Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103 "Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103
"Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности"
(извлечение)


По приговору мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 г. Галявиев, ранее судимый по п. "з" ст. 102 УК РСФСР, условно-досрочно освобожденный на четыре года десять дней, осужден по ст. 319 УК РФ к исправительным работам сроком на один год с удержанием 10% заработка в доход государства. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание один год один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По приговору Альметьевского городского суда Республики Татарстан в апелляционном порядке приговор изменен, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров Галявиеву окончательно назначено четыре года один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан приговор изменила, наказание, назначенное Галявиеву по ст. 319 УК РФ, смягчила до 3 тыс. рублей штрафа в доход государства, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначила четыре года десять дней лишения свободы со штрафом в размере 3 тыс. рублей в исправительной колонии строгого режима, в соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ постановила наказания в виде штрафа и лишения свободы исполнять самостоятельно.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан приговор и кассационное определение оставил без изменения.

В надзорной жалобе, поданной в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, Галявиев указал, что он осужден незаконно по ст. 319 УК РФ, просил о пересмотре судебных решений, так как после условно-досрочного освобождения он трудился на заводе и никаких правонарушений не допускал, но это судом во внимание принято не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 14 ноября 2006 г. все принятые судебные решения отменила, а дело прекратила, указав следующее.

Галявиев признан виновным в публичном оскорблении представителя власти, исполнявшего свои должностные обязанности, при следующих обстоятельствах.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Галявиев в дежурной части медицинского вытрезвителя УВД г. Альметьевска в присутствии Тарасовой и Макаровой оскорблял грубой нецензурной бранью дежурного инспектора медицинского вытрезвителя младшего лейтенанта милиции Хазиева, находившегося в форменной одежде при исполнении служебных обязанностей и оформлявшего учетную документацию для помещения Галявиева в палату для вытрезвления.

Мировой судья в обоснование своего вывода о виновности Галявиева в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей сослался в приговоре на показания потерпевшего Хазиева о том, что в дежурной части медицинского вытрезвителя во время составления документа на помещение туда Галявиева последний в состоянии алкогольного опьянения в присутствии других лиц стал оскорблять его нецензурной бранью, на показания свидетелей Макаровой и Тарасовой, подтвердивших указанное обстоятельство, а также на показания самого Галявиева в судебном заседании, из которых следует, что он оскорблял нецензурной бранью сотрудника милиции Хазиева.

Однако, правильно установив фактические обстоятельства дела, судья при квалификации действий Галявиева по ст. 319 УК РФ дал им неверную правовую оценку.

Согласно ст. 319 УК РФ уголовная ответственность наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

По смыслу указанного уголовного Закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Вместе с тем, как видно из приговора, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудника милиции Хазиева высказаны осужденным, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии Макаровой - санитарки медицинского вытрезвителя и Тарасовой - фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц.

В приговоре не приведены объективные данные, свидетельствующие о том, что Галявиев высказывал оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью. Отсутствуют они и в материалах дела.

При таких обстоятельствах в действиях Галявиева отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ.

В действиях Галявиева содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении осужденного к уголовной ответственности в порядке частного обвинения за это преступление действия осужденного не могут быть переквалифицированы на этот уголовный закон.

Поэтому все принятые по данному делу судебные решения подлежат отмене, а дело - прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии Галявиева состава преступления.


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила судебные акты по делу о признании лица виновным в публичном оскорблении представителя власти, исполнявшего свои должностные обязанности (ст. 319 УК РФ). Материалами дела подтверждено, что осужденный, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в дежурной части медицинского вытрезвителя в нецензурных выражениях оскорбил в присутствии других лиц дежурного инспектора медицинского вытрезвителя, находившегося в форменной одежде при исполнении служебных обязанностей и оформлявшего учетную документацию для помещения осужденного в палату для вытрезвления.

Как указала надзорная инстанция, по смыслу ст. 319 УК РФ публичными признаются оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью нарушения нормальной деятельности органов власти, ущемления их авторитета, унижения чести и достоинства конкретного представителя власти. Вместе с тем оскорбления в адрес сотрудника милиции были высказаны осужденным в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии двух работников того же вытрезвителя при отсутствии там иных лиц. Таким образом, каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что осужденный высказывал оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, и желал сделать их достоянием многих лиц, не установлено. В действиях осужденного отсутствует признак публичности, что исключает привлечение его к ответственности по ст. 319 УК РФ.

Однако, по мнению Судебной коллегии, в действиях осужденного содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ (оскорбление), но в связи с отсутствием заявления потерпевшего о привлечении осужденного к уголовной ответственности в порядке частного обвинения действия осужденного не могут быть переквалифицированы. Поэтому дело прекращено по причине отсутствия состава преступления.


Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103 "Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, N 2, февраль 2007 г.


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.