Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2006 г. N 43-О06-11 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве на почве личных неприязненных отношений подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а при назначении наказания учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных и все обстоятельства, влияющие на размер наказания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 14 июня 2006 г. N 43-О06-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 14 июня 2006 года дело по кассационным жалобам осужденных К.П.С., К.Т.П. на приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 2 февраля 2006 года, которым

К.П.С., 12 июля 1986 года рождения, уроженец поселка Игра Удмуртской АССР, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.Т.П., 21 декабря 1955 года рождения, уроженка деревни Сернур Игринского района Удмуртской АССР, не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Этим же приговором осужден К.М.А., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи "...", выступление осужденного К.П.С. по доводам жалобы, прокурора Ю.Д.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

При обстоятельствах изложенных в приговоре суда, К.П.С. и К.Т.П. признаны виновными в совершении 10 сентября 2005 года в поселке Игра Удмуртской Республики убийства Т.В.Г. на почве личных неприязненных отношений.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Осужденный К.П.С. просит приговор изменить, при этом указывает, что в полной мере не осознавал происшедшее, находился в состоянии аффекта под воздействием К.Т.П., спровоцировавшей его на совершение убийства и руководившей его действиями.

Осужденная К.Т.П. просит приговор отменить, указывает, что ее вина в совершении преступления не доказана, убийство совершил К.П.С., причины убивать Т.В.Г. у нее не было, явка с повинной является недопустимым доказательством, так как к ней применялись недозволенные методы следствия. Утверждает, что судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, однако, в чем они выразились, в жалобе не приводится. Полагает, что свидетель К.М.А. в нарушение закона в ходе следственного эксперимента давал показания не только о своих, но и ее действиях.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель М.С.И. указывает о своем несогласии с ними и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений и возражений государственного обвинителя, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности К.П.С. и К.Т.П. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Вина осужденных судом установлена на основании: показаний К.П.С. об обстоятельствах, при которых 10 сентября 2005 года совместно с К.Т.П. на почве личных неприязненных отношений совершил убийство Т.В.Г. в частности взял кухонный нож, воткнул его в живот потерпевшего, затем К.Т.П. со словами, что потерпевшего надо добить, вытащила из раны нож и трижды ударила в область груди, потом нож передала вновь К.П.С., который нанес еще два удара; показаний осужденного К.М.А. о том, что во время нанесении побоев Т.В.Г., К.Т.П. велела К.П.С. добить потерпевшего, К.П.С. ударил его ножом, затем К.Т.П. нанесла несколько ударов ножом по телу, предложила расчленить труп, что они и сделали, останки выбросили в огород; явки с повинной и показаний самой К.Т.П. в части не противоречащей другим доказательствам о нанесении удара ножом потерпевшему; показаний свидетелей К. и Т. находившихся в момент убийства в соседней комнате и слышавших голос осужденной К.Т.П.: "хочу крови", "он еще живой", "закопаем", "давайте отрубим голову", слышались звуки ударов; показаний свидетеля С. подтвердившего, что К.Т.П. пришла домой в нетрезвом состоянии, ее руки были в крови, сказала, что убили человека, голову трупа она спрятала в ведро, данных протокола осмотра места происшествия о месте и способе совершения преступления согласующихся с приведенными в приговоре доказательствами, в частности труп Т.В.Г. в расчлененном виде обнаружен в огороде, в доме следы крови и следы волочения ведущие в огород, обнаружен нож и топор со следами похожими на кровь, в ведре найдена голова потерпевшего; выводов эксперта судебно-биологической экспертизы о наличии крови человека на ноже, топоре, смывах с пола, рук, брюках, кроссовках К.П.С. и К.Т.П., происхождение которой от потерпевшего Т.В.Г. не исключается; заключения судебно-медицинской экспертизы трупа о причине смерти Т.В.Г. от острой кровопотери, вследствие причиненных проникающих колото-резаных ран груди, расчленение трупа произведено посмертно.

На основании этих, а также других приведенных в приговоре доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К.П.С. и К.Т.П. в совершении преступления и правильно квалифицировал их действия.

Доводы в жалобе К.П.С. о том, что он находился в состоянии сильного душевного волнения, физиологического аффекта вызванного поведением К.Т.П. являются несостоятельными и опровергаются добытыми по делу доказательствами. Каких либо неправомерных действий со стороны потерпевшего, которые могли бы вызвать у К.П.С. внезапно возник нее сильное душевное волнение, судом не установлено. Обстоятельства происшедшего, предложение К.Т.П. добить Т.В.Г., поведение К.П.С. до и после совершения преступления свидетельствуют об отсутствии у него физиологического аффекта.

Доводы в жалобе осужденной К.Т.П. о неправомерных действиях сотрудников милиции тщательно проверены судом и обоснованно опровергнут, признаны способом защиты, выводы об этом подробно изложены в приговоре. При этом судом принято во внимание, что проведенной в отношении К.Т.П. судебно-медицинской экспертизы в период относящийся к явке с повинной, телесных повреждений у осужденной не обнаружено, изложенные в явке с повинной обстоятельства об ее участии в совершении преступлений согласуются с проверенными в суде доказательствами.

Ссылки К.Т.П. на нарушения уголовно-процессуального закона не могут быть приняты во внимание, поскольку конкретных нарушений в ней не приводится. Что касается показаний К.М.А. в ходе следственного эксперимента о действиях К.Т.П. в момент совершения преступления, то эти данные законом не запрещены.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, все обстоятельства, влияющие на размер наказания, поэтому оснований для смягчения, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона влекущих отмену либо изменение приговора, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Удмуртской Республики от 2 февраля 2006 года в отношении К.П.С. и К.Т.П. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июня 2006 г. N 43-О06-11


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение