Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 68-О05-7 Оснований для отмены или изменения приговора, как о том просят осужденные, нет, поскольку виновность осужденных в убийстве и краже подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 68-О05-7


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 22 марта 2006 года дело по кассационным жалобам осужденного С., адвоката Л. в защиту интересов потерпевшего, по кассационному представлению государственного обвинителя Б. на приговор суда Агинского Бурятского автономного округа от 5 августа 2005 года, которым

Х. 16 декабря 1984 года рождения, уроженец пос. Оловянная Читинской области. холостой, учащийся 3 курса Могойтуйского профессионального училища, ранее не судимый, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "б, ж" УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы; по ст. 158 ч.  1 УК РФ к одному году лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ, путем полного сложения наказаний к 13 (тринадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением отбытия срока отбытия наказания с 21 марта 2005 года;

С. 9 апреля 1987 года рождения, уроженца пос. Могойтуй Читинской области, состоящий в гражданском браке, имеет на иждивении малолетнего ребенка, был судим 9 февраля 2004 года по ст. 158 ч.  3 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 19 апреля 2004 года по ст. 158 ч.  3 УК РФ и на основании ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. -

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "б, ж" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ путем полного сложения наказаний, к 9 (девяти) годам лишения свободы; по совокупности приговоров, на основании ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения наказания, не отбытого по приговору от 19 апреля 2004 года к 10 (десяти) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока отбытия наказания с 21 марта 2005 года.

Приговором постановлено взыскать солидарно с Х. и С. в пользу Могойтуйского муниципального унитарного предприятия "Жилищно-коммунальное хозяйство" 21762 (двадцать одну тысячу семьсот шестьдесят два) рубля.

Исковые требования Д. к МУП "ЖКХ" о взыскании 550 тысяч рублей оставлены без удовлетворения.

Х. и С. признаны виновными в умышленном убийстве Д., совершенном группой лиц на почве ссоры, возникших неприязненных отношений и в связи с исполнением потерпевшим служебных обязанностей по охране объекта. Кроме того, они осуждены за неправомерное завладение автотранспортным средством, совершенным без цели хищения. Х., также, признан виновным и в совершении кражи чужого имущества.

Преступления совершены в ночь на 21 марта 2005 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Л., объяснения осужденного С. по доводам своих кассационных жалоб, мнение прокурора С., полагавшего, что кассационное представление подлежит удовлетворению частично с изменением приговора в части назначения наказания Х. по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ и просившего об оставлении в остальной части приговора без изменения, а кассационного представления и кассационных жалоб - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Осужденный С., в основной и дополнительной кассационных жалоба, просит об отмене приговора с направлением деда на новое судебное рассмотрение. Он считает, что осужден за умышленное убийство не законно, не обоснованно, что его действиям дана неправильная юридическая оценка. Он считает, что дело судом рассмотрено предвзято и необъективно, поэтому выводы о его виновности основаны на предположении. По его мнению, в стадии судебного разбирательства было установлено, что смерть потерпевшего наступила от действий Х., и он признал себя виновным в этом. В жалобах С. указывает, что первоначально Х. оговорил его, но в последствии отказался от этих показаний. Кроме того, С. считает, что суд при решении вопроса о его наказании не учел в полной мере всех обстоятельств, смягчающих наказание, а именно, совершение им преступления в несовершеннолетнем возрасте, наличие на его иждивении малолетнего ребенка. Он просит учесть, что по ст. 166 ч. 2 УК РФ он полностью признал свою вину и раскаялся в преступлении. В жалобе также высказывается мнение о том, что имелись основания полагать, что судья, рассмотревшая дело в отношении него, являлась заинтересованным лицом.

Адвокат Л. в защиту интересов потерпевшей Д. Ц. в кассационной жалобе просит об отмене приговора. Адвокат полагает, что суд необоснованно исключил из обвинения Х. и С. совершение ими умышленного убийства с особой жестокостью, поскольку такой вывод суда противоречит фактическим обстоятельствам дела. Полагая, что суд необоснованно оставил без удовлетворения исковые требования потерпевшего, адвокат обращает внимание на то, что потерпевшей был предъявлен иск к МУП ЖКК пос. Могойтуй о возмещении ей материального вреда (средств, затраченных на погребение) в сумме 50 тыс. рублей и о компенсации морального вреда на сумму 500 тысяч рублей исходя из того, что потерпевший был убит на своем рабочем месте во время исполнения им своих служебных обязанностей. Однако суд оставил иск без удовлетворения, сославшись на то, что иск должен был быть предъявлен к осужденным, а не МУП ЖКХ, такое решение, по мнению адвоката, является неправильным так как противоречит требованиям ст. 1084 ГК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель С. просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением норм материального и процессуального закона. В представлении указывается, что суд необоснованно назначил Х. наказание по совокупности приговоров на основании ст. 69 УК РФ в виде 13 лет лишения свободы, тогда как при полном сложении наказаний, назначенных Х. за каждое преступление, срок не превышает 12 лет лишения свободы. Кроме того. государственный обвинитель полагает, что по ст. 105 ч.  2 п.п. "б, ж" Х. назначено чрезмерно мягкое наказание, без учета тяжести содеянного им и данных о его личности. В отношении С., по мнению государственного обвинителя необоснованно было учтено в качестве обстоятельства смягчающего наказание - наличие на его иждивении ребенка, поскольку он нигде не работал и сам находился на иждивении своей сожительницы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит обоснованным кассационное представление о неправильном назначении Х. наказания по совокупности преступлений, в остальной части судебная коллегия судебная коллегия не усматривает оснований ни к отмене, ни к изменению приговора и считает, что доводы кассационных жалоб и представления противоречат фактическим обстоятельства дела, установленным в стадии судебного разбирательства и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Вина осужденных в совершении ими преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах материалами дела подтверждена, и действия их квалифицированы правильно.

В судебном заседании осужденный С. виновным себя признал частично, в угоне автомашины ЗИЛ. Он показал, что 20 марта 2005 года он предложил Х. взять бензин у сторожа, охранявшего МУП "ЖКХ". В сторожке находился незнакомый парень бурятской национальности. Сторож отказался дать бензин, поэтому между Х. и сторожем возникла ссора и драка. Защищая Х., он нанес сторожу один удар по спине и сразу вышел на улицу. Вернувшись, он застал лежащим на полу Д., которого Х. избивал ногами, угрожая перерезать ему горло. Затем он увидел, как Х. склонился над Д., после чего из шеи брызнула кровь. Потом они решили покататься на машине, но Х. не смог завести мотор, поэтому они решили угнать машину. Х. монтировкой сбил замок на гараже, а он выехал из гаража на автомашине ЗИЛ.

Показания данные Х. в суде свидетельствуют о том, что первоначально он показывал, что в сторожке между ним и сторожем возникла драка, во время которой Д. повалил его пол. После этого он попросил С. помочь ему, крикнув: "Дима помоги!". С. ударил Д. кочергой и тот сразу обмяк. Куда, конкретно С. был нанесен удар, он не видел. Затем Х. отказался от дачи показаний, стал утверждать, что убийство он совершил один.

Из показаний данных Х. в период расследования дела усматривается, что он давал показания неоднократно, в том числе и с участием адвоката. Он признавал, что потерпевшего он избивал совместно с С., потом он отобрал у С. нож, которым трижды провел по шее потерпевшего Так же он показывал, что он видел, как С. наносил Д. удары по голове кочергой. Уже, после того как потерпевший от нанесенных ему ударов потерял сознание, он стал душить потерпевшего, а затем ножом перерезал горло Д. Затем С. предложил угнать машину. С целью угона машины он, Х., монтировкой выломал навесной замок, а С. выкатил из гаража ЗИЛ. После того, как они покатались на машине, они ее бросили на окраине поселка Он вырвал с панели машины магнитолу.

Оценив показания Х. в совокупности с другими доказательствами по делу суд обоснованно признал их достоверными и пришел к выводу о том, что убийство Д. было совершено Х. в группе с С. в связи с выполнением потерпевшим своей служебной деятельности.

Смерть потерпевшего наступила в результате согласованных действий обоих осужденных, нанесших потерпевшему опасные для жизни телесные повреждения.

Показания Х. нашли свое объективное подтверждение в других материалах дела.

Так согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, с которыми суд согласился, потерпевшему были причинены телесные повреждения в виде резаной раны шеи, повлекшие его смерть и травмы головы, относящиеся к категории тяжких, опасных для жизни. Резаная рана шеи причинена колюще-режущим предметом, рвано-ушибленные раны головы могли образоваться от воздействия тупого твердого продолговатого предмета.

Подтверждена вина осужденных также протоколами осмотра места происшествия и выемки вещественных доказательств, показаниями свидетелей М., И., Г., выводами судебно-медицинских экспертиз о характере и локализации телесных повреждений у самих осужденных.

В приговоре полно приведены и правильно оценены в совокупности, исследованные в судебном заседании доказательства.

Обоснованно придя к выводу о доказанности вины осужденных, суд при решении вопроса о квалификации преступления, признал достоверными те доказательства, которые нашли свое подтверждение в материалах судебного следствия. Так, исследуя обстоятельства обвинения С. и Х. в совершении убийства с особой жестокостью, суд пришел к выводу о том, что в стадии судебного разбирательства умысел на совершение преступления с особой жестокостью не нашел своего подтверждения, и исключил данный квалифицирующий признак из обвинения осужденных. При этом суд в приговоре привел подробное обоснование своих выводов в этой части. Не согласиться с выводами суда у судебной коллегии не имеется оснований, поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката о том, что суд необоснованно исключил из обвинения осужденных квалифицирующий признак убийства "с особой жестокостью".

Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины осужденных и признавая правильной квалификацию их преступных действий, судебная коллегия считает, что каждому из осужденных назначено наказание с учетом характера и степени общественной опасности преступления и данных, характеризующих их личность. В приговоре приведено полное обоснование выводов суда о наказании осужденных, оснований для признания приговора чрезмерно суровым или чрезмерно мягким, о чем указывается в кассационном представлении, у судебной коллегии не имеется.

Не усматривает судебная коллегия оснований и к отмене приговора в части разрешения гражданского иска, о чем ставится вопрос в жалобе адвоката, поскольку принятое судом решение не препятствует рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства исковых требований, не разрешенных судом.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что приговор подлежит изменению в отношении Х. в части назначенного ему наказания по совокупности преступлений. Суд назначил Х. наказание по ст. 105 ч. 2 п. "б, ж" УК РФ десять лет лишения свободы, по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ один год лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ один год лишения свободы и принял решение о назначении Х. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ наказания по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний, что должно соответствовать 12 годам лишения свободы. Суд же ошибочно назначил Х. наказание по совокупности преступлений 13 лет лишения свободы. Указанная ошибка суда, подлежит исправлению, поскольку изменение приговора в этой части не влечет ухудшения положения осужденного.

На основании выше изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда Агинского Бурятского автономного округа от 5 августа 2005 года в отношении Х. изменить. Наказание, назначенное Х. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 ч. 2 п.п. "б, ж", 166 ч. 2, 158 ч. 1 УК РФ снизить до 12 (двенадцати) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Х. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 марта 2006 г. N 68-О05-7


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение