Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2006 г. N 64-О06-7СП Оправдательный приговор, вынесенный на основании вердикта присяжных заседателей, подлежит отмене в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2006 г. N 64-О06-7СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 26 апреля 2006 года кассационное представление государственного обвинителя Л., кассационную жалобу потерпевшей Т.  на приговор Сахалинского областного суда от 12 июля 2005 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Н., 8 июня 1976 года рождения, уроженец г. Южно-Сахалинска Сахалинской области, оправдан по ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "е, ж", 222 ч. 2 УК РФ за непричастностью к совершению этих преступлений.

Заслушав доклад судьи К., выступление прокурора М., поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия установила:

Н. обвинялся в умышленном убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору общеопасным способом, а также в незаконном приобретении, хранении, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Согласно предъявленному обвинению Н. преступления совершил при следующих обстоятельствах.

23 июня 2000 года по предложению лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, вступил в сговор с ним и другими лицами, уголовное дело в отношении которых также выделено в отдельное производство, на лишение жизни Т. из личных неприязненных отношений и принял в составе вооруженной группы непосредственное участие в лишении жизни Т., подготовленном и спланированном указанным выше лицом, предложившим ему это преступление.

О вооруженности группы двумя пистолетами-пулеметами калибра 7,65 мм модели CZ 61 "Скорпион" с уничтоженными маркировочнными обозначениями с двумя магазинами к ним, снаряженными двадцатью патронами не установленного образца; автоматом АК-74 N 915132 1980 года выпуска калибра 5,45 мм с магазином к нему, снаряженными тридцатью патронами не установленного образца; пистолетом "WALTHER" модели РРК серии BE N 1756 калибра 9 мм; пистолетом иностранного производства N BR 01205 1954 года выпуска, изготовленным на базе пистолета конструкции Токарева ТТ калибра 7,62 мм с не менее чем тремя пистолетными отечественными патронами и пятью пистолетными патронами иностранного производства калибра 7,62 мм для стрельбы из этого пистолета; двадцатью патронами "Браунинг" калибра 7,65 мм иностранного производства; восемью короткими патронами "Браунинг" калибра 9 мм; одним отечественным автоматным патроном образца 1974 года калибра 5,45 мм с трассирующей пулей, предназначенным для автомата АК-74; двумя спортивно-охотничьими патронами кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм для стрельбы из спортивно-охотничьего оружия того же калибра Н. был осведомлен в связи с демонстрацией этого оружия и патронов одним из участников группы, передавшим затем это оружие и патроны Н.у и двум другим участникам группы.

Согласно распределенным ролям Н., наряду с тремя другими лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, после сообщения о приметах автомобиля, должен был стрелять по нему. Два других участника группы должны были обеспечить ее отход с места происшествия на автомобиле.

23 июля 2000 года в 23 часа 30 минут Н., располагая сведениями о том, что с Т. в автомобиле находится еще и К., после сообщения о приметах автомобиля вместе с тремя другими участниками, указанными выше, выскочил из засады и расстрелял его, произведя не менее 30 выстрелов.

В результате полученных ранений с повреждением органов брюшной полости и грудной клетки Т. скончался, не смотря на оказанную ему медицинскую помощь; К. было причинено огнестрельное пулевое слепое ранение левой височной части, относящееся по признаку длительности расстройства здоровья к категории телесных повреждений, причинивших легкий вред здоровью.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей было признано доказанным, что в неустановленное время и в неустановленном месте группа лиц, не имея разрешения на такие действия, договорилась о приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему и приобрела указанное выше огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, которые хранились в автомобиле "Тайота-Камри" А 608 ТТ и было перевезено в район 17 километра автомобильной дороги Южно-Сахалинск - Холмск.

Кроме того, эта же группа лиц, испытывая неприязнь к Т., договорилась убить его во время его возвращения в г. Южно-Сахалинск, роли участников нападения были распределены и 23 июня 2000 года на указанной дороге примерно в 21 час 30 мин. из автомата Калашникова и пистолетов-пулеметов, которыми была вооружена группа, они расстреляли автомашину "Тойота Ленд Краузер 100", в которой находились Т. и К. Т. от полученных ранений скончался, а К. получил огнестрельное пулевое ранение левой височной области.

Этим же вердиктом, признано недоказанным то, что Н. входил в состав этой группы и совершил действия, связанные с приобретением и хранением указанного выше огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, а также с лишением жизни.

На основании данного вердикта Н. был оправдан за непричастностью к совершению инкриминированных ему деяний.

В кассационном представлении государственный обвинитель Л. со ссылкой на нарушения процедуры судебного разбирательства стороной защиты просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

В этой связи государственный обвинитель обращает внимание на то, что свидетели К., К., Я. в присутствии присяжных заседателей порочили личность потерпевшего, называя его криминальным авторитетом, сжигавшим детей; на необоснованность отказа в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний А. из т. 1 л.д. 86-92.

Осужденный и те же лица, названные выше, как указано в кассационном представлении, заявляли в суде в присутствии присяжных заседателей о фальсификации материалов уголовного дела, о применении в отношении них недозволенных методов следствия; адвокат ссылался на обстоятельства и доказательства, не исследовавшиеся в суде с участием присяжных заседателей; ставил под сомнение допустимость протокола осмотра места происшествия с участием К.

По большинству из этих нарушений председательствующий судья не прерывал указанные высказывания. В судебном заседании сторона защиты исследовала в присутствии присяжных заседателей обстоятельства, не подлежащие установлению присяжными заседателями, в частности, вопросы, связанные с розыском Н.

Кроме того, государственный обвинитель ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона при формировании коллегии присяжных заседателей, связанные с тем, что сторона обвинения была лишена возможности воспользоваться правом мотивированного либо немотивированного отвода в отношении присяжных заседателей Д., Ж., скрывших информацию о привлечении их близких родственников к уголовной ответственности.

Потерпевшая Т. в кассационной жалобе со ссылкой на незаконное воздействие стороной защиты на присяжных заседателей путем исследования с их участием личности ее мужа, заявлений о совершении им преступлений, в том числе в отношении несовершеннолетних, просит об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Адвокат Д. с доводами, изложенными в кассационном представлении и кассационной жалобе, не согласен и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и кассационной жалобе, судебная коллегия находит их подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ. Согласно данной норме, разграничивающей полномочия присяжных заседателей и председательствующего судьи, компетенцией присяжных заседателей является установление фактических обстоятельств; вопросы правового характера, к которым относятся и вопросы процедуры собирания доказательств, разрешаются без участия присяжных заседателей председательствующим судьей единолично. Об этом же содержится указание и в ч. 6 ст. 335 УПК РФ, согласно которому, если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Выслушав мнение сторон, судья принимает решение об исключении доказательства, признанного не допустимым.

Требования указанного закона по данному уголовному делу стороной защиты не были выполнены. В кассационном представлении обоснованно указано на то, что в ходе судебного разбирательства как сам подсудимый, так и лица, осужденные ранее за совершение преступления с его участием, не смотря на замечания председательствующего судьи, заявляли в присутствии присяжных заседателей о нарушении уголовно-процессуального закона при собирании доказательств, т.е. о применении в отношении них недозволенных методов следствия, о фальсификации материалов уголовного дела. Таким образом, они поднимали в присутствии присяжных заседателей вопросы, касающиеся допустимости доказательств. Кроме того, с участием присяжных заседателей по инициативе стороны защиты обсуждались обстоятельства, касающиеся жизни Н. и данные, порочащие потерпевшего, которые не относятся к обстоятельствам, подлежащим установлению присяжными заседателями. В этой связи, в частности, свидетели К., К., Я. в присутствии присяжных заседателей называли потерпевшего криминальным авторитетом, сжигавшим детей. Адвокат в прениях в нарушение положений ст. 336 УПК РФ ссылался на доказательства, не исследовавшиеся в суде, искажал содержание доказательств (т. 9 л.д. 169, 171, 175, 186, 191, 201, 230, 245-248)

Доводы государственного обвинителя о том, что указанные в его кассационном представлении присяжные заседатели правдиво не ответили на вопрос относительно своих родственников, не основаны на материалах уголовного дела. Из протокола судебного заседания усматривается, что ни председательствующий судья, ни государственный обвинитель не ставили перед кандидатами в присяжные заседатели вопроса о том, привлекались ли их родственники к уголовной ответственности.

Согласно протоколу судебного заседания государственный обвинитель спросил у кандидатов в присяжные заседатели о том, привлекается ли кто-либо из их родственников к уголовной ответственности (т. 9 л.д. 60). Вопрос о привлечении к уголовной ответственности родственников кандидатов в присяжные заседатели в прошлом перед ними не ставился.

Между тем, из протокола судебного заседания усматривается, что присяжные заседатели по ходу допроса свидетелей по делу комментировали происходящее и "выказывали свои эмоции" (т. 9 л.д. 79), по поводу чего им делалось замечание председательствующим судьей. Изложенное свидетельствует о тенденциозности коллегии присяжных заседателей.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя о необоснованности отказа ему судом в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний А. из т. 1 л.д. 86-92. Данное решение суд принял с приведением в постановлении соответствующих мотивов (т. 8 л.д. 150).

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Сахалинского областного суда от 12 июля 2005 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, в отношении Н. отменить с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства в ином составе судей.


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила оправдательный приговор по уголовному делу об умышленном убийстве, рассмотренному с участием присяжных заседателей. Не приняв во внимание доводы государственного обвинителя, требующего отмены приговора, о том, что при рассмотрении дела была нарушена процедура судебного разбирательства, Судебная коллегия вместе с тем указала, что из протокола судебного заседания усматривается, что присяжные заседатели по ходу допроса свидетелей по делу комментировали происходящее и "выказывали свои эмоции", по поводу чего им делалось замечание председательствующим судьей. Это обстоятельство позволило сделать вывод о тенденциозности коллегии присяжных заседателей, что повлекло отправление дела на новое рассмотрение.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 апреля 2006 г. N 64-О06-7СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение