Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2006 г. N 74-П06 Суд изменил приговор за убийство, исключив из него квалифицирующий признак "из корыстных побуждений", поскольку совершение убийства, сопряженного с разбоем, предполагает наличие у виновного корыстного мотива

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2006 г. N 74-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М. о пересмотре приговора Верховного суда Республики Хакасия от 21 июля 1998 года, которым

М., родившийся 1 октября 1970 года в городе Черногорске Республики Хакасия, судимый 27 января 1995 года по ст. 148-1 ч. 1 УК РСФСР к 3 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ на 14 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 ноября 1998 года приговор в отношении М. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Черногорского городского суда Республики Хакасия от 20 июля 2004 года приговор в отношении М. приведен в соответствие с Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года, исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества. В остальном судебные решения оставлены без изменения.

По данному делу осуждены А., К., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденным М. поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, постановления судьи о приведении приговора в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ 8 декабря 2003 года, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, возражения на жалобу потерпевшего Х., просившего не изменять приговор, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф., полагавшего жалобу оставить без удовлетворения, но исключить из осуждения М. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак "из корыстных побуждений" и с учетом этого, а также явки с повинной смягчить осужденному наказание, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

М. осужден за разбой группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших. Кроме того, он осужден за убийство двух лиц, совершенное группой лиц, из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

24 декабря 1997 года М., А. и К. договорились совершить хищение имущества у Х. и Е. путем разбойного нападения.

Для этой цели они взяли из дома К. гвоздодер, который собирались использовать в качестве оружия при нападении на потерпевших.

Когда все трое подошли к дому N 33 по ул. Лермонтова в городе Черногорске, К. гвоздодером убил собаку, охранявшую дом, после чего все незаконно проникли в дом потерпевших.

В доме М. потребовал у Х. спиртные напитки, а А. - продукты питания для продажи.

Х. ответил отказом. Тогда М., имея умысел на убийство двух лиц, нанес удар кулаком в лицо Х. А. взятым в доме металлическим совком также нанес несколько ударов по телу Х. Когда потерпевший от ударов пошатнулся к печке, М. взял топор и нанес им не менее 8 ударов по голове, шее, передней поверхности грудной клетки Х. К. имевшимся у него гвоздодером нанес также несколько ударов по телу потерпевшего.

В это время из зала выбежала Е. и попыталась убежать из дома. Однако А. и К. задержали ее, а М. нанес ей несколько ударов топором в область шеи. К. также нанес гвоздодером несколько ударов в область шеи потерпевшей. А. в это время держал Е. за руки.

В результате действий нападавших Х. был причинен тяжкий вред здоровью в виде рубленных ран шеи с повреждением мышц и левой сонной артерии, полного пересечения позвоночного столба, повреждением спинного мозга, трахеи, пищевода, правой нижней челюсти, правой ключицы, подключичной вены.

Е. были причинены рубленная рана правой боковой поверхности шеи с повреждением мышц, правой сонной артерии, 6 шейного позвонка, спинного мозга, а также колото-резаная рана передней поверхности грудной клетки с повреждением правой подключичной вены, повлекшие тяжкий вред здоровью.

От полученных телесных повреждений Х. и Е. скончались на месте происшествия.

М., А. и К., продолжая реализацию умысла на завладение имуществом потерпевших, похитили из квартиры будильник, одежду, обувь, меховые изделия на общую сумму 4620000 (неденоминированных) рублей.

В надзорной жалобе осужденный М. просит отменить судебные решения и указывает, что он преступлений не совершал. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По делу не правильно применен закон, грубо нарушен процессуальный закон при проведении следственного эксперимента. Не были проведены соответствующие экспертизы и не проверено его заявление об алиби.

Рассмотрев надзорную жалобу с проверкой материалов уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что доводы жалобы осужденного о том, что он преступлений не совершал, не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Виновность М. в совершении указанных преступлений подтверждена исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный по данному делу А. в ходе следствия показал, что вечером 24 декабря 1997 года М. предложил ему и К. сходить к Х. за спиртным. Когда они все втроем пошли к Х., в руках у К. был металлический гвоздодер. В ворота дома К. зашел первым. Он, А., услышал, как залаяла собака, но, взвизгнув, лаять перестала.

В доме М. попросил у Х. спиртное. Когда последний отказал, между ним и М. возникла драка.

Он, А., взял от печки металлический совок и ударил несколько раз Х. К. нанес Х. два раза по голове гвоздодером. М. в этот момент нанес Х. по голове и шее три удара топором. Потерпевший больше не поднялся.

Когда из комнаты вышла Е., К. сказал, что "свидетелей надо убивать". Они с К. схватили Е., К. нанес ей гвоздодером два удара по голове. Когда Е. упала, М. ударил ее три раза топором по голове и шее.

После совершенных убийств они похитили из дома потерпевших постельное белье, одежду, меховые шапки, шторы, будильник. К. продал И. будильник, куртку из кожи и шторы. Купили один литр самогона.

М. на предварительном следствии также не отрицал этих обстоятельств и показывал, что они требовали у Х. спиртное либо продукты, а также показывал, что он наносил удары топором обоим потерпевшим.

Данные показания М. и А. подтверждали в ходе следственных экспериментов. Во время данных следственных действий, как об этом подтвердили в судебном заседании допрошенные в качестве свидетелей понятые и статисты Т., Д., К., Ю., М. и А. добровольно рассказывали о совершенных ими действиях в доме потерпевших.

Суд правильно положил данные показания в основу приговора, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и объективно подтверждены другими доказательствами. Последующее изменение осужденными показаний исследовалось судом и получило надлежащую оценку в приговоре. При этом судами первой и кассационной инстанций проверялись доводы М. и А. об оказании на них давления на предварительном следствии и обоснованно в судебных решениях опровергнуты.

В частности, из протокола осмотра места происшествия видно, что во дворе дома находился труп собаки. В доме находились металлическая кочерга и топор со следами крови, а на полу лежали трупы потерпевших со следами насильственной смерти.

Согласно заключениям судебно-медицинского эксперта, смерть потерпевших наступила от рубленных ран. Телесные повреждения могли быть причинены предметами, обнаруженными в доме, например лезвием топора и монтировкой (гвоздодером).

Согласно протоколам обыска и изъятия, у И. были обнаружены и изъяты куртка и будильник.

Согласно протоколу опознания, куртка была опознана как ранее принадлежавшая потерпевшему Х.

Свидетель Ш. показала, что будильник она ранее видела в доме Х.

Вышеприведенными показаниями всех осужденных на предварительном следствии, а также показаниями свидетеля Р. опровергаются доводы жалобы М. о якобы имевшемся у него алиби.

Юридическая оценка действий М. как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшим, а также как убийство, двух лиц, совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем, дана правильная.

Вместе с тем Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по уголовному делу в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что убийство потерпевших, сопряженное с разбоем, вызвано получением материальной выгоды, в связи с этим действия М. правильно квалифицированы по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Поскольку совершение убийства, сопряженного с разбоем, предполагает наличие у виновного корыстного мотива, то квалифицирующий признак убийства - "из корыстных побуждений" - подлежит исключению из судебных решений.

Кроме того, как видно из материалов дела, 28 декабря 1997 года М. добровольно сообщил органам прокуратуры о совершенном им преступлении и написал заявление о явке с повинной.

После этого он был задержан по подозрению в совершении преступления и допрошен в качестве подозреваемого, где рассказал об обстоятельствах совершения преступлений (т. 2 л.д. 51-56).

Явка с повинной была исследована в судебном заседании и положена в основу приговора в качестве доказательства виновности М. в совершении преступлений.

Таким образом, явка с повинной М. помогла органам следствия раскрыть совершение тяжких преступлений.

С учетом вносимых в судебные решения изменений, уменьшения объема обвинения, наличия смягчающих наказание обстоятельств, Президиум находит возможным смягчить М. назначенную меру наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного М. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Верховного суда Республики Хакасия от 21 июля 1998 года, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от  11  ноября  1998 года и постановление судьи Черногорского городского суда Республики Хакасия от 20 июля 2004 года в отношении М. изменить:

исключить из его осуждения по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующий признак "из корыстных побуждений";

смягчить М. назначенное по ст. 105 ч. 2 п. "а, ж, з" УК РФ наказание до 13 лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - до 10 лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 апреля 2006 г. N 74-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение