Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 67-О06-8 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в незаконном изготовлении, хранении огнестрельного оружия, в разбойном нападении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, подтверждена совокупностью доказательств

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 67-О06-8


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2006 г. кассационные жалобы осужденного К., защитника К. и адвоката К. на приговор Новосибирского областного суда от 1 декабря 2005 г., которым К., родившийся 16 сентября 1988 г. в г. Новосибирске, с неполным средним образованием, ранее не судимый,

- осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по ч.ч. 4 и 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к одному году лишения свободы; по ч. 2 ст. 223 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к девяти годам лишения свободы в воспитательной колонии.

По делу разрешены гражданские иски.

К. признан виновным и осужден:

- за незаконное изготовление в конце января - начале февраля 2005 г. огнестрельного оружия - обреза двухствольного ружья, совершенное группой лиц по предварительному сговору;

- за незаконное хранение с конца января - начала февраля по 3 февраля 2005 г. огнестрельного оружия - обреза двухствольного ружья;

- за разбойное нападение на Ш., совершенное 3 февраля 2005 г. группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия (обреза), с причинением тяжкого вреда здоровью;

- за подстрекательство и пособничество С. в убийстве Ш., 29 июля 1988 г. рождения, совершенном 3 февраля 2005 г. и сопряженном с разбоем.

Преступления совершены им в г. Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора С., полагавшей необходимым приговор в отношении К. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационных жалобах:

- осужденный К. просит отменить приговор в части его осуждения по п. "в" ч. 4 ст. 162 и ч.ч. 4 и 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить ему наказание, ссылаясь на несовершение им преступлений в отношении Ш., отсутствие предварительного сговора с С. на совершение разбоя и убийства и корыстного мотива у него (К.). Указывает, что системный блок компьютера он не брал, его увез с собой С. Утверждает, что его оговорил С., показания которого противоречивы. Считает, что с учетом его несовершеннолетнего возраста, его положительных характеристик, наказание ему по ч. 1 ст. 222 и ч. 2 ст. 223 УК РФ следовало назначить с применением ст. 64 УК РФ;

- адвокат К. в защиту интересов осужденного К. просит отменить приговор в части осуждения К. по ч. 1 ст. 222 УК РФ - за отсутствием состава преступления; по п. "в" ч. 4 ст. 162 и ч.ч. 4 и 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - за недоказанностью вины; а по ч. 2 ст. 223 УК РФ смягчить наказание с применением ст. 73 УК РФ, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный К. в своей жалобе, и кроме того, полагает, что приговор является незаконным и необоснованным, а выводы суда, изложенные в приговоре - не соответствующими фактическим обстоятельствам. Как считает адвокат К., дав разрешение С. на хранение обреза, К. в оставленную сумку не смотрел и не убедился в наличии в ней обреза;

- защитник К. в защиту интересов осужденного К. аналогичным образом просит изменить приговор, ссылаясь на те же доводы, что и адвокат К. в своей жалобе.

В возражениях представитель потерпевшей Ш. адвокат Р. и государственный обвинитель Л. считают доводы жалоб несостоятельными и просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении К. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность К. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а его виновность в незаконном изготовлении группой лиц по предварительному сговору огнестрельного оружия - и не оспаривается в жалобах, а виновность в незаконном хранении огнестрельного оружия - не оспаривается в жалобе самого осужденного К.

В ходе предварительного следствия С. пояснял, что когда у него проводился ремонт, то он забрал обрез и принес его к К. и попросил, чтобы обрез несколько дней хранился у него. К. согласился на это. Где именно К. хранил обрез, он не знает. Обрез находился у К. три дня (т. 2 л.д. 39-40).

Изменению этих показаний С. суд дал надлежащую оценку.

Кроме того, в судебном заседании подсудимый С. пояснял, что 3 февраля 2005 г. в квартире К. между ними был разговор об обрезе, было предложено взять обрез с собой (т. 4 л.д. 154).

В судебном заседании подсудимый К. заявлял, что он признает вину в хранении оружия (т. 4 л.д. 72, 163).

