Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 72-О06-17 Дело отправлено на новое рассмотрение, поскольку квалификация действий осужденного как подстрекательства к совершению преступления сделана без учета действующего уголовного закона, согласно которому исполнителем преступления признается лицо как непосредственно совершившее преступление, так и совершившее его посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 72-О06-17


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 11.05.2006 кассационное представление заместителя прокурора Читинской области Ч., кассационные жалобы осужденных Б. и Г. на приговор Читинского областного суда от 15.12.2005, по которому

Б., родившийся 30.11.1981 в г. Могоча Читинской области, судимый 18.03.1999 по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, 40 ч. 3 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожденный 05.08.2003 условно-досрочно на 1 год, -

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ на срок 13 лет, ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на срок 8 лет 6 месяцев, ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "к" УК РФ на срок 14 лет, ст. 33 ч. 4 - 167 ч. 2 УК РФ на срок 2 года, ст. 150 ч. 4 УК РФ на срок 5 лет, и по ст. 325 ч. 2 УК РФ к аресту сроком 2 месяца, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ определено 17 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Г., родившийся 05.10.1988 в г. Могоча Читинской области, судимый

1. 12.08.2005 по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

2. 19.10.2005 по ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, приговор постановлено исполнять самостоятельно,

3. 28.11.2005 по ст. 321 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, наказание не отбыто, -

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "з" УК РФ на срок 5 лет, ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на срок 4 года, ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "к" УК РФ на срок 6 лет, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ определено 8 лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ - 8 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Приговором также разрешен гражданский иск и решена судьба вещественных доказательств.

По делу вынесено постановление об освобождении П. от уголовной ответственности за совершение им в состоянии невменяемости общественно-опасных деяний, запрещенных ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "ж", "з", 105 ч. 2 п.п. "ж", "к" УК РФ с применением к нему принудительной меры медицинского характера - помещение в психиатрический стационар специализированного типа, которое не обжаловано.

Заслушав доклад судьи З., мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Л., поддержавшей кассационное представление и просившей исключить из приговора ссылку на показания П. как на доказательство и отменить постановление в отношении П. с направлением дела в этой части на новое судебное разбирательство, судебная коллегия установила:

Б. и Г. осуждены за разбой с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего Г., совершенное группой лиц по предварительному сговору убийство Г., сопряженное с разбоем, убийство К., совершенное группой лиц с целью скрыть другое преступление.

Б. осужден также за подстрекательство к умышленному уничтожению чужого имущества путем поджога с причинением значительного материального ущерба, похищение важного личного документа из иной личной заинтересованности и вовлечение несовершеннолетних в совершение особо тяжкого преступления путем обещаний.

Преступления были совершены в г. Могоча Читинской области в ночь на 18.12.2004 при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Г. выражает несогласие с приговором, считая, что П. и Б. оговорили его.

В кассационной жалобе осужденный Б. утверждает, что преступления не совершал, после задержания к нему применялось физическое насилие со стороны работников милиции, излагает свою версию событий.

В обоснование своей точки зрения приводит следующие доводы: обнаруженная на его одежде кровь принадлежит ему, следователь К. подтвердил его алиби, опознание его Ж. проведено по фотографии, суд рассмотрел дело неполно, заявленное ходатайство было отклонено, не вызваны свидетели Ж., О., не проверены входящие в милицию звонки, не проведена экспертиза по ДНК.

Утверждает также о противоречивости показаний, оговоре его подростками, выражая сомнение в достоверности их показаний, просит разобраться в деле.

В кассационном представлении заместитель прокурора Читинской области Ч. просит приговор в отношении Б. изменить:

по ст. 325 ч. 2 УК РФ вместо 2 месяцев ареста назначить 6 месяцев исправительных работ с удержанием 10 % в доход государства,

осуждение по ст. 33 ч. 4 - 167 ч. 2 УК РФ отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение,

по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ст.ст. 325 ч. 2, 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "ж", "з", 105 ч. 2 п.п. "ж", "к", 150 ч. 4 УК РФ назначить наказание в виде 17 лет лишения свободы, в остальной части приговор оставить без изменения.

Прокурор считает, что Б., предложивший Б., не подлежащему уголовной ответственности в силу возраста, должен нести ответственность как исполнитель, поскольку его действия не создают соучастия.

Также прокурор обращает внимание на то, что наказание в виде ареста назначено судом до введения в действие положения УК РФ об этом виде наказания.

Осужденный Б. в возражениях на кассационное представление прокурора обращает внимание на то, что оно подано с пропуском установленного законом срока.

Государственный обвинитель К. в возражениях на кассационную жалобу осужденного приходит к выводу о ее необоснованности.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Доводы кассационной жалобы Г. об оговоре его Б. и П. опровергнуты приведенными в приговоре доказательствами, которым дана судом надлежащая оценка.

В основу выводов суда о виновности Г. положены, помимо других доказательств, его же показания на предварительном следствии, а также показания П. и свидетеля Б., видевшего как Г. сбил потерпевшего с ног, среди других лиц избивал его ногами, а затем бил топором по голове, после чего Г. говорил ему, что в вагончике убили и женщину.

Показания указанных лиц соответствуют как друг другу, так и другим доказательствам по делу, оснований для оговора Г. этими лицами не усматривается.

Выводы о виновности Г. являются обоснованными, данная его действиям юридическая оценка является правильной, справедливость назначенного ему наказания сомнений не вызывает.

Вина Б. в совершении указанных в приговоре преступных действий подтверждается как фактами обнаружения у Б. при задержании свидетельства об образовании на имя П. (добрачная фамилия К.) и продажи Б. Ж. похищенного в ходе разбойного нападения будильника, подтвержденными в судебном заседании допустимыми и достоверными доказательствами, так и показаниями Г. и П. на следствии и свидетеля Б. на следствии и в суде.

Вопрос о достоверности показаний указанных лиц обсуждался судом. В приговоре приведены убедительные выводы об отсутствии оснований для сомнений в правдивости их показаний, положенных в основу приговора.

Вопреки утверждению осужденного, в этих показаниях отсутствуют существенные противоречия, которые могли бы поставить под сомнение их достоверность. Кроме того, эти показания соответствуют друг другу и совокупности других доказательств по делу.

Доводы Б. об оговоре его указанными лицами являются голословными, опровергнуты указанной совокупностью доказательств.

Характеризующие этих лиц данные, о которых указывает осужденный в своей кассационной жалобе, не свидетельствуют о ложности их показаний и сами по себе не могут свидетельствовать об этом.

Заключение экспертизы о том, что кровь на одежде Б. могла произойти от него самого и от потерпевшего Г., оценено судом как уличающее осужденного в совокупности с другими доказательствами, неоспоримо подтверждающими его вину в совершении убийства Г.

Оснований сомневаться в обоснованности такой оценки у судебной коллегии не имеется.

Утверждения Б. о его непричастности к преступлениям, в том числе об изъятом у него документе, исследовались и оценивались судом и опровергнуты с приведением в приговоре убедительных мотивов, связанных с доказанностью его вины.

Ссылки осужденного на то, что после задержания к нему применялось физическое насилие со стороны работников милиции, проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты со ссылками на соблюдение закона при проведении с ним следственных действий и результаты прокурорской проверки, в ходе которой его доводы не подтвердились.

Утверждения осужденного о том, что суд рассмотрел дело неполно, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что ни Б., ни другими участниками процесса не заявлялись ходатайства о вызове свидетеля Осташова, о проверке входящих в милицию звонков, о проведении экспертизы по ДНК. Следовательно, судом не допущено нарушения прав сторон на представление доказательств и осуществление их процессуальных функций.

Ссылка кассационной жалобы на то, что следователь К. подтвердил алиби осужденного, опровергается тем обстоятельством, что такой свидетель судом не допрашивался, его показания не оглашались и ходатайств о его вызове в суд для допроса не заявлялось.

Показания свидетеля Ж. были оглашены по ходатайству государственного обвинителя в связи с ее неявкой в судебное заседание. Возражений против этого ходатайства со стороны защиты не поступило (т. 5 л.д. 122). Следовательно, эти показания были оглашены с соблюдением требований закона. Стороной защиты и, в частности, Б. ходатайств о вызове этого свидетеля не заявлялось.

Также протокол судебного заседания не содержит сведений об отклонении судом какого-либо ходатайства Б.

Таким образом, при рассмотрении дела не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора. Не является таким нарушением и проведение опознания Б. свидетелем Ж. по фотографии, поскольку такой способ проведения опознания предусмотрен уголовно-процессуальным законом (ст. 193 УПК РФ).

По изложенным мотивам судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы кассационных жалоб осужденных опровергнуты.

В тоже время судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационного представления об отмене приговора в части осуждения Б. по ст. 33 ч. 4 - 167 ч. 2 УК РФ и изменении наказания, назначенного ему по ст. 325 ч. 2 УК РФ.

При этом возражения осужденного о пропуске прокурором срока обжалования приговора не могут быть приняты во внимание, поскольку указанный срок восстановлен судом в порядке, установленном законом (т. 5 л.д. 275).

Судом первой инстанции, как указано в приговоре, установлено, что Б. сам не поджигал вагончик, а склонил к этому несовершеннолетнего Б., в отношении которого уголовное преследование прекращено за отсутствием состава преступления в связи с недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах вывод суда о квалификации действий Б. как подстрекательства к совершению преступления, предусмотренного ст. 167 ч. 2 УК РФ, сделан без учета действующего уголовного закона, согласно которому исполнителем преступления признается лицо как непосредственно совершившее преступление, так и совершившее его посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста (часть вторая ст. 33 УК РФ).

Таким образом, приговор в этой части и в части удовлетворения гражданского иска, основанного на признании Б. виновным в совершении данного преступления, подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.

Кроме того, назначая Б. наказание по ст. 325 ч. 2 УК РФ в виде ареста, суд неправильно применил уголовный закон (Федеральный закон "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации" в редакции от 08.12.2003), которым предусмотрено, что положения УК РФ о наказании в виде ареста вводятся в действие федеральным законом по мере создания необходимых условий для исполнения этого вида наказания, но не позднее 2006 года.

На момент вынесения приговора 15.12.2005 соответствующий федеральный закон принят не был, поэтому суд был не вправе назначить этот вид наказания.

Приговор в этой части подлежит изменению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Читинского областного суда от 15.12.2005 в отношении Б. изменить:

приговор в части осуждения по ст. 33 ч. 4 - 167 ч. 2 УК РФ и удовлетворения гражданского иска со взысканием с Б. в пользу СМП-757 ОАО РЖД 12860 рублей отменить с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение,

по ст. 325 ч. 2 УК РФ вместо 2 месяцев ареста назначить наказание 3 месяца исправительных работ с удержанием 10% в доход государства,

по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 325 ч. 2, 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "ж", "з", 105 ч. 2 п.п. "ж", "к", 150 ч. 4 УК РФ, назначить наказание в виде 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части указанный приговор в отношении Б., а также в отношении Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 мая 2006 г. N 72-О06-17


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение