицейской форме, которую не имели права носить, не дает оснований квалифицировать их действия как похищение человека. Судом установлено, что они лишь словесно остановили Мустафаева, после было совершено его похищение другими осужденными.

Доводы С. и Ш. о том, что они действовали согласно договоренности с А., чтобы помочь ему переговорить с должником, ничем не опровергнуты, как не опровергнуты их доводы о том, что они были осведомлены о похищении М. и это охватывалось их умыслом.

Ссылка на то, что они получили денежное вознаграждение за свои действия, не является основанием для вывода о том, что они участвовали именно в похищении потерпевшего.

Осужденный А. отрицал тот факт, что предлагал вышеуказанным лицам участвовать в похищении потерпевшего и настаивал на том, что лишь просил их вывести потерпевшего из квартиры для разговора о денежных проблемах, за что и выплатил денежное вознаграждение.

Сами С. и Ш. отрицали какую-либо осведомленность о похищении М.

Свидетель П., через которую А. познакомился с

Ш. также не давала показаний о том, что А. просил помочь подыскать людей для похищения потерпевшего.

Таким образом, оснований для вывода о том, что С. и Ш. принимали участие в похищении потерпевшего, или осознавали это, не имеется. В связи с изложенным судебная коллегия считает, что оснований для отмены оправдательного приговора в отношении С. и Ш. не имеется.

Доводы А. о необоснованности осуждения за вымогательство несостоятельны и опровергаются собранными по делу доказательствами, приведенными в приговоре.

Так, из его собственных показаний в судебном заседании следует, что он организовал похищение потерпевшего с целью вымогательства долговой расписки, привлек к этому других осужденных. По его указанию М. и Я. согласно договоренности заломили потерпевшему руки, насильно посадили в машину, удерживая его, выехали за город. В пути следования по его указанию на потерпевшего М. и Я. надели черный мешок и изъяли находившееся у него имущество: деньги, сотовый телефон и передали их ему. Приехав на место, М. и Я. по его распоряжению вывели потерпевшего из машины, связали руки скотчем и привязали к дереву, исключив возможность передвижения. Затем он сам взяв металлический прут и канистру бензина, подошел к М. и стал требовать передачи расписки, а в связи с отказом потерпевшего передать ее, облил его бензином и угрожал поджогом, наносил ему удары по лицу, продолжая требовать передачи долговой расписки. После чего принял решение лишить его жизни с целью сокрытия преступлений, нанес ему несколько ударов по голове металлическим прутом, убедившись, что потерпевший мертв, поджог облитую бензином одежду М. По дороге в Красноярск принял меры к сокрытию орудия преступления.

Данные обстоятельства подтвердили в судебном заседании М. и Я., подробно рассказавшие об обстоятельствах похищения М. и конкретной роли в этом А., С. и Ш. также подтвердили, что действиями всех руководил А., а М. и Я., взяв М. под руки, посадили его в машину.

Из показаний потерпевшего М. следует, что со слов брата он знает, что тот беспокоился о своей безопасности в связи с долговой распиской. 16 октября он узнал о том, что брат похищен, а затем был обнаружен его труп.

Из показаний свидетелей В. и Г. следует, что потерпевший опасался угроз, говорил о наблюдении за ним.

О действиях А., направленных на изъятие долговой расписки у М. свидетельствуют показания свидетелей П., Х., Ч., Д., Ч., К., подробно изложенные в приговоре.

При проверке показаний на месте происшествия А. подробно изложил обстоятельства похищения М. и свои конкретные действия, рассказал о механизме причинения потерпевшему телесных повреждений, что объективно подтверждено выводами судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, судом обоснованно установлено, что разработав план захвата М., А. предпринял конкретные действия, направленные на похищение потерпевшего, подыскал исполнителей похищения, транспортное средство для вывоза потерпевшего за город, что свидетельствует о том, что он организовал похищение М., совершил открытое похищение его имущества, при этом впоследствии распорядился изъятыми у потерпевшего денежными средствами, (передав часть денег в качестве оплаты за транспорт К.), затем совершил в отношении М. вымогательство с применением насилия и его убийство с целью сокрытия совершенных преступлений.

Как следует из описания преступного деяния в описательно-мотивировочной части приговора, А. совершил убийство "убедившись, что М. при любых обстоятельствах откажется выполнить предъявленные к нему требования и принял решение лишить М. жизни с целью сокрытия ранее совершенных преступлений". Таким образом с учетом установленных судом обстоятельств совершения преступления, судебная коллегия считает, что из приговора следует исключить осуждение А. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку убийство потерпевшего было совершено именно с целью сокрытия ранее совершенных преступлений.

Действия А. по ст.ст. 33 ч. 3, 126 ч. 2 п.п. "а, з", 163 ч. 2 п. "в" и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ квалифицированы правильно.

Наказание А. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности и всех обстоятельств дела, соразмерно содеянному. Исключение осуждения по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ не изменяет объема преступных действий А. и объема обвинения, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований для смягчения ему наказания.

Доводы потерпевшего о том, что назначенное Я. и М. наказание является чрезмерно мягким и к ним необоснованно применена ст. 64 УК РФ, нельзя признать убедительными.

При назначении им наказания суд принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, роль и степень участия каждого из них в совершении преступления, явку с повинной в отношении М., частичное признание ими вины и раскаяние в содеянном, характеризующие данные, согласно которым, ранее они несудимы, положительно характеризуются.

Перечисленные обстоятельства в их совокупности были обоснованно признаны судом исключительными, позволяющими назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией ст. 126 УК РФ, однако, в виде реального лишения свободы, которое не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 6 октября 2005 года в отношении А. изменить: исключить его осуждение по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальной части приговор в отношении А. и тот же приговор в отношении М. и Я., Ш. и С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного А., потерпевшего М. и кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 53-О06-1


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.