Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 66-О06-7 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве группой лиц по предварительному сговору подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 66-О06-7


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 18 мая 2006 г. кассационное представление государственного обвинителя Г. и кассационные жалобы осужденных Ж. и Р. на приговор Иркутского областного суда от 17 ноября 2005 г., которым

Ж., родившийся 13 февраля 1989 г. в г. Усть-Кут Иркутской области, с образованием 6 классов, не работавший, осужденный 17 февраля 2005 г. по п. "а" ч. 2 ст. 161; п. "а" ч. 2 ст. 161; п.п. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года;

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам шести месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено приговор от 17  февраля 2005 г. исполнять самостоятельно.

Р., родившийся 9 февраля 1989 г. в г. Усть-Кут Иркутской области, с образованием 6 классов, не работавший, осужденный 2 ноября 2005 г. по ч. 1 ст. 166 УК РФ к одному году девяти месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в один год;

- осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к шести годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Постановлено приговор от 2 ноября 2005 г. исполнять самостоятельно.

Е., родившийся 27 октября 1963 г. в г. Нижнеудинск Иркутской области, со средним образованием, не работавший, ранее не судимый;

- осужден по ст. 316 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в два года.

Признаны виновными и осуждены:

- Ж. и Р. - за убийство В., 1961 г. рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору;

- Е. - за заранее необещанное укрывательство особо тяжкого преступления - убийства В.

Преступления совершены ими в период с 8 по 15 октября 2004 г. (убийство) и в октябре 2004 г. (укрывательство) на территории Усть-Кутского городского кладбища Иркутской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., выступление прокурора М., не поддержавшего представление и просившего приговор в отношении Р. - изменить, а в отношении Ж. и Е. - оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

- осужденный Ж. просит отменить приговор, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, на недоказанность его вины; утверждает, что Р. оговорил его;

- осужденный Р. просит изменить приговор и с применением ст. 64 УК РФ смягчить ему наказание до минимально возможного, ссылаясь на назначение ему чрезмерно строгого наказания. Считает, что совершение им убийства в несовершеннолетнем возрасте, раскаяние в содеянном, явка с повинной и активное способствование раскрытию преступления давали основание для признания их исключительными по делу.

В возражениях государственный обвинитель Г. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить их без удовлетворения.

В кассационном представлении государственный обвинитель Г. просит изменить приговор в отношении Ж., Р. и Е. в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и несправедливостью приговора в отношении Ж. вследствие назначения ему чрезмерно строгого наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, кассационного представления, судебная коллегия находит приговор в отношении Ж. и Е. - законным, обоснованным и справедливым, а в отношении Р. - подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Ж., Р. и Е. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а виновность Р. и Е. в содеянном - и не оспаривается в жалобе осужденного Р. и представлении прокурора.

Виновность Ж. в групповом, по предварительному сговору, убийстве В. подтверждается материалами дела.

Так, подсудимый Р. пояснял, что он со Ж. пришли на кладбище к могиле отца Ж. и увидели мужчину, оказавшегося В., который откручивал рамку с фотографией с могилы. В связи с этим возник конфликт и Ж. ударил по лицу В. Когда В. пошел по тропинке, то Ж. сказал ему, что В. нужно убить ("завалить"), у него (Р.) также возникла неприязнь к В. и он согласился с предложением Ж. У Ж. при себе был нож "бабочка", у него - кухонный нож. Они догнали В., стали наносить ему удары руками и ногами по лицу и телу. Когда В. упал, он (Р.) своим кухонным ножом нанес В. 20-25 ударов в область груди, живота, а Ж. своим ножом - "бабочкой" нанес удары В. в область шеи, груди, правого бока. Когда В. перестал дышать, они ушли. 14 октября 2004 г. он и Ж. рассказали пришедшему Е., что убили человека, а труп его находится на кладбище и попросили Е. помочь закопать труп. Тот согласился. Они взяли у Ж. две лопаты, втроем пришли на кладбище и захоронили труп.

Аналогичные показания Р. давал и в ходе предварительного следствия.

Суд обоснованно признал достоверными приведенные показания Р.

Подсудимый Ж. не отрицал, что ему известно, что В. снял с памятника рамку бронзовую с фотографией его отца, чтобы сдать ее в пункт приема цветного металла. Он (Ж.) действительно говорил М. о том, что он убил человека.

Свидетель М. пояснял в судебном заседании, что в середине осени 2004 г. Ж. сказал ему, что он убил человека.

Как пояснял свидетель Ф. в судебном заседании, ему в октябре 2004 г. Р. рассказал, что он вместе с Ж. ударами ножей убили на кладбище мужчину, а затем вместе с мужчиной по прозвищу "Колхоз" или "Совхоз" они также на кладбище закопали труп.

Свидетель Ж., мать осужденного Ж., поясняла в судебном заседании, что с лета 2004 г. у ее сына был нож - "бабочка", который он носил при себе.

Свидетель П. пояснял в ходе предварительного следствия, что осенью 2004 г. Ж., как он знал, постоянно носил с собой нож - "бабочку". В середине октября 2004 г. Ж. и Р. сообщили ему, что несколько дней назад они двумя ножами: ножом - "бабочкой" и кухонным ножом, убили мужчину на кладбище, а затем - закапывать труп там же на кладбище им помогал Анатолий по прозвищу "Колхоз".

Изменению показаний свидетелем П., другом Ж., совместно с которым он ранее неоднократно совершал преступления, до рассмотрения данного дела содержался с Ж. в одном следственном изоляторе и вместе с ним этапировался в ИВС г. Усть-Кута, суд дал надлежащую оценку.

Подсудимый Е. пояснял, что его прозвище "Колхоз". В октябре 2004 г. он пришел к Ж. Его из дома вызвали Ж. и Р. и Ж. сообщил ему, что он вместе с Р. несколько дней назад убили мужчину на кладбище, где труп и лежит, и попросил его помочь им закопать труп. Он согласился. Взяв две лопаты, они пошли на кладбище и Ж. показал ему труп. Втроем совместно они захоронили труп.

Как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, смерть В. наступила от множественных проникающих колото-резаных ранений грудной клетки, живота, поясничной области с повреждениями сердца, легких, левой почки, кишечника, осложнившихся массивной кровопотерей. Как пришел к выводу эксперт, учитывая морфологические особенности колото-резаных ранений, имевшихся на трупе В., они могли быть причинены разными (не менее двух) колюще-режущими орудиями с длиной клинков 9,5-11 и 12-15 см и их шириной на уровне погружения 1-1,5 и 2-2,5 см.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ж., Р. и Е. в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: Ж. и Р. - по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ; Е. - по ст. 316 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Ж., Р. и Е. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Совершение Р. убийства в несовершеннолетнем возрасте, его явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, а также - раскаяние Р. - суд учел при назначении ему наказания.

Вместе с тем, суд правильно учитывал и характеризующие Р. данные: что в школе он прогуливал уроки, общепринятых норм поведения в школе не выполнял (ходил по классу, выкрикивал, мешал другим заниматься), на замечания педагогов не реагировал, перейдя в 6-ой класс, перестал посещать школу; не обучался и не работал; часто убегал из дома, бродяжничал, состоял на учете в комиссии по делам несовершеннолетних за уклонение от учебы и самовольные уходы из дома; он склонен к конфликтности, агрессивному поведению, совершению преступлений; 6 марта 2005 г. он совершил угон автомашины "ВАЗ-2107" и в период расследования уголовного дела по угону совершил данное убийство.

При таких данных и с учетом обстоятельств совершения убийства суд обоснованно не усмотрел каких-либо исключительных обстоятельств, дававших основание для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ.

В возражениях на жалобы государственным обвинителем Г. указано, что "судебное разбирательство проведено полно, объективно, в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства" (т. 3 л.д. 175).

Ставя в представлении вопрос об изменении приговора, государственный обвинитель Г. делает ссылку на нарушения уголовно-процессуального закона, не указывая, какие именно нормы УПК РФ были нарушены судом и в чем конкретно эти нарушения выразились. По смыслу представления следует, что нарушения уголовно-процессуального закона она усматривает в несправедливости наказания, назначенного Ж., вследствие его чрезмерной строгости.

Ставя вопрос об изменении приговора в отношении Р. и Е., государственный обвинитель Г. в представлении не указывает, каким образом в отношении них она просит изменить приговор и по каким основаниям. При таких данных представление в отношении Р. и Е. удовлетворению не подлежит.

Из представления следует, что государственный обвинитель Г. просит смягчить назначенное Ж. наказание в связи с недостаточной, по ее мнению, мотивировкой в приговоре назначенного наказания.

Как следует из приговора, судом учитывались при назначении наказания несовершеннолетний возраст Ж., условия его жизни и воспитания, уровень его психического развития. Вместе с тем, учитывались и характеризующие его данные: в школе Ж. часто пропускал уроки, к занятиям относился равнодушно, домашних заданий не выполнял, на уроках мог устроить ссору, драку, игнорировал учителей, школьной дисциплине не подчинялся; - по характеру он неуравновешен, вспыльчив, конфликтен, драчлив, агрессивен, агрессия являлась одним из способов решения им возникавших проблем, он - жесток, учитывал только свои собственные желания, нечувствителен к чужому горю, склонен ко лжи, пустому времяпрепровождению, развлечениям и совершению преступлений;

- с марта 2000 г. он состоял на учете в комиссии по делам несовершеннолетних за уклонение от учебы, самовольные уходы из дома и совершение преступления;

- 10 мая 1999 г. он нанес побои В., после чего его брат Ж. и Ч. убили В.; совершил группой лиц по предварительному сговору кражу имущества ветеринарной лечебницы на сумму 4.484 р. 40 к. и похитил печать и два штампа лечебницы и постановлением от 12 января 2000 г. уголовное дело в отношении него по ст.ст. 116158 ч. 2 п. "а" и ч. 1 ст. 325 УК РФ было прекращено за недостижением возраста уголовной ответственности;

- 26 сентября 2001 г. он совершил покушение на кражу имущества городского отдела образования на сумму 4.411 р. 49 к. группой лиц по предварительному сговору и с незаконным проникновением в помещение, но был задержан сторожем, а 27  сентября 2001 г. он совершил кражу имущества того же городского отдела образования на сумму 4.100 р. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище и постановлением от 24 октября 2001 г. его уголовное преследование по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 158 и ч. 2 ст. 158 УК РФ было прекращено в связи с недостижением возраста уголовной ответственности;

- 6 сентября 2004 г. он совершил три групповых ограбления, при этом перед потерпевшей К. демонстрировал нож, за что был осужден приговором от 17 февраля 2005 г.; на время совершения убийства он не работал и не обучался, убийство совершил в период расследования уголовного дела о трех грабежах.

При таких данных назначение Ж. за умышленное лишение жизни другого человека наказания в виде лишения свободы сроком на девять лет шесть месяцев нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим им и данным о его личности. Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, в прениях тот же государственный обвинитель Г. просила суд назначить Ж. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ максимально возможное наказание -10 лет  лишения свободы (т. 3 л.д. 95).

При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению представления государственного обвинителя Г. не имеется.

Вместе с тем, как видно из приговора, в его вводной части суд ошибочно указал, что 2 ноября 2005 г. Р. был осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ, хотя как видно из материалов дела, он осуждался по ч. 1 ст. 166 УК РФ. В этой части в приговор необходимо внести изменение.

Кроме того, поскольку Р. совершил угон (преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 166 УК РФ) в возрасте 16 лет и ранее не отбывал наказание в воспитательной колонии и действие акта амнистии от 19 апреля 2006 г. распространяется на ч. 1 ст. 166 УК РФ, то из приговора подлежит исключению указание о самостоятельном исполнении приговора от 2 ноября 2005 г. на основании п.п. 2 п. 1 постановления Государственной Думы РФ от 19 апреля 2006 г. "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России".

За исключением вносимых изменений выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 17 ноября 2005 г. в отношении Ж. и Е. оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении Р. изменить.

Во вводной части приговора считать, что вместо ч. 1 ст. 161 УК РФ Р. приговором от 2 ноября 2005 г. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Исключить из приговора указание о самостоятельном исполнении приговора Усть-Кутского городского суда от 2 ноября 2005 г., которым Р. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к лишению свободы сроком на один год девять месяцев условно с испытательным сроком в один год.

В остальной части тот же приговор в отношении Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ж. и Р. и кассационное представление государственного обвинителя Г. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 66-О06-7


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.