Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 июня 2006 г. N 53-О05-109 Наказание за убийство группой лиц подлежит смягчению, поскольку при вынесении приговора не были учтены все смягчающие обстоятельства

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 июня 2006 г. N 53-О05-109


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 06.06.2006 кассационное представление государственного обвинителя Г. и кассационные жалобы осужденных К. и Б. на приговор Красноярского краевого суда от 05.10.2005, по которому Б., родившийся 02.12.1963 в с. Солгон Ужурского района Красноярского края, судимый 10.02.1999 по ст.ст.  158 ч. 2 п.п. "а", "б", "в", 161 ч. 2 п.п. "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденный 09.08.2002 по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

К., родившийся 30.07.1960 в г. Усть-Изыкчуль Ужурского района Красноярского края, не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима,

Приговором решена также судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи З., мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Ш., поддержавшей доводы кассационного представления об изменении приговора, выступление осужденных Б. и К., поддержавших с использованием систем видеоконференцсвязи доводы  своих кассационных жалоб о снижении срока наказания, при этом Б. отозвал дополнение к своей кассационной жалобе, возражения против доводов жалоб прокурора Ш., считающей вину осужденных доказанной, а квалификацию их действий - правильной, судебная коллегия установила:

Б. и К. осуждены за убийство П., совершенное группой лиц в г. Ужуре Красноярского края 05.04.2005 при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Государственный обвинитель Г. в кассационном представлении просит учесть в качестве смягчающего наказание К. обстоятельства активное способствование раскрытию преступления и снизить ему наказание до 13 лет лишения свободы.

Осужденный К. в кассационной жалобе описывает события преступления, как они по его мнению, имели место, обращает внимание на свою явку с повинной, утверждает, что следователь исказил показания с обвинительным уклоном, нарушил правила ознакомления его с материалами дела, оказал на него давление с целью получения показаний о совместном совершении убийства.

Копия обвинительного заключения была вручена ему накануне судебного заседания.

Считает наказание суровым, назначенным без учета явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления, аморального поведения потерпевшего, просит применить ст. 64 УК РФ и уменьшить срок наказания.

В дополнении, кроме того, обращает внимание на непоследовательность показаний Б. Он сам дал правильные показания на следственном эксперименте 04.05.05.

Осужденный Б. в кассационной жалобе утверждает, что суд не учел их помощь следствию и отсутствие сговора на убийство. Обвинитель опирался на показания П., которых нет в деле, а С. в суде говорила неправду. Показания этих свидетелей противоречивые.

Смягчающие обстоятельства, указанные следователем, не взяты во внимание судом.

Обвинительное заключение они получили не 15 сентября, а 3 октября.

Государственный обвинитель Г. возражает на доводы кассационных жалоб осужденных, полагая, что оснований для изменения приговора в отношении Б. не имеется.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Вина Б. и К. в убийстве подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре мотивированная оценка как допустимым и достоверным.

Так, в судебном заседании оба подсудимых дали по существу аналогичные показания о том, что пили спиртное, поссорились с П., избили его: К. кулаком, Б. - палкой и крышкой от стула, после чего П. ушел в спальню и лег на пол. После этого сначала К., а затем Б. ножом разрезали потерпевшему шею, отчего он умер.

Аналогичные обстоятельства изложены в явке с повинной (т. 1 л.д. 17) К., содержание которой он подтвердил в суде.

Свидетель П. видела, как подсудимые избивали П. Затем, по ее показаниям, К. с ножом зашел в комнату, где лежал П., а позже Б. сказал К., что тот не дорезал П., взял нож и пошел к П., откуда стали доноситься хрипы. Труп П. К. сбросил в подполье.

В суде были оглашены показания свидетеля П., данные ей на следствии (т. 1 л.д. 199). Существенных противоречий в ее показаниях не усматривается.

Свидетель С. пояснила о ссоре К. и Б. с П. Ночью Б. сказал о том, что он и К. зарезали П., а утром об этом же говорили П. и К.

Доводы о недостоверности этих показаний опровергаются тем, что они последовательны и соответствуют совокупность других достоверных и допустимых доказательств. Из материалов дела не усматривается оснований для оговора свидетелем осужденных.

Эти показания не имеют существенных противоречий с оглашенными показаниями С., которые он давала на следствии (т. 1 л.д. 205-208).

Таким образом, доводы кассационных жалоб о противоречивости показаний свидетелей опровергнуты материалами дела.

По заключению экспертизы, смерть П. наступила от резаной раны шеи с повреждением артерии, осложнившейся острой кровопотерей.

Эти, а также другие доказательства бесспорно свидетельствуют о том, что осужденные, действуя согласованно друг с другом, совершили действия, направленные на причинение смерти потерпевшего и достигли своей цели, применив для совершения убийства нож, которым наносили удары в жизненно важные органы - шею.

Все эти данные свидетельствуют о правильности квалификации их действий как убийства, совершенного группой лиц, по ст.  105 ч. 2 п. "ж" УК РФ.

Судебная коллегия не находит по делу нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Доводы К. о даче показаний под воздействием следователя не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку опровергаются последовательностью показаний обоих обвиняемых не только в ходе следствия, но и в суде, соблюдением процессуальных требований, предъявляемых к протоколам допросов подозреваемых и обвиняемых, обеспечением права обвиняемых на защиту и возможности давать показания или отказаться от их дачи, которые были разъяснены как К., так и Б.

Ознакомление К. с материалами дела (т. 2 л.д. 230-231), проведено в соответствии с требованиями закона, с разъяснением обвиняемому его прав, с участием защитника. После ознакомления обвиняемый заявлений и ходатайств не имел.

Доводы осужденных о несвоевременном вручении им копии обвинительного заключения опровергаются их расписками о получении таких копий 15.09.2005. Поскольку постановление о назначении судебного заседания вынесено судьей 23.09.2005, а разбирательство дела по существу начато 04.10.2005, предусмотренные законом сроки не нарушены.

Существо доказательств, в том числе показаний допрошенных судом лиц, изложенных в приговоре, соответствует протоколу судебного заседания, замечаний на который не поступало.

Ссылка кассационной жалобы К. на его показания на следственный эксперимент, где он, якобы давал правильные показания, является необоснованной, поскольку протокол такого следственного действия в судебном заседании не оглашался, ходатайств о его исследовании стороны не заявляли.

Справедливость назначенного Б. наказания сомнений не вызывает, поскольку его вид и размер соответствуют как тяжести содеянного, так и данным о личности осужденного, в том числе тем смягчающим обстоятельствам, которые указаны им в кассационной жалобе.

В тоже время, судебная коллегия, соглашаясь с доводами кассационного представления о несправедливости назначенного К. наказания и, частично, кассационной жалобы осужденного в этой же части, находит размер этого наказания подлежащим снижению, принимая во внимание то обстоятельство, что суд первой инстанции хотя и указал на явку с повинной К., а также на отсутствие у него судимости, но не учел эти обстоятельства в должной мере при определении срока лишения свободы.

При этом судебная коллегия не может согласиться ни с доводами осужденного о необходимости применения к нему положений ст. 64 УК РФ, для чего оснований не усматривается, ни с доводами государственного обвинителя о нарушении пределов судебного разбирательства судом, не признавшим наличие у К. активного способствования раскрытию преступления, указанного в обвинительном заключении.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ пределы судебного разбирательства ограничиваются предъявленным обвинением. По смыслу ст.ст.  5 п. 22 и 171 ч. 2 УПК РФ обвинение включает в себя описание преступного деяния с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии с п.п. 1-4 части 1 ст. 73 УПК РФ.

Анализ содержания указанных норм свидетельствует о том, что обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (п. 6 части 1 ст. 73 УПК РФ), не охватываются понятием обвинения. Следовательно установление их наличия или отсутствия судом не может быть признано нарушением пределов судебного разбирательства.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.  377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 05.10.2005 в отношении К. изменить, снизив ему меру наказания до 13 лет лишения свободы.

В остальной части указанный приговор в отношении Б. и К. оставить без изменения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 июня 2006 г. N 53-О05-109


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение