Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 мая 2006 г. N 910-П05 Суд оставил без удовлетворения ходатайства осужденных о назначении им защитников для оказания юридической помощи при кассационном рассмотрении дела в суде второй инстанции, что является основанием для отправления дела на новое рассмотрение

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 мая 2006 г. N 910-П05


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденных Г. и Т. и по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 октября 2003 г.

По приговору Приморского краевого суда от 23 апреля 2002 года

Г., родившийся 18 сентября 1970 года в г. Свободный Амурской области, ранее не судимый, осужден по ст.ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

он же оправдан по ст.ст. 209 ч. 1, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ за недоказанностью обвинения, по ст.ст. 33 ч. 4, 222 ч. 2 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления;

Т., родившийся 29 марта 1980 года в пос. Прогресс Бурейского района Амурской области, ранее судимый: 17 января 1996 года по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 8 мая 1997 года по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ, 41 УК РСФСР к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

24 августа 2000 года по ч. 1 и п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год; 8 июня 2001 года по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. "в, г", 74, 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы,-

осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 16 лет;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения наказаний с наказанием по приговору от 8 июня 2001 года ему окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

По ст. 325 ч. 2 УК РФ Т. оправдан за недоказанностью обвинения.

Постановлением Белогорского районного суда Амурской области от 18 января 2005 года в соответствии с Федеральным законом от 8 декабря 2003 года действия Т. по приговору от 24 августа 2000 года со ст. 228 ч. 1 УК РФ (в редакции 1996 года) переквалифицированы на ст. 228 ч. 1 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года). Постановлено считать его осужденным по ст. 228 ч. 1 (в редакции от 8 декабря 2003 года) и по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Из приговора от 8 июня 2001 года исключено отягчающее наказание обстоятельство - рецидив преступлений. Постановлено считать его осужденным по ст. 158 ч. 2 п.п. "в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы. В соответствии со ст.ст. 74, 70 УК РФ, с частичным присоединением наказания, назначенного по приговору суда от 24 августа 2000 года, к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

Из приговора Приморского краевого суда от 23 апреля 2002 года исключено отягчающее наказание обстоятельство - особо опасный рецидив преступлений, а также исключен дополнительный вид наказания - конфискация имущества. Вид исправительного учреждения изменен с колонии особого режима на колонию строгого режима.

Постановлено считать Т. осужденным по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции 1996 года) к 12 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ (в редакции 1996 года) к 16 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 18 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 8 июня 2001 года ему окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

С., родившийся 11 июля 1974 года в п. Тыгда Магдагачинского района Амурской области, ранее не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима;

он же оправдан по ст. 325 ч. 2 УК РФ за недоказанностью обвинения. По этому делу осужден также

Б., родившийся 27 сентября 1976 г. в г. Владивостоке, судимый 7 марта 2000 г. по ст.ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года, -

по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ст. 158 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы; по ст. 226 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п.п. "б, в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з, н" УК РФ к 18 годам лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества;

в соответствии со ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 7 марта 2000 года и на основании ст. 70 УК РФ окончательно по совокупности приговоров назначено 24 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима;

в силу ст.ст. 97, 99 УК РФ ему назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

он же оправдан по ст.ст. 209 ч. 1, 325 ч. 2 УК РФ за недоказанностью обвинения, а по ст. 223 ч. 1 УК РФ - за отсутствием состава преступления.

В приговоре разрешены гражданские иски.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 октября 2003 года приговор в отношении них оставлен без изменения.

По делу осужден также К. по ст.ст. 158 ч. 2 п. "б", 226 ч. 3 п. "а", 222 ч. 2, 228 ч. 1 УК РФ, в отношении которого дело не пересматривается.

В надзорных жалобах осужденных Г. и Т. поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения и передаче дела на новое судебное рассмотрение. Вместе с тем в жалобах содержится просьба об отмене только кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение. В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. поставлен вопрос об отмене кассационного определения в отношении Г. и С. и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Кассационное определение в отношении Б. пересматривается в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 410 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб, надзорного представления и вынесения постановлений о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф. об удовлетворении надзорных жалоб и представления, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Б. осужден за кражу имущества, принадлежащего С., в группе лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину; за кражу имущества у С. в группе лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере; хищение у С. огнестрельного оружия и боеприпасов в группе лиц по предварительному сговору, неоднократно; незаконные хранение, перевозку, сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов; незаконные ношение, хранение, перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов в группе лиц по предварительному сговору, неоднократно; разбойное нападение на М. с целью завладения имуществом в крупном размере, в группе лиц по предварительному сговору, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; умышленное убийство М., сопряженное с разбоем; разбойное нападение на И. в группе лиц по предварительному сговору, неоднократно, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; умышленное убийство И., совершенное неоднократно, в группе лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Г. осужден за незаконные хранение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов в группе лиц по предварительному сговору; разбойное нападение на М. с целью завладения имуществом в крупном размере, в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия.

С. и Т. осуждены за разбойное нападение на И. в группе лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, умышленное убийство И., совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

В обоснование доводов жалоб указано, что нарушение требований уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия привело к тому, что часть свидетелей, подлежащих вызову в судебное заседание, не явилась в суд, в результате Г. и Т. были лишены права на всестороннее и объективное рассмотрение дела судом. Кроме того, председательствующим судьей не выполнены требования ст. 327 УПК РСФСР и ст. 358 УПК РФ - они не были ознакомлены с кассационными жалобами других осужденных. Г., как и С., просил обеспечить его защитником при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, однако им в этом было незаконно отказано.

В надзорном представлении указано, что находившиеся под стражей Г. и С. заявили ходатайства о предоставлении им адвокатов для защиты их интересов в суде кассационной инстанции. Ходатайства осужденных соответствуют закону, а их права гарантируются ст. 48 Конституции Российской Федерации. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации ходатайства необоснованно оставила без удовлетворения. Лишение Г. и С. возможности воспользоваться квалифицированной юридической помощью при кассационном разбирательстве дела могло повлиять на вынесение законного, обоснованного и справедливого решения.

Президиум считает, что доводы надзорных жалоб и надзорного представления о невыполнении требований уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом кассационной инстанции обоснованны.

В соответствии с ч. 1 ст. 358 УПК РФ суд, постановивший приговор, извещает о принесенных жалобах и направляет их копии другим осужденным, их защитникам, обвинителю, потерпевшему и его представителю, а также гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям, если жалобы затрагивают их интересы, с разъяснением возможности подачи на жалобы возражений в письменном виде с указанием срока подачи.

Однако в данном деле нет сведений о выполнении судом, постановившим приговор, требований, содержащихся в ч. 1 ст. 358 УПК РФ, следовательно, каждый осужденный не был ознакомлен с кассационными жалобами других осужденных, несмотря на то, что в судебном заседании С. заявил, что он оговорил Т. и Б.; Г. утверждал, что у него неприязненные отношения с Б., который оговорил его и себя в убийстве М. Б. заявил, что их показания во многом расходятся, так как он и Т. не участвовали в убийстве И. Т. показал, что об убийстве И. узнал от С.

Это обстоятельство оставлено без внимания Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении дела 22 октября 2003 г. Таким образом, надзорные жалобы Г. и Т. в этой части соответствуют материалам дела.

Кроме того, определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 октября 2003 г. со ссылкой на ст.ст. 50, 51 УПК РФ оставлены без удовлетворения ходатайства осужденных Г. и С. о назначении им защитников для оказания юридической помощи при кассационном рассмотрении дела в суде второй инстанции. Такое решение суда кассационной инстанции нельзя признать соответствующим требованиям ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, ст. 16 и ст. 50 УПК РФ, гарантирующих каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Судом кассационной инстанции также оставлены без внимания неоднократные просьбы осужденного Г. о допуске в качестве защитников его супруги и брата.

При таких обстоятельствах кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации нельзя признать соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона.

Действия осужденного Б., надзорной жалобы которого не имеется, непосредственно связаны с действиями Г., Т., С. Поэтому, учитывая, что его право на защиту также было нарушено, а в соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ при рассмотрении дела в порядке надзора суд вправе проверить все производство по уголовному делу в полном объеме, Президиум считает необходимым отменить кассационное определение в отношении осужденных Б., Г., С. и Т.

Что же касается доводов надзорных жалоб Г. и Т. о незаконности и необоснованности приговора, то они в данном судебном заседании рассмотрению не подлежат, поскольку дело передается на новое кассационное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408, 410 ч. 1 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденных Г. и Т. удовлетворить частично, надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. удовлетворить.

2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 октября 2003 г. в отношении Б., Г., С. и Т. отменить и передать дело на новое кассационное рассмотрение.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 мая 2006 г. N 910-П05


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.