Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 февраля 2006 г. N 67-О05-92 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве и разбое подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 февраля 2006 г. N 67-О05-92


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 7 февраля 2006 года кассационную жалобу осужденного С. на приговор Новосибирского областного суда от 1 августа 2005 г., которым

С., родившийся 14 августа 1963 года в г. Новосибирске, не работавший, судимый:

- 4 ноября 1993 г. по ст. 103 УК РСФСР к лишению свободы сроком на 8 лет;

- 30 октября 2001 г. по ст.ст.  158 ч. 2 п.п. "в, г", 112 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года, освобожден 16 апреля 2004 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к лишению свободы сроком на 18 лет; по ст.ст.  30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к лишению свободы сроком на 12 лет; по ст.  162 ч. 4 п. "в" УК РФ - к лишению свободы сроком на 12 лет; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 23 года; на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 24 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осужден Г., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации З., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации К., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

С. признан виновным в том, что совместно с Г. совершили разбойное нападение на потерпевшую Б., 1927 года рождения, с причинением тяжкого вреда здоровью, и в процессе разбойного нападения убили ее.

Кроме того, С. признан виновным в покушении на убийство Ю., совершенном с целью скрыть другое преступление.

Судом установлено, что преступления С. совершены 3 августа 2004 года в гор. Новосибирске при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный С. просит изменить приговор, квалифицировав его действия по другой статье уголовного закона, предусматривающей менее тяжкое преступление, и смягчить назначенное ему наказание. В жалобе осужденной указывает, что судом не выяснены мотивы, побудившие его совершить преступление; его действия судом квалифицированы не правильно, поскольку к убийству потерпевшей Б. он не причастен, а совершил лишь кражу ее имущества после того, как осужденный Г. убил потерпевшую; Ю. избил в порыве ревности и умысла на ее убийство не имел; приговор вынесен судом на основании поверхностно исследованных доказательств, которые были представлены стороной обвинения; дело рассмотрено судом необъективно и с обвинительным уклоном; судьей не приняты во внимание его (С.) показания; его ходатайства о вызове судебно-медицинского эксперта судом оставлены без внимания; показания осужденного Г., на которые суд сослался как на доказательства его вины, являются противоречивыми и не согласуются с другими доказательствами по делу; показания Г., и его собственные (С.) показания, изложенные в приговоре, искажены и не соответствуют тем показаниям, которые они давши в суде; осужденный Г. оговорил его (С.) для того, чтобы самому избежать уголовной ответственности и всю вину переложить на него (С.); других доказательств, кроме показаний Г., которые бы прямо указывали на его (С.) причастность к убийству потерпевшей, как утверждает осужденный, в деле не имеется. В жалобе осужденный С. подробно анализирует рассмотренные в судебном заседании доказательства и излагает обстоятельства случившегося, которые, как он утверждает, имели место на сам деле. Судебно-психиатрическая экспертиза, по мнению осужденного С., в период следствия была проведена поверхностно и формально.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель С., высказывая свое несогласие с доводами жалобы, просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор в отношении осужденного С. законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности С. основан на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах. В частности, его вина в совершении преступлений подтверждается показаниями осужденного Г. об обстоятельствах совершенного им и С. убийства потерпевшей Б. В судебном заседании Г. пояснял, что видел как С. душил потерпевшую Б., а затем С. сказал ему (Г.) принести из кухни ножи, что он и сделал, передав ножи С. Сам он (Г.) нанес потерпевшей несколько ножевых ранений; С. также наносил Б. удары, но сколько именно - не помнит. Из показаний осужденного Г., данных в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого с участием защитника, которые были оглашены в судебном заседании и правильность которых Г. подтвердил в суде, следует, что он и С. совместно совершили убийство Б. после того, как она отказалась продать им в долг самогон. При этом С. душил потерпевшую, а затем принесенными из кухни Г. ножами он (Г.) и С. убили потерпевшую. После убийства они с С. из квартиры потерпевшей похитили имущество, которое затем продали. Эти показания осужденного Г. согласуются с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании. Из протоколов осмотра места происшествия и трупа потерпевшей следует, что в квартире, где произошло убийство, был обнаружен труп потерпевшей Б. с признаками насильственной смерти; рядом с трупом были обнаружены кухонные ножи, а также 2 ножа, которые воткнуты в тело потерпевшей в области лопаточной линии и поясничной области. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшей Б. наступила от множественных слепых проникающих колото-резаных ранений туловища с повреждением внутренних органов, сопровождавшихся свободным излитием крови в плевральную и брюшную полости, что привело к малокровию организма и смерти потерпевшей. Из показаний потерпевшей Ю. следует, что она видела как С. и Г. заходили в подъезд дома, в котором проживала потерпевшая Б., торговавшая самогоном. Спустя некоторое время, С. и Г. вышли из подъезда с двумя пакетами, в которых были хрусталь и пылесос; ей они пояснили, что вещи взяли у С., который отказался угостить Г. спиртными напитками. Вещи Г. и С. продали, купив вина.

Оценив эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности С. в убийстве Б., которое он совершил в группе лиц, сопряженное с разбоем, а также в разбойном нападении с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Вывод суда о виновности С. в покушении на убийство Ю., с целью скрыть убийство Б., также сделан правильно и основан на показаниях потерпевшей Ю. об обстоятельствах нанесения ей С. удара по голове, в результате чего она потеряла сознание.

Согласно протоколу осмотри, места происшествия в том месте, где потерпевшая была обнаружена посторонними гражданами в бессознательном состоянии, была найдена ее обувь. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы при доставлении Ю. в лечебное учреждение у нее имелись: тупая травма головы в виде ушиба головного мозга тяжелой степени, кровоизлияние под твердую мозговую оболочку, перелом правой теменной кости, ссадины, кровоподтеки на лице. Травма головы является опасной для жизни и расценивается как тяжкий вред здоровью.

Доводы жалобы осужденного о том, что он не имел умысла на убийство потерпевшей, а также о том, что он избил потерпевшую в порыве гнева - были исследованы в судебном заседании и обоснованно отвергнуты в приговоре суда.

С учетом исследованных в судебном заседании доказательств, в частности, показаний осужденного Г. к свидетеля Н. - содержание которых приведено в приговоре, суд сделал правильный вывод о том, что С. покушался на убийство Ю. с целью скрыть убийство Б., так как опасался, что после обнаружения трупа Б. Ю. сообщит в правоохранительные органы о его (С.) причастности к этому убийству.

Доводы жалобы осужденного С. о том, что изложенные в приговоре показания Г. не соответствуют действительности, поскольку Г., якобы, не говорил о том, что С., объясняя ему мотивы своего поступка в отношении Ю. пояснял, что совершил ее убийство, чтобы она не сообщала в правоохранительные органы о совершенных ими преступлениях в отношении Б. - не основаны на протоколе судебного заседания. Из протокола судебного заседания следует, что судом по ходатайству государственного обвинителя оглашались показания Г., данные им в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого, согласно которым он пояснял, что С. рассказывал ему (Г.), что убил Ю., так как она свидетель и может "сдать" их.

Показания осужденного С., на которые сослался суд в приговоре, судя по протоколу судебного заседания, также соответствуют тем показаниям, которые он давал в ходе судебного следствия.

Вопреки доводам кассационной жалобы, показаниям осужденного С. судом дана надлежащая оценка в приговоре.

Судом были тщательно исследованы и показания осужденного Г., данные им как в ходе судебного, так и предварительного следствия. Показания Г. не содержат существенных противоречий, которые бы позволили усомниться в достоверности этих показаний. Показаниям осужденного Г. судом в приговоре дана надлежащая оценка.

Доводы осужденного С. об его оговоре со стороны Г. были проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты в приговоре. При этом суд пришел к правильному выводу о том, что каких-либо оснований для оговора С. у осужденного Г. не имеется. Ссылка осужденного на то, что Г. таким образом пытается переложить всю ответственность за случившееся на него (С.) - неосновательна, поскольку осужденный Г. рассказывал не только об обстоятельствах участия С. в убийстве потерпевшей, но и о своем участии в совершении данного преступления.

Доводы жалобы осужденного С. о том, что его ходатайства о вызове в суд судебно-медицинского эксперта судом оставлены без внимания, не основаны на протоколе судебного заседания, из которого следует, что таких ходатайств осужденным С. суду не заявлялось.

Вопреки доводам кассационной жалобы заключение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, которая была проведена в отношении С., является обоснованным и соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ.

Судебное разбирательство дела в отношении С. судом проведено полно, всесторонне и объективно.

Наказание за содеянное ему назначено судом справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также данных о его личности. Оснований для смягчения наказания С. судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст.  377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 1 августа 2005 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 февраля 2006 г. N 67-О05-92


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.