Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2006 г. N 9-О06-19 Действия осужденного переквалифицированы с разбоя на кражу, поскольку реализовывать свой преступный умысел осужденный начал в отсутствие потерпевшей, а также с убийства, сопряженного с разбоем, на простое убийство

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2006 г. N 9-О06-19


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного С., кассационное представление заместителя прокурора Нижегородской области С. на приговор Нижегородского областного суда от 9 февраля 2006 года, по которому

С., родившийся 26 июля 1984 года в с. Молчаново Молчановского района Томской области, не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на десять лет лишения свободы; ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на пятнадцать лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К., мнение прокурора Х., поддержавшей доводы кассационного представления, объяснения потерпевшего Г., судебная коллегия установила:

С. осужден за разбойное нападение на Г. с причинением тяжкого вреда ее здоровью, а также ее убийство, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им 16 июня 2005 года в с. Семьяны Воротынского района Нижегородской области.

В суде С. вину признал.

В основной кассационной жалобе осужденный просит о смягчении наказания ниже низшего предела санкций статей УК РФ, по которым осужден, ссылаясь на то, что помог следствию в раскрытии преступления, раскаялся в содеянном, имеет на иждивении малолетнего ребенка.

В дополнительной жалобе осужденный, ссылаясь, на кассационное представление заместителя прокурора Нижегородской области, уже просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, указывая, что убийство потерпевшей он совершил спонтанно, после хищения из ее квартиры кошельков с деньгами и появления в квартире потерпевшей, пригрозившей вызвать милицию. Считает, что его показания в ходе предварительного следствия изложены со слов следователя и адвоката. Также считает, что в отношении него следовало провести повторную судебно-психиатрическую экспертизу, так как в детстве он состоял на учете в связи с повреждением центральной нервной системы, а заключение имеющейся в материалах дела судебно-психиатрической экспертизы о его вменяемости подвергает сомнению.

В возражениях государственный обвинитель Ш. выражает несогласие с доводами кассационной жалобы осужденного.

В кассационном представлении заместитель прокурора Нижегородской области С. просит приговор изменить, переквалифицировать действия осужденного со ст. 162 ч. 4 п. "в" на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, а со ст. 105 ч. 2 п. "з" на ст. 105 ч. 1 УК РФ, полагая, что С. совершил не разбойное нападение и убийство, сопряженное с разбоем, а, похитив деньги, напал на появившуюся в квартире потерпевшую и убил ее, опасаясь быть задержанным и привлеченным к уголовной ответственности. Считает, что наказание осужденному подлежит смягчению.

В возражениях на кассационное представление потерпевший Г. просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления и возражений на них, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Как установлено судом, С., зная, что в доме Г., расположенном по ул. Комсомольская, дом N 69 "а", находятся денежные средства, решил проникнуть в дом и завладеть этими деньгами.

С этой целью С., проживая со своей семьей во второй половине дома, в котором жила Г., реализуя свой преступный умысел, 16 июня 2005 года около 16 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, из своей половины дома через чердачное помещение проник в квартиру Г. в ее отсутствие, где начал обыскивать жилое помещение. Обнаружив в квартире деньги в сумме 10000 рублей, он завладел ими и продолжил обыскивать квартиру.

В это время в квартиру вошла Г. и обнаружила С. Увидев Г., С. решил совершить на нее разбойное нападение и, продолжая реализовывать свой умысел на завладение имуществом, напал на потерпевшую, применяя насилие, опасное для ее жизни.

Реализуя свой преступный умысел, С. вооружился в прихожей дома молотком и ножом, после чего в прихожей дома напал на Г. С целью убийства С. нанес Г. не менее двух ударов молотком в область головы, а также не менее четырех ударов ножом в область левой груди. Доводя свой преступный умысел на убийство потерпевшей до конца, С. волоком перетащил Г. в зал дома, где положил ее на диван, после чего нанес ей множественные удары деревянной кухонной разделочной доской в область головы. Перетаскивая потерпевшую, он также сдавил шею потерпевшей веревкой, перекрывая тем самым дыхательные пути.

В результате преступных действий С. потерпевшей Г. были причинены повреждения в виде открытой тупой проникающей черепно-мозговой травмы в виде вдавленного дырчатого перелома свода черепа справа, вдавленного перелома лобной кости справа, повреждения оболочек мозга с размозжением вещества головного мозга, кровоизлияний под оболочки и в желудочки мозга. Также Г. было причинено проникающее колото-резаное ранение передней поверхности грудной клетки слева с повреждением верхней доли левого легкого, глубокие непроникающие колото-резаные ранения передней поверхности грудной клетки слева, закрытые переломы 3-6 ребер спереди слева, а также странгуляционная борозда передне-правой поверхности шеи.

От полученных телесных повреждений Г. скончалась на месте происшествия. Непосредственной причиной смерти Г. явилась открытая тупая проникающая черепно-мозговая травма в виде вдавленного дырчатого перелома свода черепа справа, вдавленного перелома лобной кости справа, повреждения оболочек мозга с размозжением вещества головного мозга, кровоизлияний под оболочки и в желудочки мозга.

Убедившись, что Г. скончалась, С., доводя свой преступный умысел на хищение чужого имущества до конца, завладев принадлежащими потерпевшей деньгами, в сумме 10000 рублей, двумя кошельками стоимостью 60 рублей каждый, а также перчатками, стоимостью 40 рублей, с места преступления скрылся, причинив потерпевший значительный материальный ущерб на общую сумму 10160 рублей.

Вина осужденного в совершении кражи денег потерпевшей и ее убийстве подтверждается не только его показаниями об обстоятельствах совершения преступлений в ходе предварительного следствия, установленных судом и подтвержденных С. в судебном заседании, но и совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Доводы кассационной жалобы осужденного о необходимости проведения в отношении него повторной судебно-психиатрической экспертизы нельзя признать состоятельными.

По делу была проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, в соответствии с которой С. психическим расстройством не страдает, но обнаруживает признаки синдрома зависимости от алкоголя средней стадии, что не лишает его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Во время совершения инкриминируемого ему деяния он не находился в состоянии какого-либо расстройства психической деятельности, а был в состоянии простого алкогольного опьянения, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время он также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

В судебном заседании С. выразил согласие с выводами экспертов и о назначении повторной экспертизы ходатайства не заявлял.

Оснований не доверять заключениям экспертов судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, судом дана неверная квалификация действиям осужденного.

По смыслу закона, если в ходе совершения кражи действия виновного обнаруживаются собственником или иным владельцем имущества либо другими лицами, однако виновный, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж, а в случае применения насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия - как разбой.

Как следует из приговора, судом этих обстоятельств не установлено.

Вывод суда о том, что, завладев похищенными деньгами и увидев вошедшую в квартиру потерпевшую, С. решил совершить на нее разбойное нападение, не подтверждается исследованными доказательствами.

Действия осужденного по завладению находящимися в квартире деньгами были совершены в отсутствии потерпевшей, то есть тайно.

Из показаний С., изложенных в приговоре, следует, что, найдя деньги в квартире и положив их в карман, он направился к лазу на чердак, чтобы покинуть квартиру, но в это время на выходе из зала увидел около входной двери потерпевшую, которая сказала, что вызовет милицию. Испугавшись, с целью сокрытия совершенной кражи он решил ее "вырубить". Когда потерпевшая повернулась к нему спиной и направилась к выходу, он молотком нанес ей удар по затылку, а когда она упала, нанес ей второй удар.

При таких обстоятельствах следует признать, что примененное к потерпевшей насилие, опасное для ее жизни, было совершено осужденным не для изъятия имущества (которое уже было изъято) или его удержания, а с единственной целью избежать задержания.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о переквалификации действий осужденного со ст. 162 ч. 4 п. "в" на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, поскольку кража имущества потерпевшей совершена им с незаконным проникновением в жилище, уголовная ответственность за которую предусмотрена ч. 3 ст. 158 УК РФ.

С учетом изложенного действия С. подлежат переквалификации со ст. 162 ч. 4 п. "в" на ст. 158 ч. 3 УК РФ как кража, совершенная с незаконным проникновением в жилище, и со ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ.

В связи с переквалификацией действий осужденного на менее тяжкие составы преступлений, наличия на иждивении малолетнего ребенка, способствования раскрытию преступления, раскаяния в содеянном и состояния здоровья назначенное ему наказание подлежит смягчению, однако оснований для применения правил ст. 64 УК РФ судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 9 февраля 2006 года в отношении С. изменить.

Переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 4 п. "в" на ст. 158 ч. 3 УК РФ, по которой назначить четыре года шесть месяцев лишения свободы; со ст. 105 ч. 2 п. "з" на ст. 105 ч. 1 УК РФ, по которой назначить одиннадцать лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, па совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ, назначить четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 июня 2006 г. N 9-О06-19


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.