Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. N 58-О06-9 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, в умышленном причинении смерти, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. N 58-О06-9


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 6 апреля 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных С., Ш., адвоката Б., на приговор Хабаровского краевого суда от 17 ноября 2005 года, которым

С., 1 мая 1979 года рождения, уроженец г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 14 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 9 лет без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено С., наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ш., 16 ноября 1980 года рождения, уроженец пос. Чегдомын Верхнебуреинского района Хабаровского края, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 14 лет, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 9 лет без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Ш., наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ф., мнение прокурора К., полагавшей приговор в отношении С. изменить, исключить из приговора указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание

С. рецидив преступлений, в остальном приговор оставить без

изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору С. и Ш. признаны виновными в совершении совместно с другим неустановленным лицом разбойного нападения на К. и А., группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, С. также в умышленном причинении смерти К., сопряженном с разбоем, а Ш. в умышленном причинении смерти А., сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 10 мая 2005 года, в г. Комсомольске-на-Амуре, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.

В судебном заседании С. виновным себя признал, Ш. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах осужденный С. и адвокат Б., утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы С. о том, что преступления в отношении К. и А. совершены им одним, без участия Ш., ссылаются на оговор Ш. на предварительном следствии С., считают, что показаниям Ш. на предварительном следствии нельзя доверять, утверждают, что протокол Ш. не подписан. Считают, что материалами дела не подтверждены выводы суда о нанесении им потерпевшей ударов табуретом и вазой. Считают, что судом необоснованно в качестве отягчающего наказание С. обстоятельства признан рецидив преступлений. Просят квалифицировать действия С. по ст. 105 ч. 2 п. "а", 158 ч. 1 УК РФ, смягчить наказание.

В кассационной жалобе осужденный Ш., отрицает свою причастность к преступлениям, за которые осужден. Ссылается на оговор осужденными друг друга на предварительном следствии для того, "чтобы запутать следствие". Наличие следов его пальцев рук на осколках, объясняет тем, что передвинул на столе вазу во время распития спиртных напитков. Считает, что его вина не доказана, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы, государственный обвинитель Т., потерпевшая К., просят приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных С. и Ш. в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденных С. и Ш. в ими содеянном, подтверждается их собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.

Судом, в соответствии с требованиями закона в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям С. и Ш., приведены мотивы признания одних их показаний правдивыми, других не правдивыми.

Из материалов дела также усматривается, что допрос указанных лиц на предварительном следствии производился в установленном законом порядке, в том числе с соблюдением их права на защиту.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда об отсутствии у С. и Ш. оснований к самооговору и оговору друг друга, в показаниях, признанных судом правдивыми.

Из показаний свидетеля К. усматривается, что 10 мая 2005 года к ним домой пришла подруга его жены - Ш. и о чем-то разговаривала с его женой. После ухода Ш., жена рассказала ему, что со слов Ш. узнала, что ее муж - Ш., а также С. ночью убили двоих людей, путем нанесения множества ножевых ранений. Из квартиры убитых взяли телевизор и принесли в дом матери С. В доме Т. Ш. и С. смыли кровь с рук, заставили выбросить нож и перчатки.

Свидетель Г. дала аналогичные показания, уточнив при этом, что со слов Ш. ей стало известно, что С. и Ш., когда пришли в дом Т. "оба были все в крови".

Согласно показаний свидетеля Т. на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с согласия сторон, усматривается, что после 9 мая 2005 года к нему в дом пришли С. и Ш. и рассказали, что убили двоих людей, забрали из их квартиры телевизор.

Из показаний свидетеля Ш. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании с соблюдением соответствующей процедуры, следует, что С. и ее муж Ш. придя в дом Т., дополняя друг друга, рассказали ей о том, что они оба убили двоих людей - мужчину и женщину. Позже Ш. стал говорить ей, что не убивал мужчину, и что обоих потерпевших убил С. Принесенный С. и Ш. пакет с "окровавленными" ножом, варежками и перчатками куда-то выбросил Т. В доме С. она видела телевизор. С. требовал, чтобы мать продала этот телевизор.

Из показаний свидетеля С. на предварительном следствии, оглашенных судом в порядке, установленном законом, усматривается, что рано утром 10 мая 2005 года ее сын С. и Ш. принесли к ней в дом телевизор, при этом сын сказал: "Мама, мы, по-моему, убили двоих людей".

Свидетель Л. пояснила, что со слов Ш. ей стало известно о том, что Ш. и С. убили двоих людей.

В подтверждение вины осужденных суд также правильно сослался в приговоре на данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства. В том числе данные о том, что на куртке С. и куртке Ш. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшего А., что на туфлях Ш. обнаружена кровь человека, групповая принадлежность которой не определена из-за малого количества исследуемого материала, о том, что четыре следа пальцев рук, изъятых с фрагмента глиняного изделия в ходе осмотра места происшествия, оставлены средним, безымянным пальцами и мизинцем правой руки Ш.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые С. и Ш. в свою защиту, в том числе, о непричастности Ш. к причинению смерти А., а также к разбойному нападению на К. и А., об оговоре С. и Ш. друг друга в ходе предварительного следствия, об отсутствии предварительной договоренности между осужденными и неустановленным лицом на хищение имущества потерпевших, о том, что потерпевшим не наносилось осужденными ударов вазой и табуретом, о совершении С. кражи телевизора из квартиры потерпевших после их убийства, о непричастности осужденных к хищению принадлежавших К. шубы и дубленки и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.

Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными, доводов осужденных. Указанные выводы суда основаны на материалах дела и поэтому признаются судебной коллегией правильными.

По изложенным основаниям судебной коллегией признаются несостоятельными аналогичные доводы кассационных жалоб.

В том числе доводы жалоб о непричастности Ш. к совершению разбойного нападения на потерпевших, отсутствии на это предварительной договоренности между осужденными, о непричастности Ш. к убийству А., опровергаются показаниями самих осужденных на предварительном следствии, в части признанной судом правдивыми. Из показаний С. на предварительном следствии усматривается, что он, Ш. и девушка по имени А. договорились между собой о совершении хищения из квартиры потерпевших. Во время хищения вещей, К. обнаружила их действия, С. нанес удары ножом К., передал нож Ш. и тот нанес ножом удары А. Девушка по имени А. забрала из квартиры дубленку и шубу, а он и Ш. вынесли из квартиры телевизор. Приведенные показания С. подтвердил на очной ставке с Ш. Ш. на предварительном следствии пояснял, что С в ходе распития спиртных напитков в квартире потерпевших, обращал внимание, на телевизор, что С и девушка по имени А. достали из шкафа шубу и дубленку. Когда С. хотел забрать телевизор, К. приподняла голову, и С. ударил ее стеклянной вазой по голове, табуреткой, после чего взял со стола нож и нанес ножом потерпевшей удары. Ш. также пояснил, что телевизор из квартиры вынес он, вместе с С. принесли телевизор в квартиру матери С., которой С. "все рассказал". О происшедшем они рассказали также Т. и Ш., И., его жене.

Из показаний свидетелей С., Ш., Т, являющихся родственниками осужденных, усматривается, что С. и Ш., сразу после происшедшего рассказали им об участии каждого из них в убийстве потерпевших.

То обстоятельство, что еще до возбуждения уголовного дела, вне судебно-следственной ситуации, сразу после происшедшего С. и Ш. близким для них людям рассказали о совершении ими обоими преступлений, подтверждает правильность выводов суда о виновности С. и Ш. в разбойном нападении на потерпевших и убийстве С. К., а Ш. А.

Ссылки в жалобах на то, что протокол допроса Ш. на предварительном следствии ею не подписан, опровергается материалами дела, из которых усматривается, что допрос Ш. произведен в порядке, установленном законом, ей разъяснялись все предусмотренные законом права, в том числе право не свидетельствовать против близкого родственника и то, что ее показания могут быть использованы в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу. Протокол допроса Ш. ею прочитан и подписан.

Правдивость показаний Ш. о том, что со слов обоих осужденных, которые дополняя друг друга рассказали об участии каждого из них в убийстве потерпевших, подтверждается также и тем, что Ш. сумев выйти из дома Т., в котором находились С. и Ш., сразу рассказала об услышанном своей близкой подруге Г., а в дальнейшем и Л. после задержания в ее доме С. и Ш.

То обстоятельство, что Ш., позже, в отсутствие С. говорил своей жене Ш., что он не совершал убийство А., судом обоснованно отнесено к подготовке им позиции защиты, а также к желанию приуменьшить свою роль в совершении преступлений перед лицом близкого человека.

Показаниям Ш. в указанной части судом также дана правильная оценка.

Картина происшествия, зафиксированная в протоколе осмотра места происшествия, в том числе нахождение рядом с телами потерпевших осколков стекла, обломков табурета, обнаружение также в комнате фрагментов глиняного изделия, данные об изъятии указанных предметов, а также следов пальцев рук, обнаруженных на фрагменте глиняного изделия, опровергают доводы осужденных о том, что ими не наносилось ударов потерпевшим вазой и табуретом.

В том числе из показаний Ш. на предварительном следствии усматривается, что табурет во время распития спиртных напитков в квартире потерпевших был цел, и он - Ш. на нем сидел.

Согласно выводов дополнительной судебно-медицинской экспертизы обнаруженные на трупах К. и А. колото-резаные ранения могли быть причинены одним орудием - ножом. Кровоподтеки, обнаруженные на трупах потерпевших А. и К. могли быть причинены от ударно-травматических воздействий, табурета, вазы, графина.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных С. и Ш. преступлений, прийти к правильному выводу о их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

При назначении С. и Ш. наказания, судом, в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающее наказание С. обстоятельство, к которому суд обоснованно отнес активное способствование раскрытию группового преступления, раскаяние в содеянном.

Наказание Ш. назначено в соответствии с требованиями закона, в том числе требованиями справедливости, оснований к его смягчению судебной коллегией не усматривается.

В то же время подлежит исключению из приговора указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание С. - рецидива преступлений, поскольку, как указано в самом приговоре, С. не судим.

При таких обстоятельствах наказание С. подлежит назначению по правилам ст. 62 УК РФ.

Несмотря на то, что назначенное С. наказание фактически не превышает пределы, указанные в ст. 62 УК РФ, с учетом конкретных обстоятельств дела, перечисленных в приговоре смягчающих наказание С. обстоятельств, отсутствия обстоятельств, отягчающих наказание С., а также требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, судебная коллегия находит необходимым смягчить назначенное С. наказание.

Помимо приведенных в настоящем определении, иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 17 ноября 2005 года в отношении С. изменить.

С применением ст. 62 УК РФ смягчить наказание, назначенное С.: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ до 13 лет лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ до 8 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить С. наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор в отношении С. и тот же приговор в отношении Ш. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных С., Ш., адвоката Б., - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 апреля 2006 г. N 58-О06-9


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.