Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2006 г. N 88-О05-57 Оснований для отмены или изменения приговора, как о том просят осужденные, нет, поскольку их виновность в создании устойчивой, вооруженной группы (банды) в целях нападений на граждан и на организации и участии в банде и совершенных ею нападениях подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2006  г. N 88-О05-57


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 15 мая 2006 года кассационное представление государственного обвинителя Ц., кассационные жалобы осужденных Д., Т., С., Т., адвокатов В., К. на приговор Томского областного суда от 10 сентября 2004 года, по которому

Д., 30 декабря 1973 года рождения, уроженец с. А. Шарипова Шатойского района Чечено-Ингушской АССР, судимый 9 февраля 1999 года по ст. 131 ч. 2 п.п. б, д, ст. 213 ч. 3 УК РФ к 7 годам и 6 месяцам лишения свободы, освобожден 24 сентября 2002 года условно-досрочно на 2 года, 7 месяцев и 23 дня,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 1 УК РФ - на 12 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 6 лет, по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ - на 8 лет, по ст.  162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ - на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично наказание, не отбытое по приговору от 9 февраля 1999 года, и окончательно назначено 17 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Т., 9 марта 1976 года рождения, уроженец  г. Томска, ранее судимый 23 октября 1998 года по ст. 144 ч. 3, ст. 145 ч. 3 УК РСФСР к 6 годам и 6 месяцам лишения свободы, освобожден 23 сентября 2002 года условно-досрочно на 4 месяца и 9 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 1 УК РФ - на 11 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 6 лет, по ст. 162 ч. 1 УК РФ - на 4 года, по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ - на 8 лет, по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ - на 12 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Т. назначено 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично наказание, не отбытое по приговору от 23 октября 1998 года, и окончательно назначено 15 лет и 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С., 6 сентября 1970 года рождения, уроженец г. Томска, ранее судимый 30 марта 1998 года по ст. 119, ст. 126 ч. 2 п.п.  "а, з", ст.  163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам и 6 месяцам лишения свободы, освобожден 30 июля 2002 года условно-досрочно на 2 года, 5 месяцев и 1 день,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 1 УК РФ - на 11 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 6 лет, по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ - на 11 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний С. назначено 13 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединено частично наказание, не отбытое по приговору от 30 марта 1998 года, и окончательно назначено 15 лет и 4 месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Т., 3 ноября 1973 года рождения, уроженец  г. Томска, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ - на 8 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ - на 6 лет, по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ - на 7 лет, по ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ - на 8 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По делу также осуждены М. и Б., приговор в отношении которых не обжалован.

Постановлено о взыскании в счет возмещения материального ущерба.

Заслушав доклад судьи Т., с участием переводчика Д. объяснения осужденных Д., Т., С., Т., адвокатов П., М., Ч., мнение прокурора С., поддержавшей кассационное представление в отношении Т., а в остальном просила оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

Д., Т. и С. осуждены за создание устойчивой, вооруженной группы - банды в целях нападений на граждан и организации. Д. - за руководство бандой и участие совместно Т., С. и Т. в банде и совершенных ею нападениях.

Д. осужден также за незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств, за незаконное ношение взрывного устройства. Д., Т., Т. и С. - за незаконное хранение, перевозку, передачу огнестрельного оружия и боеприпасов, Т. - за разбойное нападение на магазины, Т. и Т. - за разбойное нападение на В. и Л.

Д. осужден также за разбойное нападение на Ш. и гражданку КНР С. по предварительному сговору и совместно с осужденными по данному делу М. и Б.

Преступления совершены в г. Томске и Томском района Томской области в период с октября 2002 года по 16 января 2003 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит изменить приговор в отношении Т., указывает, что Т. необоснованно осужден по ст. 162 ч. 1 УК РФ, поскольку он осужден за преступления, совершенные до внесения изменений в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, его действия должны быть квалифицированы одной ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ, осуждение его по ст. 162 ч. 1 УК РФ подлежит исключению из приговора.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный Д. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство, утверждает, что доказательств его вины в создании банды нет, разбойные нападения заранее не планировались, роли не распределялись, указывает, что при его задержании работники милиции подложили гранату в карман его одежды, на следствии он признал вину в результате применения к нему недозволенных методов допроса. Разбойных нападений на частное предприятие "Репко" не совершал, из частного предприятия "Могутаева" была похищено иная сумма денег. Не оспаривая виновности в разбойных нападениях на граждан, указывает, что потерпевшие не были допрошены в суде.

осужденный Т. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, утверждает, что обвинение построено на доказательствах, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона, показания потерпевших и свидетелей противоречивы, обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, т.к. в нем приведены доказательства в отношении группы лиц, а не в отношении него, в приговоре доказательства и квалификация действий даны также в отношении группы лиц, дает оценку доказательствам, считает, что суд необоснованно не удовлетворил ходатайства о признании ряда доказательств недопустимыми, суд не учел состояние его здоровья, суд необоснованно осудил его помимо ст. 209 УК РФ по ст. 222 УК РФ.

осужденный С. просит приговор отменить и дело прекратить, утверждает, что предварительное расследование проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона. Показания на предварительном следствии осужденного Д. о создании вооруженной банды ничем не подтверждены, он дает оценку показаниям других осужденных, свидетелей, считает, что они противоречивы и не доказывают его вину. В суде осужденные Д., Т. и Т. отказались от своих показаний на предварительном следствии о причастности его, С., к преступлениям, его опознание потерпевшими проведено с нарушением закона, он был лишен возможности задать вопросы свидетелям М. и И., их показания были оглашены в нарушение закона, явки с повинной других осужденных даны в отсутствие адвокатов и являются недопустимыми доказательствами, считает, что исследованными судом доказательствами его вина не доказана, указывает, что при осуждении его по ст. 209 УК РФ суд был не вправе осуждать его по ст. 222 УК РФ, т.к. оружие является обязательным признаком банды, считает, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований ст. 220 УПК РФ, т.к. в нем не приведены доказательства его вины, суд не признал в его действиях особо опасного рецидива и необоснованно назначил ему колонию особого режима, суд необоснованно отказал в допросе дополнительных свидетелей К. и С., решения по гражданским искам не основаны на материалах дела.

Адвокат В. в защиту осужденного С. просит приговор отменить и дело прекратить, дает оценку доказательствам и делает вывод о том, что вина С. в преступлениях, за которые он осужден, не доказана, указывает также, что суд необоснованно отказал в допросе дополнительных свидетелей К. и С., судом неправильно разрешены гражданские иски.

Осужденный Т. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, указывает, что явки с повинной написал в результате применения к нему недозволенных методов со стороны работников милиции, они же заставили его дать ложные показания следователю, утверждает, что участвовал в разбойных нападениях на В. и на граждан КНР, к остальным преступлениям, за которые осужден, непричастен, указывает, что суд нарушил его право на защиту.

Адвокат К. в защиту осужденного Т. просит учесть явки с повинной Т. по каждому эпизоду, активное способствование раскрытию преступлений, его роль, данные о его личности, наличие на иждивении малолетних детей, снизить наказание.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ц. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вина осужденных в содеянном материалами дела доказана.

Судом установлено, что Д., Т. и С. создали устойчивую вооруженную группу, приобрели, хранили и носили огнестрельное оружие и боеприпасы, взрывные устройства, совершали разбойные нападения на граждан и организации, угрожая данным оружием. Д. руководил бандой, участвовал в совершаемых бандой нападениях, Т., С. и Т. участвовали в совершенных бандой нападениях.

Преступления они совершали в период с ноября 2002 года по январь 2003 года.

Признавая вину частично, осужденный Д. показал, что с Т. и С. он познакомился в период отбывания им наказания по предыдущему приговору, после освобождения встречались. Не отрицал, что у случайного знакомого приобрел пистолеты. Не отрицал Д. фактов совершения разбойных нападений на граждан и магазины. Его доводы в жалобах о том, что не во всех разбойных нападениях он принимал участием, и что в разбойных нападениях не принимал участие осужденный С., - несостоятельны и опровергаются показаниями самого осужденного Д., которые он давал неоднократно на предварительном следствии, где он по существу признавал себя виновным полностью и уличал других осужденных в вооруженных разбойных нападениях на граждан, магазины и организации. Его доводы о том, что все явки с повинной были даны им под воздействием работников милиции, - необоснованны. Как видно по делу, после составления протоколов явок с повинной Д. неоднократно допрашивался в присутствии адвоката.

Из показаний осужденного Т. следует, что в местах лишения свободы, где он отбывал наказание по предыдущему приговору, он действительно познакомился с Д., а затем в октябре-ноябре 2002 года - со С., общался и с Т. Пояснил, что принимал участие в разбойных нападениях с этими лицами, подтвердил факт участия в разбое на магазин "3ПП - Томский", не отрицал своего участия в нападениях на граждан лиц китайской национальности. На предварительном следствии Т. более детально рассказывал о совершенных нападениях на граждан и магазины. Его доводы о том, что показания на следствии давались под воздействием сотрудников милиции, также несостоятельны.

Осужденный С., отрицая свое участие в банде, признал лишь то, что оставил переданный ему Д. пистолет, глушитель и патроны. Его доводы о том, что он привлечен был к уголовной ответственности в связи с неприязненным к нему отношением со стороны работников УБОП УВД Томской области, - следствием и судом проверялись и не подтвердились.

Осужденный Т., признав вину частично, не отрицал того обстоятельства, что принимал участие в разбойном нападении на магазин "Масло, сыры", не отрицал, что на машине привозил Д. и Т. к магазинам и организациям, признавал факт приобретения и хранения газового пистолета, передачу его Д., признавал также вину в разбойных нападениях на лиц китайской национальности и участие в разбойных нападениях на магазины и организации.

Вина осужденных подтверждена также показаниями Б. и М., а факт участия в банде С., что отрицается им самим, доказан показаниями Д. с участием адвоката, из которых следует, что Д. был знаком с Т. и С. длительное время, что после освобождения из мест лишения свободы осенью 2002 года они продолжали встречаться, общаться друг с другом, и в связи с тем, что все нуждались в деньгах, решили объединиться и совершать разбойные нападения, на магазины, организации и частных лиц.

Аналогичные показания о создании банды с целью совершения нападений, о количестве нападений, о роли и степени участия каждого в совершенных нападениях подтверждали на предварительном следствии неоднократно в присутствии адвокатов - осужденные Т., Т., частично С.

В ходе предварительного следствия органами предварительного расследования были получены детальные распечатки телефонных переговоров по сотовому телефону, из которых следовало, что Т., Д., Т. и С. постоянно общались между собой и разрешали необходимые вопросы, которые, как они и сами признавали на предварительном следствии, были связаны с разбойными нападениями.

Вина осужденных подтверждена также показаниями потерпевших, свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертиз, и документами, которые исследовались судом по каждому эпизоду разбойных нападений и незаконных действий с оружием и боеприпасами.

Суд правильно оценил совокупность всех доказательств по делу и бесспорно установил, что группа в составе Д., Т., С. и Т. являлась организованной, устойчивой группой, заранее объединившейся для совершения разбойных нападений на граждан и организации, что подтверждено постоянным их общением, встречей друг с другом, предварительной договоренностью членов группы о совершении именно вооруженных нападений, стабильностью состава группы при совершении конкретных разбойных нападений, длительностью существования данной группы до момента задержания.

При этом суд дал оценку и тем обстоятельствам, что действия всех осужденных были согласованны, преступления ими заранее планировались, подыскивались объекты, собиралась информация о наличии и количестве денежных средств, для преступлений выбирались как правило магазины и торговые точки предпринимателей, которые имели значительные наличные денежные средства. В большинстве случаев разбойных нападений каждый нападавший использовал маски, шарфы, чтобы они не были узнаны, использовались средства связи, оружие и боеприпасы, при этом оружие оснащалось приборами для бесшумной стрельбы, использовались автомашины для прибытия и убытия с мест преступлений.

Суд оценил определенную руководящую роль Д. в банде, дал оценку степени участия и других лиц в нападениях. Доказательствами по делу подтверждено наличие у банды огнестрельного и газового оружия, а также боеприпасов, указанное оружие и боеприпасы были изъяты в ходе следствия у Т., С. и Т. По заключениям специалистов и экспертов оружие признано исправным, пригодным для производства выстрелов.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает обоснованным вывод суда о виновности всех осужденных, правильности квалификации их действий. При этом судебная коллегия соглашается с позицией кассационного представления прокурора об излишней квалификации действий по ст. 162 ч. 1 УК РФ, и в той части приговор подлежит со снижением Т. наказания по совокупности преступлений.

Доводы осужденных и адвокатов об исключении ряда эпизодов, о недоказанности вины С., о недоказанности вины осужденных по ряду разбойных нападений, доводы адвокатов о недопустимости ряда доказательств по делу, а также доводы осужденных о существенном нарушении закона при производстве предварительного следствия, недостаточном ознакомлении их с материалами уголовного дела, - все эти доводы осужденных и защиты, указанные в жалобах судебная коллегия считает необоснованными, и оснований для отмены приговора, как об этом ставится вопрос в ряде жалоб, судебная коллегия не усматривает.

Нет оснований для снижения наказания другим осужденным по делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Томского областного суда от 10 сентября 2004 года в отношении Т. изменить: исключить осуждение его по ст. 162 ч. 1 УК РФ.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 222 ч. 3 УК РФ, ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ, ст.  162 ч. 3 п.п.  "а, б" УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Т. 14 (четырнадцать) лет и 6 (шесть) месяцев лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию присоединить частично наказание, не отбытое по приговору от 23 октября 1998 года, и окончательно назначить Т. 14 лет (четырнадцать) и 10 (десять) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о нем и этот же приговор в отношении Д., С. и Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 мая 2006 г. N 88-О05-57


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.