Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2006 г. N 92-О06-3 Суд изменил приговор и освободил осужденного за грабеж от отбывания наказания в связи с актом амнистии, согласно которому освобождаются от отбывания наказания условно осужденные за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2006 г. N 92-О06-3


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 27 апреля 2006 года кассационные жалобы осужденных М., Х., законного представителя осужденного М. на приговор Верховного суда Республики Тыва от 17 ноября 2005 года, которым

М., родившийся 25 мая 1988 года в городе Шагаан-Арыге Республики Тыва,

осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - п.п. "а, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по п.п. "в, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено лишение свободы на 9 лет сотбыванием в воспитательной колонии;

Х., родившийся  14 апреля 1990 года в городе Кызыле Республики Тыва, осужден по п.п. "в, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 7 лет с отбыванием в воспитательной колонии;

М., родившийся 22 августа 1987  года  в  селе  Ак-Эрике Тес-Хемского  района Республики Тыва,

осужден по п.п. "ж, и" ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 7 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

C., родившийся 23 апреля 1987 года в городе Кызыле Республики Тыва,

осужден по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года с возложением обязанности окончить учебу в профессиональном училище N 4 города Кызыла и трудоустроиться.

Приговор в отношении М. и С. не обжалован и дело рассматривается в порядке ст. 360 УПК РФ.

Этим же приговором осужден по п.п. "ж, и" ч. 2 ст. 105, п.п. "в, ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и оправдан по ч. 1 ст. 131 УК РФ С., в отношении которого приговор не обжалован.

М. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, покушение на убийство двух лиц, с целью скрыть другое преступление, М. - за убийство, совершенное группой лиц, из хулиганских побуждений, С. - за покушение на грабеж.

Кроме того, М. и Х. осуждены за убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, совершенное группой лиц, с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены 5 октября 2004 года вблизи города Кызыла в отношении потерпевших К. и Д. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Ч., мнение прокурора Е., полагавшего уголовное дело в отношении М. прекратить в связи с его смертью, а в отношении С. применить акт амнистии, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах:

осужденный М. просит отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенным нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Утверждает, что он непричастен к убийству К.

Необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о допросе токсиколога, нарколога, не дана оценка тому, что потерпевшие вовлекли несовершеннолетних в распитие спиртных напитков. Не проведена судебно-психиатрическая экспертиза в отношении потерпевшей Д., что было необходимо для оценки ее показаний. В приговоре допущено изложение его показаний, после чего его действия описаны как действия другого осужденного. Часть судебного следствия и прения проведены без участия его второго защитника. Доказательства его непричастности к совершению преступлений не приняты во внимание, как и ряд фактов по действиям потерпевшей и ее родителей после происшествия. Не дана оценка отрицательным характеристикам Х., нахождению его на подписке о невыезде при наличии обвинения в совершении особо тяжкого преступления. Он сам лишь один раз дал пощечину потерпевшей К.;

законный представитель несовершеннолетнего осужденного М. просит об отмене приговора в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. Считает, что действия М. охватываются ч. 1 ст. 112 УК РФ и не могут быть квалифицированы как покушение на убийство. Вывод суда о виновности М. основан на показаниях заинтересованного в исходе дела Х., который находился на подписке о невыезде. Недопустимые доказательства - протоколы явки с повинной незаконно положены в основу приговора. Нарушено право М. на защиту, так как часть судебного следствия и прения проведены без второго защитника С. Приговор несправедлив, так как не учтены положительные характеристики М., отрицательные Х., а также поведение потерпевших, вовлечение М. Х. вместе с С. в преступную деятельность.

Достоверность показаний потерпевшей Д. получившей черепно-мозговую травму и находившейся некоторое время в холодной воде, употреблявшей суррогатный спиртосодержащий напиток, не проверена с участием токсиколога;

осужденный Х. просит о смягчении наказания. Утверждает, что он не убивал К., так как не подходил к потерпевшей, не бил ее, не имел умысла на убийство и бросил камень по направлению головы потерпевшей, опасаясь угроз убийством М. и С.

Государственный обвинитель Ч. в возражениях на кассационные жалобы обосновывает выводы о несостоятельности доводов осужденных и законного представителя несовершеннолетнего осужденного.

Адвокат В. в защиту интересов осужденного Х. принес возражения на доводы кассационных жалоб осужденного М. и законного представителя М.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в отношении М. и прекратить дело в связи с его смертью. Приговор в отношении С. подлежит изменению с освобождением его от наказания в связи с применением акта об амнистии. В остальном приговор в отношении С. и этот же приговор в отношении М. и Х. следует оставить без изменения по следующим основаниям.

Виновность осужденных в содеянном каждым из них установлена собранными по делу, исследованными в судебном заседании, оцененными и приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о непричастности М. и Х. к убийству К. этими доказательствами, обоснованно признанными судом допустимыми, опровергаются, как и доводы в части действий М. в отношении Д.

В числе указанных доказательств показания М. и Х. на предварительном следствии, в которых они изложили обстоятельства происшествия с описанием как свои действий, так и действий другого.

Эти показаний получены с соблюдением уголовно-процессуального закона и подтверждаются показаниями потерпевшей Д., которая видела окровавленную голову К. и слышала от нее, что удар по голове ей нанес М., после чего М. стал и ее бить по голове предметом типа молотка, при этом у нее был сломан палец и рука. Когда она, спасаясь, прыгнула в воду, а затем пыталась выбраться на берег, М. кидал камни, не подпускал к берегу. Он наносил ей удары по рукам, голове, лицу, когда она выбралась из воды, после чего, упав в воду, она уплыла.

В соответствии с выводами судебно-медицинских экспертиз смерть К. последовала от открытой черепно-мозговой травмы, а Д. были причинены телесные повреждения, оцениваются как легкий и средней тяжести вред здоровью, в числе которых ушибленные раны головы, сотрясение головного мозга, перелом фаланги пальца руки, перелом кости левой кисти.

Доводы Х. о том, что он не подходил к К. и не бил ее по голове опровергаются показаниями самого Х. о том, что он кинул камень в голову потерпевшей, показаниями М., С. о том, что Х. наносил удары камнем по голове К., выводами судебно-биологической экспертизы о наличии крови, не исключающейся от К., на куртке Х.

При разрешении ходатайств о вызове и допросе токсиколога; исследовании и оценке обстоятельств написания потерпевшими Д. и К. заявлений в отношении М., показаний дополнительных свидетелей и записки С. к М.; решении вопроса о продолжении рассмотрения дела в отсутствие второго защитника М. - С. нарушений уголовно-процессуального закона не допущено.

Допущенная неточность при изложении показаний М., выразившаяся в том, что вместо фамилии М. указана фамилия С., носит характер технической ошибки, так как по существу приведенные показания являются по содержанию показаниями М.

Данных, свидетельствующих о необходимости назначения и проведения судебно-психиатрической экспертизы в отношении потерпевшей Д., материалы дела не содержат. Как на предварительном, так и в судебном следствии ею даны показания, подтверждающиеся другими доказательствами по делу. Сомнений в ее психической полноценности, способности адекватно воспринимать и воспроизводить обстоятельства происшествия у органов предварительного следствия и суда при собирании и исследовании доказательств не возникло.

Иные доводы М., в частности об отсутствии оценки отрицательной характеристики Х., факта нахождения его в период следствия на подписке о невыезде, не являются основанием для отмены или изменения приговора, ссылка на эти обстоятельства не колеблет оценки суда показаний Х.

Доводы о применении к М. незаконных методов ведения следствия исследовались и обоснованно отвергнуты, эти доводы исследовались и ранее, по результатам проверки постановлено отказать в возбуждении уголовного дела.

Действия осужденных квалифицированы в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела.

Правовая оценка содеянного дана в соответствии с действиями осужденных, изложенными в описательно-мотивировочной части приговора.

Выводы суда в отношении С. подтверждены доказательствами и не оспариваются ни в части доказанности его вины в совершении преступления, ни в части квалификации его действий.

При назначении наказания требования закона соблюдены.

В соответствии с сообщением начальника ФГУ ИЗ-17/1 от 24 ноября 2005 года за N 18/5-5000 (л.д. 142, т. 10) осужденный М. умер 23 ноября 2005 года.

Это обстоятельство влечет за собой отмену приговора в отношении М.

С. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 161 УК РФ, в возрасте до 18 лет, ему назначено наказание в виде условного осуждения к лишению свободы на 2 года с испытательным сроком на 2 года, поэтому к нему следует применить п.п. 4 п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 2006 года "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России".

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду п. 4 названного Постановления


Запрет на распространение действия Постановления, содержащийся в п. 9 указанного акта амнистии с учетом преступления, к нему не относится.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Республики Тыва от 17 ноября 2005 года в отношении М. отменить и уголовное дело прекратить в связи с его смертью.

Изменить приговор в отношении С. и освободить от наказания по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 161 УК РФ на основании п/п 4 п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 2006 года "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России".

В остальном приговор в отношении С. и этот же приговор в отношении М., Х. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 апреля 2006 г. N 92-О06-3


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.