Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 81-О06-1 Приговор в отношении осужденных в совершении разбоя, убийства подлежит изменению, поскольку в описательно-мотивировочной части приговора были неверно описаны преступные деяния

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 81-О06-1


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в судебном заседании от 5 апреля 2006 г. кассационные жалобы адвокатов М., Л. и осужденных Ш. и Л на приговор Кемеровского областного суда от 26 октября 2005 года, которым:

Ш., 21 апреля 1975 года рождения, уроженец села Быково Шипуновского района Алтайского края, ранее судимый:

- 12.11.1993 г. - Алтайским краевым судом по ст. 117 ч. 4 УК РСФСР к 9 годам 6 месяцам лишения свободы (освободился 19.07.2000 г.);

- 08.05.2001 г. - Шипуновским районным судом Алтайского края по ст.ст. 213 ч. 3 и 111 ч. 2 п. "д" УК РФ к 8 годам лишения свободы. Постановлением президиума Алтайского краевого суда от 06.11.2001 г. приговор изменен, действия осужденного переквалифицированы на ст.ст. 111 ч. 1 и 116 УК  РФ  со снижением окончательного наказания до 6 лет 2 месяцев лишения свободы.

На основании постановления Алтайского городского суда от 09.03.2005 г. он освобожден условно-досрочно на 1 год 11 месяцев 19 дней;

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 13 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы. К назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору Шипуновского районного суда Алтайского края от 08.05.2001 г. и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Л., 11.02.1983 года рождения, уроженец г. Прокопьевска Кемеровской области, несудимый,

осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 12 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С осужденных Ш. и Л в пользу С. взыскано по 60 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда с каждого.

Заслушав доклад судьи Б., выступление прокурора К., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

согласно приговору Ш. и Л. осуждены за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, убийство С., совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 17 мая 2005 года в г. Прокопьевске Кемеровской области при указанных в приговоре обстоятельствах. В кассационной жалобе адвокат М. просит отменить приговор в отношении Ш. и направить дело на новое судебное разбирательство.

Считая приговор незаконным и необоснованным, защитник указал, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Вывод суда о том, что Ш. совершил убийство по предварительному сговору с Л., по мнению защитника, не основан на исследованных в суде доказательствах. Защитник полагает, что действия Ш., связанные с убийством и завладением деньгами потерпевшей путем обмана, следует квалифицировать по ст.ст. 105 ч. 1 и 159 ч. 1 УК РФ соответственно, так как выводы суда основаны на предположениях.

В кассационной жалобе адвокат Л. просит изменить приговор в отношении Л, квалифицировать его действия по ч. 3 ст. 162 УК РФ и, учитывая явку с повинной, молодой возраст, отсутствие судимости, снизить наказание, а по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ дело прекратить: гражданский иск разрешить в порядке гражданского судопроизводства.

По мнению защитника, суд не дал надлежащей оценки показаниям Л. (л.д. 74-75, 81-88 и 95-100), данных в ходе предварительного следствия, где его подзащитный пояснял, что ранее он не знал потерпевшую, которая передала им (осужденным) 1000 рублей в счет возврата якобы долга ее дочери, а вторую 1000 рублей он вытащил из кошелька, он по своей инициативе сдавливал шею потерпевшей, а когда та упала, он пошел в спальню, потерпевшую потом убил Ш.

Защитник полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, удовлетворенный судом гражданский иск нельзя признать обоснованным, так как в нарушение ч. 1 ст. 44 УПК РФ иск не был оформлен.

В кассационной жалобе осужденный Л., не соглашаясь с осуждением его за убийство, просит пересмотреть дело.

Он считает, что суд не оценил должным образом его показания, не учел обстоятельство, что потерпевшая впустила их в квартиру в силу знакомства с Ш.

Кроме того, он полагает, что суд не принял во внимание то, что он ранее не был судим, по месту жительства, работы и учебы он характеризуется положительно, перенес ряд заболеваний, а поэтому, как он считает, ему необходимо назначить наказание по правилам ст. 64 УК РФ.

В дополнительной кассационной жалобе, ссылаясь на прежние доводы, Л. просит отменить приговор ввиду неправильного применения уголовного закона и направить дело на новое судебное разбирательство.

Одновременно он просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" на ст. 111 УК РФ, со ст. 162 ч. 4 п. "в" на ст. 158 ч. 3 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Ш. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Не соглашаясь с признанием в его действиях опасного рецидива, осуждением за разбой и квалифицированное убийство, он полагает, что его действия необходимо квалифицировать по ст. 105 ч. 1 УК РФ и при назначении наказания необходимо учесть правила ст.ст. 62 и 64 УК РФ. В жалобе он указал, что по делу отсутствуют доказательства, подтверждающие сговор его с Л. на совершение разбойного нападения. В жалобе осужденный излагает свои объяснения по поводу случившегося, и он дает определенный анализ показаний свидетелей Г. и Ч., считая, что им нельзя верить, так как они оба - наркоманы, а Г. - судимый.

Ш. считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного ему наказания, так как суд не учел, что он активно способствовал раскрытию преступления, болен туберкулезом.

В дополнительной кассационной жалобе он указал, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, приговор основан на предположениях.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Я., не соглашаясь с доводами авторов кассационных жалоб, просит отказать адвокатам и осужденным в удовлетворении их просьб. Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым отказать осужденным и их защитникам в удовлетворении просьб ввиду несостоятельности доводов кассационных жалоб.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности, достаточности для постановления обвинительного приговора. По делу имеются достаточные и достоверные доказательства, подтверждающие виновность Ш. и Л. в совершении квалифицированных разбоя и убийства.

В судебном заседании Ш. пояснил, что он накинул мочалку на шею потерпевшей и сдавил ей шею, а потом, когда та упала на пол, он перерезал ей шею ножом.

Он также признал в суде, что одну тысячу рублей потерпевшая сама передала ему, когда он оказался в ее квартире, а вторую - он сам достал из портмоне, принадлежащее потерпевшей.

В суде Л. признал, что, когда Ш. зашел в квартиру, он услышал доносившиеся оттуда крики, после чего он зашел туда, где увидел мертвую окровавленную бабушку, возле которой стоял Ш.

Он стал искать деньги. В кармане пиджака он нашел 1000 рублей, а в подъезде дома Ш. передал ему 500 рублей.

Осужденные отрицали в суде наличие у них предварительного сговора на разбой и убийство потерпевшей.

Несмотря на частичное признание вины в суде, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции сделал правильный вывод о доказанности вины подсудимых в полном объеме, мотивировав в приговоре свое решение надлежащим образом.

Наличие у Ш. и Л. предварительного сговора на разбой и убийство потерпевшей подтверждается совокупностью других исследованных в суде доказательств, анализ которых приведен в приговоре.

В судебном заседании подсудимые признали, что до совершения вмененных им в вину действий Г. во время распития спиртного предложил ограбить С., но они отказались. В это время с ними находился Ч.

Г. в судебном заседании не отрицал, что во время распития спиртного шел разговор о С., а свидетель Ч. подтвердил, что в это время был разговор о какой-то женщине, и Г. сказал, что давно хотел ограбить ее квартиру и предложил сходить к ней на следующий день.

Л. сказал, что это нужно сделать сегодня, на что Г. ответил, что "если хотят, то пусть идут сегодня". После этого Л. и Ш. ушли и вернулись обратно примерно через час, принеся с собой 500 рублей.

Из указанных выше обстоятельств судебная коллегия не усматривает оснований, чтобы делать вывод о том, что, как утверждают авторы кассационных жалоб, осужденные проникли в квартиру потерпевшей, где под надуманным предлогом - якобы дочь потерпевшей должна им деньги - С. отдала им одну тысячу рублей.

Изложенные выше показания подсудимых и свидетелей давали суду первой инстанции основания сделать вывод, что подсудимые заранее договорились совершить нападение на потерпевшую с целью завладения деньгами, в ходе которого они решили ее убить.

Данный вывод суда подтверждается последующими совершенными подсудимыми действиями.

Из явки с повинной Ш. усматривается, что, когда подсудимые оказались в квартире, Л. сразу же стал требовать у потерпевшей деньги, которая передала 1000 рублей, сказав, что больше нет. После этого Л. накинул на шею потерпевшей мочалку и стал душить. Затем Л. стал резать горло потерпевшей ножом, но у него ничего не получалось. Тогда он забрал у Л. нож и перерезал горло потерпевшей. Затем Л. достал из портмоне потерпевшей еще одну тысячу рублей.

В явке с повинной Л. указал, что он и Ш. пришли в квартиру потерпевшей с той целью, чтобы забрать деньги.

Более подробно обстоятельства совершенного он не помнит, так как был сильно пьян.

Осужденные дали явку с повинной на следующий день после совершения преступлений, то есть 18 мая 2005 года.

В суде подсудимые подтвердили, что явку с повинной они дали добровольно.

При таких обстоятельствах дела суд первой инстанции правильно сделал вывод, что нет оснований подвергать сомнению достоверность информации, зафиксированной в явках с повинной: Л. подробности не помнит, а Ш. изобличал себя и, одновременно, уличал Л. в соучастии в разбойном нападении и убийстве.

При допросе в качестве подозреваемого (т. 1 л.д. 51-53) Ш. показал, что Г. предложил ограбить С. через два дня, однако Л. предложил это сделать сейчас, что и произошло потом.

Находясь в квартире потерпевшей, когда та отказалась отдать остальные деньги, Л. пригрозил ей убийством. Далее подозреваемый Ш. рассказал о тех событиях, которые были изложены им в явке с повинной. Он был допрошен в присутствии адвоката.

При допросе в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 74, 75) Ш. подтвердил, что Л. душил потерпевшую мочалкой с целью убийства.

Это обстоятельство подтвердил Л. при допросе в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 95-100).

Об этом Ш. говорил на протяжении всего предварительного следствия.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции обоснованно признал достоверными показания Ш., данные сразу же после его задержания.

Доказательства, на которые суд сослался в приговоре в обоснование вины подсудимых, являются допустимыми. Явки с повинной, допросы Ш. и Л. в качестве подозреваемого и обвиняемого даны и проведены соответственно с соблюдением норм УПК РФ.

В суде была проверена версия подсудимых о применении к ним недозволенных методов ведения следствия и мотивированно признана несостоятельной. Приговор, постановленный на достоверных и достаточных доказательствах, следует считать законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Ш. и Л. подтверждаются, кроме указанных выше доказательств, и другими исследованными в суде доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.

Исследованные в суде доказательства опровергают утверждения авторов кассационных жалоб о том, что убийство Ш. совершил один.

Сам Ш. в ходе предварительного следствия уличал Л. в том, что тот душил потерпевшую мочалкой, требуя при этом у последней деньги, после чего он, Ш., нанес потерпевшей два удара ножом. Удары были нанесены в шею.

В явке с повинной Ш. фактически подтвердил, что Л. первый совершил действия, направленные на убийство, но не смог это сделать, а поэтому он довел преступление до конца.

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что у осужденных был предварительный сговор на убийство потерпевшей в ходе разбойного нападения.

Совершение убийства потерпевшей в ходе завладения ее деньгами исключает, как об этом в жалобе говорит адвокат М., возможность квалификации действий Ш. по ст. 159 ч. 1 УК РФ.

При завладении деньгами осужденные применили в отношении потерпевшей насилие, опасное для жизни. Установленным в суде обстоятельствам дана верная юридическая оценка.

Назначенное осужденным наказание является законным, обоснованным и справедливым.

При решении данного вопроса суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе и те обстоятельства, на которые в жалобе ссылается осужденный Ш.

При назначении ему наказания суд учел, в том числе явку с повинной и раскаяние в содеянном.

В приговоре суд правильно указал, что по делу нет исключительных обстоятельств, необходимых для применения положений ст. 64 УК РФ при назначении подсудимым наказания.

Нет оснований, как об этом просит Ш., и для снижения ему наказания с учетом положений ст. 62 УК РФ, так как суд первой инстанции, что следует из приговора, усмотрел наличие в действиях Ш. опасного рецидива преступлений.

Судебная коллегия не находит оснований для того, чтобы не доверять показаниям свидетелей Г. и Ч.

Назначенное Л.у наказание судебная коллегия считает законным, обоснованным и справедливым.

При назначении ему наказания суд учел обстоятельства, на которые в жалобе ссылаются осужденный Л. и адвокат Л. (они указаны выше при изложении их жалоб).

По делу нет оснований для прекращения уголовного дела в отношении Л. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" и переквалификации его действий, о чем в жалобах просят осужденный Л. и адвокат Л., так как исследованные в суде доказательства, на которые в приговоре суд сослался в обоснование вины подсудимых, подтверждают их виновность в совершении разбойного нападения и убийства в ходе этого.

Судебная коллегия не может согласиться с авторами кассационных жалоб о незаконности разрешенного судом гражданского иска.

Из протокола судебного заседания следует, что потерпевший заявил о взыскании с виновных лиц 120 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда (т. 2 л.д. 73 оборот).

В ходе судебного разбирательства подсудимые имели возможность воспользоваться правами, указанными в ст. 54 УПК РФ.

Гражданский иск разрешен в соответствии с требованиями ст.ст. 150-152, 1101 ГК РФ.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям. При описании преступного деяния суд признал установленным, что подсудимые совершили убийство потерпевшей в ходе разбойного нападения.

В то же время суд указал, что "реализуя свой умысел для беспрепятственного завладения имуществом С. и избежания ответственности за содеянное, так как потерпевшая знала Ш.".

Фактически суд описал в приговоре квалифицирующий признак, указанный в п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По данному квалифицирующему признаку действия осужденных не были квалифицированы.

Последние обстоятельства указывают на другой мотив убийства, который не может быть одновременно с таким квалифицирующим признаком убийства, как сопряженное с разбоем.

Поэтому из приговора необходимо исключить указание суда на то, что осужденные в ходе убийства руководствовались мотивом, направленным на беспрепятственное завладение чужим имуществом и сокрытие этих обстоятельств.

В остальной части приговор необходимо оставить без изменения, так как иных оснований для этого нет.

По делу нет также оснований для отмены приговора.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Кемеровского областного суда от 26 октября 2005 года в отношении Ш. и Л. изменить и исключить из описательно-мотивировочной части приговора при описании преступных деяний указание суда на то, что "реализуя свой умысел для беспрепятственного завладения имуществом С. и избежания ответственности за содеянное, так как потерпевшая знала Ш.". В остальной части приговор в отношении Ш. и Л оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 апреля 2006 г. N 81-О06-1


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.