В ходе предварительного следствия К. пояснял, что в конце января 2005 г. С. пришел к нему, принес ему на хранение обрез. Он знал, что в сумке находится обрез. Обрез он пару дней хранил у себя до того дня, когда они пошли к Ш. Обрез он хранил у себя по просьбе С. (т. 1 л.д. 201; т. 2 л.д. 107; т. 3 л.д. 50).

В судебном заседании подсудимый К. пояснял, что за 2-3 дня до 3 февраля 2005 г. С. пришел к нему со спортивной сумкой и спросил, может ли подлежать у него обрез, поскольку у него (С.) производится ремонт дома. Он согласился принять его обрез, сказал, что тот может его оставить. С. сообщил, что обрез лежит в сумке, оставил ему сумку, а он эту сумку поставил в шкаф и хранил там (т. 4 л.д. 133-135, 139, 157).

Приведенные показания К. свидетельствует о наличии у него умысла на хранение обреза, о его осведомленности в том, что в сумке находился обрез, а по делу правильно установлено, что и фактически К. в квартире хранил обрез.

При таких данных суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в незаконном хранении огнестрельного оружия.

В ходе предварительного следствия С. пояснял, что около 13 часов 30 минут 3 февраля 2005 г. он, К. и К. (Е.) пошли домой к К., там К. стал говорить, что у него поломался компьютер, а родители не покупают ему запчасти к системному блоку. У его компьютера была поломана материнская плата, не было винчестера и оперативной памяти. К. стал говорить, что хочет у кого-либо из знакомых отобрать системный блок и сообщил, что можно отобрать его у соседа по имени А. (Ш.), поскольку у того такой же, как у него, компьютер и запчасти должны подойти и, кроме того, в его квартире еще есть много чего, что можно отобрать, говорил, что у того, в частности, есть гитара, которая стоит около 1000 долларов.

К. решил позвонить А., чтобы выяснить, дома ли он, позвонил и предложил у него дома попить пиво, тот согласился. К. говорил, что из системного блока он заберет только недостающие ему детали, а остальное - можно продать, а деньги - поделить. К. сказал, что по-хорошему забрать системный блок у А. не получится, нужно будет его убить. Он согласился идти с ним. К А. пошли втроем: он, К. и К., по дороге купили в магазине двухлитровую бутылку с пивом "Большое". Когда пришли, то А. впустил их. У него (С.) была в руках его спортивная сумка, а в нее К. положил свою сумку, чтобы выносить вещи из квартиры.

В квартире А. они стали пить пиво, А. играл на гитаре. Затем К. сказал, что ему нужно сходить домой и вместе с К. ушел, вернулись они минут через 10. А. открыл им дверь и сообщил ему (С.), что К. зовет его поговорить. Когда он выходил, К. в коридоре квартиры снимала обувь, а К. находился у окна на лестничной площадке. Он спустился к нему и К. сообщил, что он принес обрез, спросил, куда его девать. Он сказал, чтобы он оставил обрез в коридоре. Он зашел в квартиру, следом за ним зашел К. К. ему сказал, что обрез он принес, чтобы стрелять из него в А., что стрелять должен он (С.) и что обрез он положил в его спортивную сумку. Он решил сделать так, как ему сказал К.

После его выстрелов К. забежал на кухню и вернулся с ножом, предложил ему перерезать А. горло. Он отказался и К. отнес нож обратно.

К. прошел в комнату, он (С.) отсоединил один сильно перекрученный провод. К. понес системный блок в зал, а он (С.) стал отыскивать гитару. К. сказал ему, чтобы он заглянул в шкаф, он открыл дверцы шкафа, но гитару не нашел. К. из его (С.) спортивной сумки достал свою сумку и положил в нее системный блок компьютера А. Из квартиры К. выносил свою сумку с системным блоком, он (С.) - свою с обрезом. Они вместе пошли на остановку, уехали с нее. Перед расставанием К. сказал, чтобы пока системный блок подлежал у него (С.), а через день тот привезет его к матери и К. заберет, что ему нужно. В с. Каменка он оставил системный блок и обрез у Т. и в общих чертах рассказал ему, что произошло (т. 1 л.д. 46-49, 134-139, 154).

При проведении очной ставки с К. и допросах после этого С. изменил свои показания, стал утверждать о единоличном совершении преступлений, но заявлял, что не знает, зачем он стал стрелять в Ш.

В судебном заседании подсудимый С. пояснял, что совершить преступление предложил К. О наличии у Ш. системного блока он узнал от К. Самому ему ни детали, ни системный блок не были нужны. Он знал, что родители К. не собирались покупать запчасти к компьютеру. К. сказал, что нужные детали он возьмет себе, а он подумал, что остальное он возьмет себе, они ему не были нужны, но ему нужны были деньги. Умысел на хищение системного блока возник до того, как пошли к Ш., они это обговорили.

До того, как пошли к Ш., в квартире К. говорили об обрезе. Было предложено взять с собой обрез, но сначала этот вариант отвергли, а потом как-то так получилось. В квартиру Ш. его привел К. с целью ограбления. В дальнейшем оружие принес К. Когда он вышел на лестничную площадку к К., то тот сообщил, что принес обрез, спросил, куда его деть. Он сказал, чтобы К. положил его куда-нибудь и они вернулись в квартиру. Обрез был положен в его сумку. Он признает, что убийство Ш. совершил по сговору (т. 4 л.д. 163). После убийства гитару, на которой играл Ш. и которая стояла, он не взял, так как не разбирается в них и не заинтересовался ею. Ш. говорил, что у него есть еще одна гитара, но не показывал ее, говорил, что ее нужно доставать. Вторую гитару он искал в шкафу.

Сумки с компьютером они выносили вместе с К. Перед тем, как им расстаться, был разговор, что компьютер (системный блок) он оставит у себя, потом привезет его в город. К. возьмет себе необходимые детали, а оставшиеся детали, как можно было понять, достанутся ему (С.).

Суд дал надлежащую оценку первоначальным показаниям С., правильно оценил изменение им показаний и выводы суда по оценке показаний С. являются обоснованными.

Свидетель Т. пояснял в судебном заседании, что приехавший к нему со спортивной и большой сумками С. сообщил, что в большой сумке находится системный блок компьютера, а из спортивной - достал обрез и рассказал, что убил человека из обреза. Как рассказал С., К. предложил ограбить потерпевшего, которого он ранее не знал и к которому привел его К. Когда он (С.) был в квартире потерпевшего, К. из дома принес обрез и оставил его в сумке в коридоре. После убийства потерпевшего они вытащили системный блок, он искал дорогую гитару, но не нашел ее.

Ссылка на то, что С. оговорил К., полагая, что К. выдал его сотрудникам милиции и уличал в преступлениях, несостоятельна, поскольку данные о преступлениях, сообщенные С. Т. 3 февраля 2005 года, имели место до его задержания, когда С. не знал и не мог знать о последующих показаниях К. в отношении него.

Из протоколов обыска в квартире К. и осмотра следует, что системный блок компьютера К. не имел жесткого диска и платы оперативной памяти, а при подключении к нему монитора, клавиатуры и других необходимых для работы компьютера составных, компьютер при нажатии кнопки включения - не реагировал, хотя лампочка электропитания загоралась и кнопка открывания устройства чтения компакт-дисков - срабатывала.

Из показаний свидетеля К., отца осужденного К., видно, что компьютер у сына не работал с осени 2004 года. Ко дню рождения сына (16 сентября) он с женой предложили сыну на выбор: починить компьютер или купить сотовый телефон. Сын выбрал телефон и они подарили ему на день рождения новый сотовый телефон.

Из приведенных показаний следует, что длительное время (с сентября 2004 года) компьютер у К. был неисправен и мер по его ремонту не принималось.

Как видно из показаний потерпевшей Ш., до происшедшего ее сын Ш. общался с К., тот часто бывал у них и знал как об обстановке дома, так и о музыкальных инструментах. Ее сын занимался на классической гитаре, а в последний год решил организовать свой ансамбль и она купила ему электрогитару "Ямаха", поэтому у сына было две гитары. К. видел и слышал гитары, так как сын ходил в клуб, где К. играл в ансамбле. Классическая гитара всегда стояла на виду в комнате, а электрогитару на виду не хранили. О стоимости гитар сын мог рассказать К., так как они говорили об этом между собой.

Виновность К. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Из показаний свидетеля Е. следует, что после происшедшего она и К. доехали до вокзала, спустились в метро и там в киоске, где работал ее знакомый, она попросила знакомого "в случае чего" (а под этим она понимает несовершенство правовой системы) сказать, что она и К. весь день были у него. Когда они были уже в милиции и она сидела в кабинете следователя, то забежал К. и сказал, что их "спалили".

Суд дал надлежащую оценку показаниям свидетеля Е., правильно учитывая при этом ее дружеские отношения с К. и тот факт, что она участвовала в создании искусственного алиби К.

С учетом приведенных, правильно оцененных показаний С., а также тех обстоятельств, что:

- обрез К. и С. изготавливали вместе;

- обрез, используемый при разбое и убийстве, хранился до происшедшего в квартире К. в месте, не известном С.;

- о наличии у Ш. компьютера и дорогостоящей гитары знал до происшедшего К.;

- компьютер К. длительное время был неисправен, мер по его ремонту не принималось и К. требовались детали для ремонта его компьютера;

- до происшедшего Ш. звонил К., уславливаясь о встрече;

- С., который не знал, где проживал Ш., к Ш. повел К.;

- в квартире Ш. у пришедших К. и С. оказались две сумки: одна - для переноски и хранения обреза, другая - объемная, пустая, хотя до прихода к К. С. не мог планировать похищения имущества Ш., места жительства и благосостояния которого он не знал;

- из квартиры Ш. был похищен системный блок компьютера;

- после убийства Ш. и изъятия системного блока компьютера К. из квартиры Ш. уходил вместе с С., вместе с ним и с похищенным системным блоком шел на остановку общественного транспорта, ехал на общественном транспорте до "Сада им. Дзержинского";

- участвовал в создании искусственного алиби;

- заявлял Е., что их "спалили";

- а также - с учетом того, что оставление Ш., хорошо знавшего К., в живых при похищении имущества из его квартиры не обеспечивало безнаказанности за хищение;

- суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в подстрекательстве и пособничестве С. в убийстве Ш., сопряженном с разбоем, и в разбойном нападении на Ш., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью.

Квалификация действий К. по ч. 2 ст. 223, ч. 1 ст. 222, п. "в" ч. 4 ст. 162 и ч.ч. 4 и 5 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Наказание К. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Положительные характеристики К., его несовершеннолетний возраст учтены судом при назначении ему наказания.

Каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для назначения К. наказания с применением ст. 64 УК РФ, не имеется.

Назначенное К. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самим им и оснований к его смягчению, в том числе - с применением ст. 73 УК РФ, не имеется.

Гражданские иски разрешены в соответствии с действующим законодательством.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Ссылка в жалобе осужденного К. на то, что государственный обвинитель Л. оказывала на него психологическое давление, является несостоятельной и противоречит содержанию протокола судебного заседания. Ни замечаний государственному обвинителю Л. не делалось, ни отводов ей не заявлялось.

С учетом показаний С. в ходе предварительного следствия о том, что ружье он приобретал по просьбе К. и для него (т. 1 л.д. 49, 154), и того факта, что при изготовлении обреза ружье находилось в квартире  К.,  для изготовления обреза использовались инструменты и предметы, находившиеся в квартире К., и К. сам участвовал в изготовлении обреза, суд пришел к правильным выводам об обстоятельствах приобретения ружья и изготовления обреза.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалоб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 1 декабря 2005 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного К., адвоката К. и защитника К. - оставить без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 67-О06-8


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение