Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 мая 2006 г. N 865-П05 Суд отменил приговор и отправил дело об организации убийства по найму на новое рассмотрение, поскольку доказательств недостаточно для признания осужденного виновным в совершении указанного преступления

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 мая 2006 г. N 865-П05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката А. на приговор Амурского областного суда от 25 августа 2004 года, по которому

М., родившийся 28 сентября 1968 года в с. Козьмодемьяновка Тамбовского района Амурской области, несудимый,

осужден по ст.ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п.  "з" УК РФ к 18 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений осужден к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 17 декабря 2004 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе адвоката А. поставлен вопрос о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Л., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф. об отмене кассационного определения и передаче уголовного дела на новое кассационное рассмотрение, объяснение адвоката А., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

М. признан виновным в организации убийства Б. по найму и в незаконных приобретении, ношении, хранении и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов.

По приговору суда преступления совершены при следующих обстоятельствах.

В конце августа - начале сентября 1998 года в г. Благовещенске Амурской области М. сообщил С., что Б. убил Е. и попросил предложить их общему знакомому Х. убить Б. за 10.000 рублей.

Во второй половине сентября 1998 года М. у не установленного следствием лица приобрел пистолет-пулемет "К6-92", который оставил в условленном месте в помещении спортклуба "Холмс". 23 сентября 1998 года Х. взял пистолет-пулемет и в тот же день, дождавшись Б. в подъезде его дома, произвел в него выстрелы из данного оружия. В результате полученных огнестрельных ранений Б. скончался на месте. За совершенное убийство Х. получил 10.000 рублей.

В надзорной жалобе адвокат А. указывает, что приговор и кассационное определение постановлены с нарушением уголовно-процессуального закона. М. содержался под стражей при отсутствии соответствующего постановления, вынесенного судом. В отношении М. уголовное дело выделено в отдельное производство 29 октября 1999 года без указания прокурора, что противоречит требованиям ст. 26 УПК РСФСР. Протокол об ознакомлении М. с материалами уголовного дела не подписан следователем, что является нарушением требований ст.ст. 166, 217 УПК РФ. В материалах дела отсутствуют данные, свидетельствующие о надлежащем разъяснении М. п.  1.1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ. Адвокат также ссылается на нарушение права М. на защиту при ознакомлении с материалами уголовного дела. Утверждает, что обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ и не вручалось М. Уголовные дела в отношении Х. на и М. рассмотрены одним и тем же судьей, что ставит под сомнение объективность рассмотрения уголовного дела в отношении М. (ст. 61 ч. 2 УПК РФ). Судья М. не могла рассматривать дело М. еще и потому, что она подлежала допросу в качестве свидетеля в связи с уничтожением вещественных доказательств. Уголовное дело подлежало возвращению прокурору для совместного рассмотрения с делом Х., а этого сделано не было, что не могло не отразиться на объективности рассмотрения дела. Обстоятельства, изложенные в приговоре в отношении Х., противоречат обстоятельствам, установленным по делу М. Защитой до назначения судебного заседания было передано суду ходатайство М. о рассмотрении уголовного дела в составе трех профессиональных судей, которое было возвращено М. вместе с его ходатайством о проведении предварительного слушания, без постановления об отказе в удовлетворении ходатайства. В отношении С., являвшегося посредником в преступлениях между М. и Х., уголовное дело прекращено за недоказанностью, что ставит под сомнение законность осуждения М. Доказательства, положенные в основу приговора, получены с нарушением уголовно-процессуального закона и являются недопустимыми. В нарушение требований закона в судебном заседании были оглашены показания С. и Ф., которые необоснованно положены в основу приговора. Не достаточно полно проверена причастность к убийству Б. других лиц. Кассационное определение не соответствует требованиям ст. 388 УПК РФ. Не все доводы, изложенные в кассационных жалобах, приведены в определении и на них не даны ответы.

По изложенным основаниям адвокат А. просит о пересмотре дела.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорной жалобы, находит судебные решения подлежащими отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции (ст. 379 УПК РФ).

Суд, постановив обвинительный приговор в отношении М., не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (ст. 380 УПК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Указанные требования закона судом не выполнены.

В подтверждение вины М. в совершении указанных преступлений суд в приговоре сослался на показания потерпевшей Б., свидетелей А., Ф., С., Ш. и других, на протокол осмотра места происшествия, заключения экспертиз и другие материалы дела. Однако анализ материалов дела свидетельствует о том, что приведенные в приговоре доказательства нуждаются в более тщательной дополнительной проверке и оценке судом.

На предварительном следствии и в судебном заседании М. вину в предъявленном ему обвинении не признал и показал, что указанных преступлений он не совершал. Показания М. о его непричастности к этим преступлениям судом в полной мере не исследованы.

Судом не проверена и не получила оценки версия об организации убийства Б. другими лицами, в частности, Л.

Как видно из показаний свидетеля Ф. на предварительном следствии, он в конце августа - начале сентября 1998 года слышал разговор между С. и Л. о готовящемся убийстве.

С. на предварительном следствии пояснял, что деньги, которые он передал Х. за убийство Б., он, С., получил от Л., что подтвердил и свидетель Ш.

Эти показания указанных лиц судом не проверены и не оценены, что имеет существенное значение для правильного разрешения настоящего дела.

Суд в описательной части приговора, изложив обстоятельства совершения указанных преступлений, указал, что "за совершенное убийство Б. Х. в конце сентября - октябре 1998 года в неустановленном месте получил материальное вознаграждение в сумме 10000 руб., которым распорядился по своему усмотрению". Однако от кого именно он получил эти деньги, судом не установлено.

Мотивом совершения убийства Б. явились, как указал суд в приговоре, личные неприязненные отношения и месть М. "за якобы совершенное Б. убийство Е.". Однако эти обстоятельства также нуждаются в дополнительной проверке и оценке судом.

Так, М. на предварительном следствии и в суде показал, что С. был его тренером и наставником по спорту, по характеру он, С., был амбициозным человеком, лидером и приказать ему что-либо он, М., не мог, с Х. вообще не общался.

С С. он встречался последний раз осенью 1999 года после освобождения того из следственного изолятора. С. сообщил ему, что его вынудили дать показания против него, М., но от этих показаний он откажется в суде. С. отрицал свою причастность к убийству Б. Далее М. показал, что у него с Б. были нормальные отношения, причин убивать его у него не было, так как он не знал о причастности Б к исчезновению Е. Информацию о том, что Б. мог быть причастен к исчезновению Е., он узнал только после смерти Б.

Свидетель К. в суде показал, что отношения между Б., С. и М. были нормальные. Хорошие отношения были также между Б. и Е. После освобождения С. из-под стражи он говорил ему, К., что к убийству Б. он непричастен. С. сказал, что договорился с милицией о том, что даст показания против Мельникова и его, С., отпустят, но в суде он откажется от этих показаний, так как М. к убийству Б. непричастен.

Как видно из материалов дела, 29 октября 1999 года уголовное дело в отношении С. действительно вначале было следователем прекращено в связи с недоказанностью его участия в совершении убийства Б. (т. 1 л.д. 113) и он был освобожден из-под стражи (т. 1 л.д. 114). 29 октября 1999 года в отношении М. дело было выделено в отдельное производство (т. 1 л.д. 2-3), а в отношении Х. направлено в суд, который 3 мая 2000 года постановил обвинительный приговор (т. 2 л.д. 90-103).

13 января 2000 года С. пропал без вести, а 30 апреля 2000 года его труп с признаками насильственной смерти был обнаружен на 82 км автодороги Благовещенск-Свободный.

27 апреля 2004 года постановление следователя о прекращении уголовного дела в отношении С. было отменено как незаконное (т. 2 л.д. 138), и в тот же день уголовное дело в отношении С. было прекращено в связи с его смертью (т. 2 л.д. 139).

Изложенные показания, а также приведенные обстоятельства уголовного дела нуждаются в дополнительной проверке и оценке судом.

Таким образом, следует признать, что выводы суда о виновности М. в совершении указанных преступлений являются преждевременными, поскольку они сделаны без всесторонней проверки всех обстоятельств дела и без надлежащей оценки всей совокупности доказательств. Поэтому судебные решения по настоящему делу не могут быть признаны законными и обоснованными и подлежат отмене.

Учитывая тяжесть предъявленного М. обвинения, меру пресечения ему следует избрать в виде заключения под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 3 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката А. ст.  удовлетворить.

2. Приговор Амурского областного суда от 25 августа 2004 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2004 года в отношении М. отменить и уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение.

3. Меру пресечения М. избрать в виде заключения под стражу.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 мая 2006 г. N 865-П05


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.