Обзор судебной практики по осуществлению защиты интересов ФССП России в 2008 году (приложение к письму Федеральной службы судебных приставов от 31 марта 2009 г. N 12/07-4118-СВС)

Обзор судебной практики
по осуществлению защиты интересов ФССП России в 2008 году
(приложение к письму Федеральной службы судебных приставов от 31 марта 2009 г. N 12/07-4118-СВС)


Федеральной службой судебных приставов подведены итоги деятельности территориальных органов ФССП России по осуществлению судебной защиты имущественных и иных интересов Службы в 2008 г.

За отчетный период согласно форме ведомственной статистической отчетности N 7-2 в суды Российской Федерации было предъявлено 2333 иска, вытекающие из деятельности территориальных органов ФССП России, на общую сумму 12 957 222 тыс. руб. (с учетом остатка 2007 г.), из которых судами удовлетворено (в том числе частично) 294 иска на сумму 182 380 тыс. руб. Для сравнения: в 2007 г. предъявлено 2169 исков на общую сумму 4 449 293 тыс. руб., из которых судами Российской Федерации удовлетворено (в том числе частично) 301 исковое требование на общую сумму 183 907 тыс. руб.

Анализ исков, предъявленных к Службе, свидетельствует о том, что, как и прежде, большая часть суммы требований (почти 98%) вытекает из деятельности судебных приставов-исполнителей:


АНАЛИЗ ИСКОВ, ПРЕДЪЯВЛЕННЫХ К ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ

"Анализ исков, предъявленных к Федеральной службе судебных приставов"


В целом по России прогнозный показатель процент суммы по искам к ФССП России, удовлетворенным судами (7%), не превышен и по итогам 2008 г. составил 1,3% (по итогам 2007 г. - 3,1%).

Однако, несмотря на положительную динамику выполнения указанного показателя, нельзя однозначно утверждать, что в 2008 г. повысилось качество и эффективность работы судебных приставов-исполнителей по исполнению исполнительных документов.

Так, в 2007 г. на исполнении находилось почти 35 млн. исполнительных производств, исков предъявлено на сумму почти 4,5 млрд. руб., тогда как в 2008 г. сумма исковых требований, предъявленных к Службе, возросла почти в три раза (до 13 млрд. руб.) при увеличении количества исполнительных производств на 3% (36 млн.).

В связи с этим особое внимание на качество работы судебных приставов-исполнителей необходимо обратить руководителям территориальных органов, имеющих наибольшие суммы предъявленных исковых требований:

УФССП России по Санкт-Петербургу - предъявлено исков на сумму 1313 млн. руб., из них удовлетворены на сумму почти 80 млн. руб.;

УФССП России по Свердловской области - предъявлено исков на сумму 1215 млн. руб., из них удовлетворены на сумму почти 8,9 млн. руб.;

УФССП России по Новосибирской области - предъявлено исков на сумму 362 млн. руб., из них удовлетворены на сумму почти 30,3 млн. руб.;

УФССП России по Краснодарскому краю - предъявлено исков на сумму 324 млн. руб., из них удовлетворены на сумму почти 21,6 млн. руб.;

УФССП России по Саратовской области - предъявлено исков на сумму 290 млн. руб., из них удовлетворены на сумму почти 4 млн. руб.;

УФССП России по Москве - предъявлено исков на сумму 164 млн. руб., из них удовлетворены на сумму почти 4 млн. руб.

Как уже было отмечено, большая часть исковых требований вытекает из деятельности судебных приставов-исполнителей. В связи с этим целесообразно рассмотреть судебную практику по следующим категориям:

- действия судебных приставов-исполнителей по описи, аресту, оценке, реализации, передаче на хранение имущества должников (предъявлено исков на сумму 9 085 237 тыс. руб., удовлетворено - на сумму 146 845 тыс. руб.);

- бездействие судебных приставов-исполнителей (предъявлено исков на сумму 2 573 479 тыс. руб., удовлетворено - на сумму 4 234 тыс. руб.);

- действия судебных приставов-исполнителей по временному ограничению выезда должников из Российской Федерации (предъявлено исков на сумму 458 449 тыс. руб., удовлетворено - на сумму 38 тыс. руб.);

- действия судебных приставов-исполнителей по незаконному взысканию исполнительского сбора (предъявлено исков на сумму 42 943 тыс. руб., удовлетворено - на сумму 9737 тыс. руб.);

- действия судебных приставов-исполнителей по обращению взыскания на денежные средства (предъявлено исков на сумму 28 352 тыс. руб., удовлетворено - на сумму 1005 тыс. руб.);

- другие категории исков.

Как показывает проведенный анализ судебной практики, большинство принятых судами решений об удовлетворении требований истца основывалось на ранее вынесенных судебных решениях, которыми действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей признаны незаконными.


Действия судебных приставов-исполнителей по описи, аресту, оценке, реализации, передаче на хранение имущества должника


На протяжении последних лет иски данной категории по количеству как предъявленных, так и удовлетворенных сумм занимают лидирующую позицию (общая сумма предъявленных исков - 9 085 237 тыс. руб., удовлетворенных - 146 845 тыс. руб.).

Практика показывает, что на сегодняшний день меры, принимаемые территориальными органами ФССП России по предупреждению предъявления исков данной категории, не всегда результативны.

Контроль со стороны аппарата управления территориальных органов ФССП России за результатами оспаривания тех или иных действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, совершенных в отношении имущества должника, осуществляется не всегда, не говоря уже о контроле за качеством осуществления судебным приставом-исполнителем судебной защиты интересов Службы.

Нередки стали случаи, когда центральным аппаратом ФССП России в экстренном порядке даются указания руководителям территориальных органов о принятии незамедлительных мер по обжалованию судебных актов, которыми требования заявителей удовлетворены, при том, что данные обязанности возложены на руководителей территориальных органов приказами ФССП России от 30.10.2008 N 453 и от 07.07.2008 N 318.

Примером подобной ситуации может послужить Управление ФССП России по Ямало-Ненецкому автономному округу. Постановление судебного пристава-исполнителя данного Управления о передаче арестованного имущества ООО "ТПК ТСП" (стоимостью более 100 млн. руб.) на реализацию судом признано незаконным, причем решение суда вынесено по формальным основаниям - направление должнику постановления о передаче арестованного имущества на реализацию обычной почтой, а не заказным письмом, тогда как данное требование к уведомлению должника ничем не предусмотрено. Вместе с тем даже при наличии явных оснований к отмене данного судебного акта Управлением его обжалование в апелляционном порядке не обеспечено со ссылкой на нецелесообразность. Нетрудно предположить, какими могут быть последствия признания незаконным постановления судебного пристава-исполнителя по передаче арестованного имущества на реализацию. Лишь после вмешательства центрального аппарата ФССП России Управлением подана кассационная жалоба, а данное дело поставлено на контроль.

Анализируя основания удовлетворения исков данной категории, необходимо отметить наиболее распространенные:

- незаконное снятие ареста с имущества должника, повлекшее отчуждение данного имущества и последующую утрату возможности исполнения исполнительного документа;

- действия судебных приставов-исполнителей по передаче арестованного имущества на хранение третьим лицам, приведшие к его порче;

- незаконные действия судебных приставов-исполнителей по установлению заниженной оценки и последующей реализации по ней имущества должника;

- нарушение порядка наложения ареста и реализации имущества должника;

- непредставление взыскателю права оставить нереализованное имущество за собой;

- расходы, связанные с исполнением обязательств по хранению арестованного имущества.

Так, Арбитражным судом Ростовской области удовлетворен иск ОАО "К" о взыскании с ФССП России убытков в размере 2830 тыс. руб.

Причем свое решение суд мотивировал в том числе и приговором, вынесенным в отношении судебного пристава-исполнителя о признании его виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), выразившегося в совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, с причинением тяжких последствий ОАО "К".

Как установлено судом, судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства наложен арест на недвижимое имущество должника ООО "А-И". Впоследствии, обнаружив имущество второй очереди - готовую алкогольную продукцию, судебный пристав-исполнитель снял арест и запрет на отчуждение недвижимого имущества ООО "А-И" и наложил арест на данную алкогольную продукцию. При этом, как указал суд, судебный пристав-исполнитель заведомо знал, что находящаяся на реализации продукция в случае ее продажи не компенсирует сумму взыскания по исполнительному документу. Кроме того, приговором суда установлена умышленность действий судебного пристава-исполнителя по непринятию мер по обращению взыскания на иное ликвидное имущество ООО "А-И". В связи с тем, что алкогольную продукцию невозможно было реализовать по причине отсутствия на нее документов и акцизных марок, судебный пристав-исполнитель повторно наложил арест на недвижимое имущество должника. Однако на момент совершения исполнительных действий недвижимое имущество принадлежало уже другим собственникам, а организация-должник по решению арбитражного суда ликвидирована. Тем самым ОАО "К" было лишено возможности взыскать сумму долга с ООО "А-И".

Таким образом, основанием удовлетворения иска явился вступивший в силу приговор, которым признаны незаконными действия судебного пристава-исполнителя по снятию ареста с недвижимого имущества должника, что причинило материальный ущерб взыскателю.

В другом деле ООО "К" обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с требованием о взыскании с ФССП России денежных средств в размере 524 тыс. руб. реального ущерба и 8113 тыс. руб. упущенной выгоды.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения судом апелляционной и кассационной инстанций, исковые требования удовлетворены частично - с ФССП России за счет казны Российской Федерации взыскано 318 тыс. руб. реального ущерба и 4057 тыс. руб. упущенной выгоды.

Свое решение суд мотивировал следующим.

Во исполнение судебного решения о наложении ареста на имущество (сельскохозяйственная техника), принадлежащее ООО "К", судебным приставом-исполнителем наложен арест и назначен ответственный хранитель, которому установлен беспрепятственный доступ к арестованному имуществу с правом пользования. Одновременно с этим должнику ООО "К" установлен запрет на распоряжение и пользование арестованным имуществом.

В последующем действия судебного пристава-исполнителя по аресту, изъятию, передаче на ответственное хранение и установлению беспрепятственного доступа к арестованному имуществу признаны незаконными. Кроме того, приговором суда судебный пристав-исполнитель при совершении действий по аресту и изъятию имущества признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

После отмены ареста сельскохозяйственная техника была возвращена истцу в состоянии, требующем ремонта. Для восстановления техники ООО "К" приобретены детали на общую сумму 318 тыс. руб., что составило размер взысканного реального ущерба.

В отношении суммы упущенной выгоды суд, применяя соответствующую методику расчета, а также заключение эксперта, установил, что в связи с незаконным арестом и изъятием сельскохозяйственной техники истцом понесены убытки в виде упущенной выгоды в размере 8113 тыс. руб.

Вместе с тем суд учитывая, что ООО "К" в течение периода, на который техника была незаконно арестована и изъята, не приняло мер по предотвращению снижения урожая и своевременному началу весенне-полевых работ, а также, руководствуясь п. 2 ст. 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), установив наличие обоюдной вины сторон, уменьшил размер упущенной выгоды на 50% и взыскал с ФССП России 4057 тыс. руб.

Арбитражным судом Саратовской области удовлетворен иск ООО "ПМК-63" о взыскании с Управления убытков, причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя по оценке арестованного, а затем реализованного имущества в размере 83 тыс. руб. Свое решение суд обосновал ранее вынесенным судебным актом, которым установлена незаконность действий судебного пристава-исполнителя по оценке арестованного имущества в части занижения стоимости. Суд посчитал, что указанного решения достаточно для взыскания всей суммы заявленных исковых требований.

Данное судебное решение после его обжалования в апелляционном порядке было изменено - взысканная сумма снижена с 83 тыс. руб. до 11 тыс. руб. Апелляционный суд посчитал, что правильным в данном случае будет взыскание лишь разницы между реальной стоимостью и стоимостью, по которой арестованное имущество было реализовано. Такая же позиция высказана и судом кассационной инстанции.

Арбитражным судом Еврейской автономной области удовлетворен иск УИ ЦБ о взыскании с ФССП России убытков в размере 230 тыс. руб., причиненных действиями судебного пристава-исполнителя, состоявшими в непередаче взыскателю (УИ ЦБ) в счет погашения долга арестованного и нереализованного имущества должника ООО "П". Свое решение суд основывал судебным актом, которым признаны незаконными вышеуказанные действия судебного пристава-исполнителя. При этом суд, устанавливая причинно-следственную связь между действиями судебного пристава-исполнителя и возникшим ущербом, исходил из того, что судебный пристав-исполнитель необоснованно затянул исполнительное производство: не провел всех действий по обнаружению имущества должника, а установив невозможность реализации имущества должника, передал его на хранение должнику без права пользования, а не взыскателю, тем самым лишив взыскателя возможности удовлетворения его требований. В последующем в отношении ООО "П" введена процедура банкротства, в ходе которой требования УИ ЦБ остались неисполненными.

Вместе с тем, несмотря на вышеуказанную судебную практику удовлетворения требований истцов, основанную на судебных актах и приговорах, которыми признаны неправомерными действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей, имеется и иная позиция судов. В соответствии с этой позицией при рассмотрении судами исковых заявлений о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями судебных приставов-исполнителей, от истца не требуется соблюдения процедуры признания незаконными действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей в отдельном производстве (в порядке ст. 1069 ГК РФ, ст. 128 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон), ст. 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), ст. 329 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ)).

Примером того, что взыскание вреда в порядке, установленном ст. 1069 ГК РФ, возможно без соблюдения предварительной процедуры оспаривания действий судебного пристава-исполнителя, является решение Арбитражного суда Иркутской области от 21.04.2008 по иску Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области. По данному решению с ФССП России в бюджет Иркутской области взыскано 1711 тыс. руб. - вред, причиненный объекту культурного наследия.

Так, судебным приставом-исполнителем был наложен арест на имущество Знаменского сельпо, в том числе на здание, поименованное как "склады двухэтажные". Данный объект, оцененный в 5000 руб., был передан на реализацию, причем в целях повышения его покупательской привлекательности судебным приставом-исполнителем в акт о передаче на реализацию имущества внесена пометка о реализации данного объекта "под разбор".

После реализации здания оно было разобрано, элементы конструкций здания вывезены с территории Знаменского сельпо и использованы для строительства нового объекта недвижимого имущества.

Между тем данное здание являлось объектом, представляющим историко-архитектурную ценность (в категории вновь выявленных), находящимся под охраной государства и входящим в состав памятника истории и культуры "Комплекс хозяйственный в с. Знаменка", отнесенного к концу XIX - началу XX в.

В соответствии с действующим законодательством в области охраны памятников истории и культуры лица, причинившие вред объекту культурного наследия, обязаны возместить вред - стоимость восстановительных работ.

При этом судом установлено, что Служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области после наложения судебным приставом-исполнителем ареста на имущество Знаменского сельпо уведомила руководство соответствующего подразделения судебных приставов о принадлежности указанного здания к памятникам архитектуры, представляющим историческую и архитектурную ценность. Однако начальник подразделения судебных приставов данную информацию до сведения судебного пристава-исполнителя не довел, более того, он утвердил акт о передаче арестованного имущества на реализацию "под разбор".

При таких обстоятельствах Арбитражным судом Иркутской области установлено, что причинение вреда объекту культурного наследия (его уничтожение) находится в непосредственной причинно-следственной связи с виновным противоправным бездействием начальника подразделения судебных приставов.

Доводы о том, что действия судебного пристава-исполнителя в установленном порядке незаконными не признавались, судом отклонены, так как нормами ГК РФ и иными положениями действующего гражданского законодательства не предусмотрено, что неправомерные действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя в случае причинения им вреда должны быть предварительно обжалованы и признаны незаконными.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение Арбитражного суда Иркутской области от 21.04.2008 оставлено в силе.

Решением Арбитражного суда г. Москвы удовлетворен иск ФГУ "ПКД" к Управлению ФССП России по Москве о взыскании 551 тыс. руб. в счет возмещения расходов по хранению арестованного имущества.

Как установлено судом, в УФССП России по Москве на исполнении находилось исполнительное производство о наложении ареста на нежилые помещения, находящиеся в пользовании ОАО "ММТД". Поскольку данные помещения находились в непосредственной близости с проходом к строениям, занимаемым истцом, последний обратился к судебному приставу-исполнителю с предложением о передаче ему на хранение арестованных помещений в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве. Свое предложение истец мотивировал обеспечением безопасности пациентов, соблюдением мер противопожарной безопасности и свободного проезда и прохода к занимаемым им помещениям.

Арестованные помещения по акту описи и ареста имущества переданы на хранение истцу.

Истец во исполнение обязательств по хранению имущества заключил с ЧОП "А" договор на охрану арестованного имущества, в связи с чем понес расходы в размере 551 тыс. руб., которые и просил взыскать с Управления.

Принимая решение об удовлетворении требований истца, суд указал, что в соответствии с законодательством об исполнительном производстве средства, затраченные сторонами исполнительного производства, а также иными лицами на хранение имущества должника, относятся к расходам по совершению исполнительных действий, взыскание которых производится на основании соответствующего постановления судебного пристава-исполнителя. Принимая во внимание, что указанное постановление судебным приставом-исполнителем не выносилось, суд определил взыскать данные расходы с Управления.

Доводы Управления об отсутствии обжалования действий судебного пристава-исполнителя судом признаны несостоятельными, поскольку возмещение расходов по хранению арестованного имущества производится в силу прямого действия Закона и не обусловлено причинением ущерба неправомерным действием или бездействием должностного лица службы судебных приставов.

Указанная позиция поддержана и судом апелляционной инстанции.

Наряду с вышеуказанными примерами судебной практики удовлетворения требований истцов рассмотрим и примеры вынесения решений об отказе в удовлетворении исков данной категории.

Так, районным судом г. Кирова рассмотрено исковое заявление супруги должника С. об освобождении от ареста совместно нажитого имущества (автомобиля), признании за ней права собственности на 1/2 доли данного имущества, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов. Общая сумма заявленных требований составила 52 500 руб.

Судом требования истца удовлетворены частично: за ней признано право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности, в удовлетворении исковых требований об освобождении имущества от ареста, компенсации морального вреда, причиненного в связи с невозможностью пользования ею арестованным автомобилем, и о взыскании судебных расходов было отказано.

Свое решение суд мотивировал тем, что арест на автомобиль был наложен в период, когда доля истца в судебном порядке определена не была, добровольного соглашения о разделе данного автомобиля между супругами судебному приставу-исполнителю не представлено. Наложение ареста и изъятие доли должника в автомобиле не представляется возможным, поскольку автомобиль является неделимой вещью. Судом также указано на то, что действия судебного пристава-исполнителя в судебном порядке незаконными не признавались, следовательно, оснований для взыскания убытков в виде уплаченной госпошлины и компенсации морального вреда не имеется.

Одним из ярких примеров, когда несмотря на признание незаконными действий судебных приставов-исполнителей истцам отказано в удовлетворении их требований, является гражданское дело по иску Л. и С. к УФССП России по Костромской области о взыскании убытков, причиненных бездействием судебного пристава-исполнителя, в размере 405 тыс. руб. и компенсации морального вреда по 200 тыс. руб. каждому.

Свои требования Л. и С. мотивировали тем, что судебные приставы-исполнители в рамках исполнительного производства о взыскании в их пользу с ТОО "К" задолженности по заработной плате в размере 405 тыс. руб. не приняли соответствующих мер по реализации арестованного имущества ТОО "К", что привело к его полной утрате.

Судебным решением указанные действия и бездействие судебного пристава-исполнителя признаны неправомерными.

Исполнительное производство о взыскании с ТОО "К" в пользу истцов денежных средств окончено в связи с невозможностью взыскания, исполнительные листы возвращены без исполнения.

Несмотря на вышеуказанные обстоятельства, решением Ленинского районного суда г. Костромы заявителям в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме. Свое решение суд мотивировал тем, что природа убытков, причиненных истцам в связи с окончанием исполнительного производства, не изменилась и осталась долгом ТОО "К". Также суд указал, что доказательств причинно-следственной связи между непринятием судебным приставом-исполнителем достаточных мер по исполнительному производству и невозможностью исполнения судебных решений не имеется. В силу закона государство не может нести ответственности по долгам ТОО "К".

Решение суда первой инстанции поддержано и судами вышестоящих инстанций.

Не менее интересен пример судебной практики по рассмотрению Арбитражным судом Пермского края искового заявления ООО "АП" о взыскании с ФССП России убытков в размере 737 тыс. руб., причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

Как следует из материалов дела, по договору аренды ООО "А" передало ООО "АП" во временное владение 36 единиц техники, принадлежащих арендодателю на праве хозяйственного ведения. В рамках сводного исполнительного производства, возбужденного по постановлению налогового органа о взыскании налоговых недоимок за счет имущества налогоплательщика, судебным приставом-исполнителем произведены опись и арест 74 единиц техники ООО "А", в том числе 36 единиц техники, находящейся у ООО "АП" по договору аренды.

После реализации указанного имущества судебным приставом-исполнителем произведено изъятие 36 единиц техники у ООО "АП" для последующей ее передачи покупателю.

ООО "АП" оспорило указанные действия судебного пристава-исполнителя, в результате чего решением Арбитражного суда Пермского края, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, действия судебного пристава-исполнителя по изъятию 36 единиц техники признаны незаконными. Причем позиция судов при удовлетворении жалобы ООО "АП" мотивирована нарушением судебным приставом-исполнителем порядка совершения исполнительных действий, предусмотренного законодательством об исполнительном производстве.

Истец, ссылаясь на указанное решение, а также полагая, что после изъятия транспортных средств он не мог осуществлять предпринимательскую деятельность по предоставлению транспортных услуг, вследствие чего у него возникли убытки, обратился в арбитражный суд с иском.

Судом первой инстанции в удовлетворении иска отказано в полном объеме в связи с недоказанностью истцом наличия причинно-следственной связи между действиями судебного пристава-исполнителя и возникшими убытками истца.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд данное решение отменил, взыскав с ФССП России убытки в заявленном истцом размере. При этом суд указал, что без принудительного изъятия автотранспорта истец мог осуществлять эксплуатацию арендуемого автотранспорта и после смены собственника в условиях, близких существовавшим до изъятия, следовательно, имеется причинно-следственная связь между действиями судебного пристава-исполнителя и причиненным ущербом.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2009 постановление суда апелляционной инстанции отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе. Свое решение суд мотивировал тем, что поскольку собственник арестованного имущества ООО "А" является должником в сводном исполнительном производстве, то он отвечает перед кредиторами спорным имуществом (арендованным ООО "АП") наравне с другим имуществом, соответственно, оно подлежит описи и аресту. Несоблюдение судебным приставом-исполнителем процедуры наложения ареста, явившееся основанием для признания его действий незаконными, не освобождает должника от исполнения за счет спорного имущества обязанностей, установленных в судебном порядке. Следовательно, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии причинно-следственной связи между действиями судебного пристава-исполнителя и убытками истца.

Интересно судебное решение по признанию сделки недействительной и применению последствий недействительности ничтожной сделки, вынесенное Арбитражным судом Астраханской области.

С указанным иском в суд обратился прокурор Астраханской области. Основанием для подачи искового заявления было выявленное в ходе прокурорской проверки нарушение порядка реализации недвижимого имущества, допущенное судебным приставом-исполнителем УФССП России по Астраханской области. Было установлено, что в нарушение законодательства об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель от своего имени заключил с ООО "З-Э" договор купли-продажи недвижимого имущества, возвращенного с реализации из-за отсутствия покупательского спроса, на сумму 1150 тыс. руб.

Прокурор просил суд признать договор купли-продажи недвижимого имущества недействительным, обязать Управление возвратить ООО "З-Э" 1150 тыс. руб., обязать ООО "З-Э" возвратить приобретенное по сделке имущество прежнему собственнику.

Судом исковые требования прокурора Астраханской области удовлетворены. Судебное решение мотивировано нарушением порядка реализации арестованного недвижимого имущества должника, в частности непроведением торгов. В качестве последствий недействительности сделки суд определил обязать Управление, от имени и в интересах которого, по мнению суда, действовал судебный пристав-исполнитель, являвшийся, следовательно, стороной по сделке, вернуть ООО "З-Э" денежные средства в размере 1150 тыс. руб.; последнее, в свою очередь, обязано возвратить Управлению приобретенное по договору имущество.

Судом апелляционной инстанции вышеуказанное решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 27.06.2008 принятые по делу судебные акты изменены, из их резолютивной части исключена обязанность Управления возвратить ООО "З-Э" денежные средства в размере 1150 тыс. руб. В иске прокурору отказано, поскольку Управление не являлось стороной по сделке, а выступало лишь в качестве посредника между собственником имущества и покупателем.

Мировой судья г. Пензы отказал в удовлетворении требований Е. о возмещении убытков в размере 32 тыс. руб., причиненных судебным приставом-исполнителем. Свои требования Е. основывала на том, что судебным решением за ней как за супругой должника Е. В. была признана 1/2 часть права собственности на автомобиль, который в рамках исполнительного производства был арестован и передан на ответственное хранение должнику. Позднее данный автомобиль был утрачен, что повлекло возникновение у Е. убытков в размере 1/2 его стоимости.

Как установлено судом, автомобиль был арестован и передан на ответственное хранение должнику, местом его хранения на период реализации с согласия должника была выбрана охраняемая автостоянка, принадлежащая реализующей организации ООО "А-97". После того, как автомобиль не был реализован, судебный пристав-исполнитель предлагал Е. и взыскателю оставить его за собой с выплатой разницы в денежных средствах. После повторной нереализации автомобиля ни взыскатель, ни истица Е. не изъявили желания оставить автомобиль за собой. В то же время автомобиль был утрачен, по чьей вине и когда произошла утрата автомобиля, в ходе судебного разбирательства установить не удалось. Уголовное дело по заявлению Управления о пропаже автомобиля до настоящего времени приостановлено до установления виновного лица. Кроме того, суд указал, что Е., обладающая 1/2 частью права собственности на автомобиль, который по сути продолжает принадлежать Е. В., не реализовала свое право на предъявление требований к своему бывшему супругу о компенсации ей стоимости своей доли.


Бездействие судебных приставов-исполнителей


Несмотря на существенное расширение новым законодательством об исполнительном производстве полномочий судебных приставов-исполнителей, в 2008 г. не удалось избежать случаев удовлетворения исковых требований, связанных с бездействием судебных приставов-исполнителей.

В отчетном периоде к ФССП России и ее территориальным органам предъявлено 439 исков данной категории на сумму 2 573 479 тыс. руб., из них удовлетворено 12 исков на сумму 4234 тыс. руб.

Необходимо отметить, что третья часть удовлетворенных исков данной категории вытекает из деятельности Управления ФССП России по Краснодарскому краю, причем сумма удовлетворенных исков составила 3854 тыс. руб., т.е. 90% от суммы всех удовлетворенных по России исков указанной категории.

Причинами удовлетворения требований заявителей являются грубые нарушения судебными приставами-исполнителями установленных сроков совершения исполнительных действий, а также непринятие всех предусмотренных законодательством мер по исполнению требований исполнительных документов.

Так, Октябрьским районным судом г. Краснодара частично удовлетворены исковые требования И. к ФССП России о взыскании убытков в размере 329 тыс. руб., причиненных незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя. Основанием для обращения И. в суд послужило бездействие судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству о взыскании с ООО "СК Р-С" в пользу истца 144 тыс. руб.

Как установлено судом, судебный пристав-исполнитель в рамках исполнительного производства о взыскании с ООО "СК Р-С" в пользу истца 144 тыс. руб. не принял в полном объеме мер по фактическому исполнению судебного решения. В частности, при наличии на балансе должника ООО "СК Р-С" имущества в виде компрессора и сварочного аппарата общей стоимостью 8 тыс. руб., судебный пристав-исполнитель обращения взыскания на данное имущество не произвел. Кроме того, по итогам года, согласно налоговой декларации, должником получен доход в размере 213 тыс. руб., что свидетельствует о ведении им производственной деятельности. Исполнительное производство окончено с актом о невозможности взыскания.

Суд, придя к выводу о наличии причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и причинением истцу ущерба, частично удовлетворил иск, взыскав с ФССП России материальный ущерб в размере 8072 руб. Расчет суммы ущерба суд обосновал стоимостью имущества (8000 руб.), за счет которого можно было удовлетворить требования взыскателя, с учетом применения к данной сумме индекса инфляции 100,9% (72 руб.).

Необходимо отметить, что бездействие судебного пристава-исполнителя ранее было установлено решениями судов первой и кассационной инстанций.

Рыбинским городским судом Ярославской области судом частично удовлетворено исковое заявление С. о взыскании с Управления компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб., причиненного в результате длительного неисполнения судебным приставом-исполнителем судебного решения.

Основанием для предъявления С. указанных исковых требований послужило длительное бездействие по исполнению судебного решения об обязании МУП "УК" обеспечить бесперебойную работу системы горячего водоснабжения и отопления в квартире истца. Бездействие судебного пристава-исполнителя в период с марта 2001 г. по август 2004 г., а также с марта 2005 г. по февраль 2006 г. установлено ранее вынесенным судебным решением.

С учетом указанных обстоятельств суд исковые требования С. удовлетворил частично, взыскав с Управления компенсацию морального вреда в размере 6 тыс. руб. и 100 руб. государственной пошлины.

Помимо изложенной судебной практики представляют интерес следующие примеры судебных решений об отказе в удовлетворении исковых требований.

Так, в Белгородской области мировой судья, несмотря на имеющееся решение суда о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, отказал в удовлетворении исковых требований А. о взыскании с Управления ФССП России по Белгородской области материального и морального ущерба в размере 98 тыс. руб. Свои требования истец мотивировал тем, что вышеуказанными судебными актами установлена причинно-следственная связь между непринятием судебным приставом-исполнителем в полном объеме мер к исполнению исполнительного документа и возникновением материального, а в последующем и морального вреда.

Принимая решение об отказе удовлетворения требований А., суд указал, что истец не представил суду доказательств того, что у должника по исполнительному производству Ю. имелось какое-либо имущество или другая возможность исполнить требования исполнительного документа. Кроме того, истец (взыскатель) после окончания исполнительного производства в течение полутора лет повторно не предъявлял исполнительный лист для исполнения, в чем суд усмотрел в действиях истца по подаче иска злоупотребление правом

Поскольку суд пришел к выводу, что материальный ущерб причинен истцу не по вине судебного пристава-исполнителя, то и требование о возмещении морального вреда также не подлежит удовлетворению.

Апелляционным определением Октябрьского районного суда г. Белгорода решение суда первой инстанции оставлено без изменения, апелляционная жалоба А. - без удовлетворения.

В Оренбургской области судом отказано в удовлетворении иска Т. о взыскании материального вреда в размере 221 тыс. руб., причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя. Свои требования истец обосновывал бездействием судебного пристава-исполнителя, выразившимся в непринятии мер по обращению взыскания на имеющееся имущество - 1/2 часть квартиры должника, чем Т. была лишена возможности получить присужденную ей судом денежную сумму.

Как указал суд, бездействие судебного пристава-исполнителя в установленном законом порядке незаконным не признавалось, а 1/2 часть квартиры является единственным пригодным для проживания должника и членов его семьи жилым помещением и, соответственно, в силу требований ст. 446 ГПК РФ обращение взыскания на данное имущество недопустимо. Кроме того, возможность исполнения требований исполнительного документа не утрачена.

Позиция суда первой инстанции поддержана также кассационным судом.


Действия судебных приставов-исполнителей по временному ограничению выезда должников из Российской Федерации


К ФССП России и ее территориальным органам в 2008 г. предъявлен 31 иск данной категории на сумму 458 449 тыс. руб., из них судами удовлетворен 1 иск на сумму 38 тыс. руб.

Единственный иск данной категории удовлетворен к ФССП России в Ярославской области. Так, Ч. обратилась в суд с иском к ФССП России о взыскании материального и морального вреда в размере 82 тыс. руб., причиненного действиями судебного пристава-исполнителя, выразившимися в непринятии им мер по снятию ограничения на выезд истицы из Российской Федерации.

Как установлено судом, в рамках сводного исполнительного производства в отношении Ч. вынесено постановление о временном ограничении выезда из Российской Федерации. Между тем требования исполнительных документов истицей были исполнены полностью спустя неделю после вынесения указанного постановления. Исполнительное производство в отношении Ч. было окончено фактическим исполнением. При этом судебным приставом-исполнителем ограничение выезда Ч. из Российской Федерации не отменено. По этой причине спустя полгода с момента окончания в отношении нее исполнительного производства работниками Пограничной службы ФСБ России в аэропорту "Внуково" Ч. было отказано в выезде из Российской Федерации.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением Ч. материального и морального вреда. В связи с этим суд принял решение о частичном удовлетворении исковых требований Ч.: с ФССП России взыскано 38 тыс. руб., в том числе 27 тыс. руб. в счет возмещения материального вреда, 5 тыс. руб. компенсации морального вреда, 5 тыс. руб. расходов по оплате услуг представителя и 1000 руб. госпошлины.

Рассмотрим судебную практику об отказе в удовлетворении требований заявителей по искам данной категории.

Так, Б. обратился в суд с иском к УФССП России по Республике Башкортостан о взыскании материального ущерба в размере 50 тыс. руб., морального вреда в размере 100 тыс. руб., причиненного, по его мнению, незаконными действиями судебного пристава-исполнителя по ограничению выезда Б. из Российской Федерации.

Как установлено судом, судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство о взыскании с Б. в пользу ОАО "РБР" задолженности в размере 1713 тыс. руб. Судебный пристав-исполнитель с учетом уклонения Б. от выполнения обязательств, наложенных на него судом, вынес постановление о временном ограничении на выезд истца из Российской Федерации.

С учетом данного ограничения работниками Пограничной службы ФСБ России при прохождении истцом паспортного контроля в аэропорту г. Уфы ему было отказано в выезде из Российской Федерации.

Указанные обстоятельства явились основанием для предъявления Б. исковых требований о возмещении ущерба и морального вреда.

Суд, не усмотрев в действиях судебного пристава-исполнителя нарушений законодательства об исполнительном производстве, в удовлетворении иска Б. отказал.

В Республике Коми судом рассмотрен иск П. о взыскании материального ущерба, причиненного действиями судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о временном ограничении для П. выезда из Российской Федерации. В своих требованиях П. просила суд взыскать ущерб в виде возмещения сумм, затраченных на приобретение туристической путевки, удержанных при возврате билетов сумм и стоимости проезда к месту прохождения таможенного контроля и обратно, на общую сумму 74 тыс. руб. В обоснование иска П. указала, что по вине судебных приставов-исполнителей ей было отказано в пересечении границы Российской Федерации.

Суд в удовлетворении требований П. отказал, мотивировав свое решение пропуском истцом срока для обжалования действий судебного пристава-исполнителя, а также тем, что П., зная о наличии непогашенной задолженности по исполнительному документу, ведущемся в отношении нее исполнительном производстве и о наличии действующего в отношении нее ограничения на выезд из Российской Федерации, не предпринимала никаких мер, направленных на добровольное исполнение требований исполнительного документа.

Вместе с тем нельзя однозначно утверждать, что в связи с действиями судебных приставов-исполнителей по ограничению выезда должников из Российской Федерации удовлетворен всего один иск.

Анализ судебной практики показал, что большинство судов, рассмотрев заявленные требования, приходят к выводу об удовлетворении требований заявителей с Минфина России за счет средств казны Российской Федерации, хотя в качестве соответчиков по делу привлекалась ФССП России либо ее территориальный орган.

При этом суды данную позицию мотивируют тем, что в соответствии со ст. 1071 ГК РФ причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени которой выступает Министерство финансов Российской Федерации. Кроме того, ст. 1069 ГК РФ регламентирует ответственность за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов, и не предусматривает ее ведомственного разграничения между государственными органами.

Примером указанной позиции служит решение суда, вынесенное по иску С.

Так, С. обратилась в суд с иском к Минфину России и ФССП России о возмещении убытков, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя и госпошлины в общей сумме 103 тыс. руб., причиненных действиями судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об ограничении выезда С. из Российской Федерации.

В обоснование иска С. указала, что она с двумя несовершеннолетними детьми намеревалась совершить туристическую поездку по путевке в Испанию. Однако при прохождении в аэропорту паспортного контроля была снята с рейса по причине имеющегося в отношении нее ограничения на выезд из Российской Федерации, наложенного постановлением судебного пристава-исполнителя.

Как установлено судом, в отношении С. было возбуждено исполнительное производство о взыскании с нее денежных средств, в рамках которого судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о временном ограничении выезда С. из Российской Федерации. В последующем исполнительное производство было окончено реальным исполнением. Однако в установленном порядке временное ограничение на выезд С. из Российской Федерации судебным приставом-исполнителем не отменено.

С учетом изложенного, а также в соответствии со ст. 1069 и 1071 ГК РФ суд принял решение о частичном удовлетворении исковых требований С. взыскав с Минфина России в счет возмещения материального и морального вреда, причиненного действиями (бездействием) государственных органов, 93 тыс. руб.

Следует отметить, что анализ причин, побудивших граждан обратиться в суд с подобными исками, показал, что большая часть исков предъявляется в связи с несвоевременной отменой указанных ограничений, т.е. по причине элементарной забывчивости судебных приставов-исполнителей снять наложенные ограничения по выезду из Российской Федерации.


Ущерб (убытки) в результате незаконного взыскания исполнительского сбора


К ФССП России и ее территориальным органам в 2008 г. предъявлен 91 иск данной категории на сумму 42 943 тыс. руб., из них судами удовлетворено 16 исков на сумму 9737 тыс. руб.

Как и прежде, основными причинами удовлетворения исковых требований явились взыскание исполнительского сбора до полного удовлетворения требований взыскателя и отмена судебного акта, акта другого органа или должностного лица, на основании которого был выдан исполнительный лист.

Так, Арбитражным судом Курской области удовлетворены исковые требования ООО "И-Ц" о взыскании с ФССП России убытков в размере 6625 тыс. руб.

Как установлено судом, в рамках сводного исполнительного производства в результате торгов было реализовано имущество должника ООО "Д-А". Полученные от реализации денежные средства судебный пристав-исполнитель частично перечислил взыскателю ООО "И-Ц", оставшуюся сумму в размере 6625 тыс. руб. перечислил на депозитный счет отдела судебных приставов в качестве исполнительского сбора.

Ленинским районным судом Курской области действия судебного пристава-исполнителя в части взыскания 7% исполнительского сбора признаны незаконными.

С учетом указанных обстоятельств Арбитражный суд Курской области посчитал, что убытки, причиненные истцу взысканием в первоочередном порядке (до полного удовлетворения его требований) исполнительского сбора, подлежат возмещению за счет ФССП России в заявленном истцом размере.

Постановлением суда апелляционной инстанции вышеуказанное решение оставлено без изменения.

Еще один иск о взыскании с ФССП России убытков, причиненных взысканием исполнительского сбора, удовлетворен Арбитражным судом Орловской области.

Как следует из материалов дела, ООО "ОЭ" в рамках арбитражного разбирательства о взыскании с последнего в пользу ООО "МТГ" 8756 тыс. руб. заключило мировое соглашение о добровольном погашении указанной суммы задолженности. Мировое соглашение утверждено судом.

Несмотря на своевременно погашенную истцом задолженность, оговоренную мировым соглашением, ООО "МГТ" предъявило в УФССП России по Орловской области на исполнение исполнительный лист о взыскании с ООО "ОЭ" 8756 тыс. руб.

В ходе исполнительного производства взыскана сумма требований, указанная в исполнительном документе, а также исполнительский сбор в размере 659 тыс. руб.

Впоследствии с ООО "МГТ" в пользу ООО "ОЭ" взысканы 8756 тыс. руб. неосновательного обогащения.

С учетом изложенных обстоятельств Арбитражный суд Орловской области посчитал, что взысканный исполнительский сбор удержан необоснованно, поскольку установленный факт неосновательного обогащения ООО "МГТ" позволяет сделать вывод, что на неосновательно взысканную сумму по основному исполнительному производству не может быть начислен исполнительский сбор. Требования истца удовлетворены в полном объеме - с ФССП России взыскано 659 тыс. руб. незаконно взысканного исполнительского сбора.

Необходимо отметить, что судебной практики об отказе в удовлетворении требований заявителей по искам данной категории практически не имеется, поскольку в основе исков лежат правомерные требования заявителей о возврате (взыскании) незаконно взысканного (удержанного) исполнительского сбора, подтвержденные соответствующими судебными актами.

Кроме того, порядок возврата исполнительского сбора предусмотрен постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 г. N 550 "Об утверждении Правил возврата должнику исполнительского сбора", согласно которому возврат исполнительского сбора осуществляется на основании заявления, представляемого должником в структурное подразделение территориального органа Федеральной службы судебных приставов, в котором был взыскан исполнительский сбор.

Как показывает практика, к большинству исков, указанных в ведомственной статистической отчетности как "отказные", относятся иски, по результатам рассмотрения которых:

- требования заявителей удовлетворены за счет средств Минфина России, поскольку исполнительский сбор зачисляется в бюджет Российской Федерации;

- производство по делу прекращено ввиду отказа истца от иска после возврата территориальным органом ФССП России взысканного исполнительского сбора в установленном Законом порядке.

Представляется, что использование такого инструмента досудебного разрешения спора, как возврат исполнительского сбора в установленном постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 2008 г. N 550 порядке, будет более целесообразным, поскольку взыскание исполнительского сбора в порядке искового производства влечет за собой взыскание судебных расходов, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.


Действия судебных приставов-исполнителей по обращению взыскания на денежные средства должника


К ФССП России и ее территориальным органам в 2008 г. предъявлено 67 исков данной категории на сумму 28 352 тыс. руб., из них судами удовлетворено 8 исков на сумму 1005 тыс. руб.

Основными причинами удовлетворения судами исковых требований по данной категории дел, как и в прошлом отчетном периоде, явились действия судебных приставов по списанию денежных средств со счета лица, не являющегося должником, и нарушение судебными приставами-исполнителями требований ст. 446 ГПК РФ при обращении взыскания на денежные средства должника.

Поскольку примеры судебной практики удовлетворения исков данной категории были предметом обсуждения в аналогичных обзорах за 2007 г. и за первое полугодие 2008 г., рассмотрим примеры отказа удовлетворения судами требований заявителей.

В Республике Карелия мировым судом рассмотрено исковое заявление Д. к УФССП России по Республике Карелия о возмещении ущерба в размере 3 тыс. руб. Свое заявление Д. мотивировал тем, что с его лицевого счета в банке по постановлению судебного пристава-исполнителя было произведено списание денежных средств в размере 3 тыс. руб., тогда как денежные средства, перечисляемые на данный счет, являются пенсией его несовершеннолетнего сына по случаю потери кормильца.

Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, указал, что законодательством об исполнительном производстве не предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя по выяснению целевого назначения денежных средств, находящихся на счетах должника. Кроме того, Д. с заявлением в суд об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя не обращался, в своих объяснениях судебному приставу-исполнителю по факту неуплаты алиментов не указал, что на банковский счет перечисляется пенсия на второго ребенка.

Аналогичное решение принято судом в Красноярском крае. Должник В. обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании с УФССП России по Красноярскому краю ущерба, причиненного ее несовершеннолетнему сыну. Свои требования В. мотивировала тем, что в рамках исполнительного производства о взыскании с нее денежных средств со счета, открытого на ее имя, были списаны денежные средства в размере 24 тыс. руб., тогда как на указанный счет поступает пенсия по случаю потери кормильца, выплачиваемая ее сыну.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что на счет, с которого были списаны денежные средства в счет погашения задолженности истицы по исполнительному производству, помимо пенсии по случаю потери кормильца перечисляются иные денежные средства, в том числе имеется возможность пополнения данного счета самой истицей. Суд, учитывая недоказанность заявленных требований В., в удовлетворении иска отказал.

В Арбитражный суд Республики Карелия обратилось МУП "В" с иском к УФССП России по Республике Карелия о взыскании 33 тыс. руб. убытков, причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя по принудительному списанию денежных средств со счета предприятия.

Как видно из материалов дела, МУП "В" судебным решением признано банкротом. В то же время Управление пенсионного фонда России вынесло постановление о взыскании с МУП "В" недоимок и пеней на сумму 33 тыс. руб. Во исполнение данного постановления судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о наложении ареста на денежные средства должника и в банк направлены инкассовые поручения о списании арестованных денежных средств. Согласно платежным ордерам, инкассовые поручения исполнены на сумму 33 тыс. руб.

Суд, рассматривая дело МУП "В", указал, что в соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. N 29 при разрешении споров на стадии конкурсного производства следует учитывать, что внеочередные обязательства погашаются за счет конкурсной массы в порядке, установленном ст. 855 ГК РФ. Исковые, а также иные требования по таким обязательствам рассматриваются в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством

Следовательно, исполнительные документы о взыскании текущих платежей на стадии конкурсного производства исполняются судебным приставом-исполнителем. В то же время, исполняя такой исполнительный документ, судебный пристав-исполнитель не может в полной мере применять предусмотренные законодательством об исполнительном производстве меры принудительного исполнения, в частности, он не может налагать аресты на имущество должника. Исполнение исполнительного документа о взыскании текущих платежей может производиться за счет денежных средств должника - как наличных, так и безналичных, находящихся на счете в банке.

Таким образом, суд, не усмотрев в действиях судебного пристава-исполнителя противоправности, отказал в удовлетворении исковых требований МУП "В".


Иски, предъявляемые территориальными органами ФССП России в порядке регресса


Подводя итоги рассмотрения судебной практики по искам, вытекающим из деятельности Службы, необходимо также остановится на мерах, принимаемых территориальными органами ФССП России по возврату взысканных с казны Российской Федерации, а также с территориальных органов ФССП России денежных средств в качестве ущерба, причиненного должностными лицами Службы.

Необходимость принятия руководителями территориальных органов ФССП России мер по предъявлению регрессных исков к лицам, виновным в причинении вреда, регламентирована п. 2.10 приказа ФССП России от 7 июля 2008 г. N 318 "О мерах по совершенствованию организации работы территориальных органов ФССП России по защите имущественных и иных прав и законных интересов Минюста России, ФССП России и ее территориальных органов в судах".

Нельзя не отметить наметившуюся положительную тенденцию удовлетворения исковых требований Федеральной службы судебных приставов к лицам, виновным в причинении ущерба казне Российской Федерации и территориальным органам ФССП России. При этом стоит отметить, что во многих территориальных органах ФССП России причиненный ущерб возмещается виновными лицами в добровольном порядке в размере причиненного ущерба либо в размере среднемесячного заработка при значительной сумме ущерба и отсутствии условий полной материальной ответственности причинителя вреда.

В качестве положительной судебной практики рассмотрения регрессных исков ФССП России можно привести следующие примеры.

В Волгоградской области рассмотрен иск ФССП России к бывшему судебному приставу-исполнителю Б. о возмещении ущерба, причиненного его незаконными действиями, в размере 362 тыс. руб.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что Б., являясь судебным приставом-исполнителем Управления ФССП России по Волгоградской области, в рамках сводного исполнительного производства о взыскании с ООО "AT" денежных средств арестовал и передал на реализацию имущество, находящееся в пользовании ООО "AT" по договору аренды. По заявлению собственника имущества ООО "ГКЗ" Арбитражный суд Волгоградской области вышеуказанные действия судебного пристава-исполнителя Б. признал незаконными, с ФССП России в пользу ООО "ГКЗ" взыскал 362 тыс. руб. Взыскание с ФССП России убытков подтверждено соответствующими платежными документами.

С учетом установления вины бывшего судебного пристава-исполнителя Б. в причинении ущерба ФССП России суд пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований Службы. При этом суд указал, что в соответствии со ст. 241 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах среднемесячного заработка, если иное не предусмотрено Трудовым кодексом Российской Федерации или иными федеральными законами. Таким образом, суд с учетом представленной справки УФССП России по Волгоградской области о средней заработной плате Б. взыскал с последнего 6055 руб. в счет возмещения ущерба, причиненного его незаконными действиями.

Несколько иная, но не менее интересная позиция высказана Эжвинским районным судом г. Сыктывкара при вынесении решения об удовлетворении иска ФССП России (в порядке регресса).

Как установлено судом, Управление ФССП России по Республике Коми, действуя в интересах ФССП России, обратилось в суд с иском к бывшему судебному приставу-исполнителю К. о взыскании в доход федерального бюджета ущерба в размере 37 тыс. руб., причиненного незаконными действиями ответчика. Ранее судебным решением действия судебного пристава-исполнителя К. по исполнительному производству в отношении АКБ "СНБ" признаны незаконными, с Минфина России был взыскан ущерб в размере 37 тыс. руб.

Суд исковые требования ФССП России удовлетворил в полном объеме, при этом свое решение мотивировал следующим:

- на основании ст. 3, 13, 19 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" судебный пристав, являясь должностным лицом, состоящим на государственной гражданской службе, обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций. Ущерб, причиненный судебным приставом гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации;

- в силу положений, содержащихся в абз. 7 ст. 11 ТК РФ, а также вышеперечисленных правовых нормах, ограничения размера материальной ответственности работника, предусмотренные ст. 241 ТК РФ, не применяются в отношении судебного пристава-исполнителя при возмещении им ущерба, причиненного государству в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением возложенных на него должностных обязанностей.

В высокой степени актуальной является позиция Верховного Суда Российской Федерации, опубликованная в Бюллетене ВС РФ N 2 за 2009 г.: "В соответствии со ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или иных должностных лиц.

Возложение данной статьей Конституции Российской Федерации ответственности за вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) государственных органов (должностных лиц), непосредственно на государство следует рассматривать как укрепление гарантий прав и свобод граждан. Одновременно эта норма имеет и превентивное значение, поскольку направлена на укрепление законности во взаимоотношениях органов государственной власти и их должностных лиц с гражданами.

В Гражданском кодексе Российской Федерации предусматривается два случая возмещения вреда государством: причинение вреда гражданину или юридическому лицу государственными органами, органами местного самоуправления, а также должностными лицами этих органов (ст. 1069) и причинение вреда гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070). Особенность установленного режима ответственности в этих случаях состоит в том, что источником возмещения вреда служит казна Российской Федерации или казна муниципального образования.

Таким образом, стороной в обязательствах по возмещению вреда, предусмотренных ст. 1069 ГК РФ, является государство.

При предъявлении исков к государству о возмещении вреда от имени казны Российской Федерации в качестве ответчика выступает Министерство финансов Российской Федерации (ст. 1071 ГК РФ).

Поскольку данный государственный орган в судах лишь представляет казну Российской Федерации, то сумма возмещения взыскивается именно с казны Российской Федерации, а не за счет имущества и денежных средств, переданных Минфину России как федеральному органу исполнительной власти в оперативное управление.

В свою очередь, Российская Федерация или субъект Российской Федерации, возместившие потерпевшему вред, причиненный незаконными действиями (решениями) должностного лица органа исполнительной власти, приобретают право обратного требования (регресса) к должностному лицу, которое непосредственно виновно в совершении неправомерных действий (в принятии незаконных решений) В этом случае данное лицо несет регрессную ответственность в полном объеме, если иное не установлено законом (ст. 1081 ГК РФ)". (Определение N 56-В08-8.)

Положительный опыт взыскания убытков, причиненных незаконными действиями судебных приставов, отмечен также в территориальных органах ФССП России по Магаданской области, Приморскому краю и др.

Кроме того, некоторыми территориальными органами ФССП России ведется активная работа по предъявлению исков к гражданам и организациям о взыскании с них судебных расходов (оплата проезда к месту судебного разбирательства, проживание в гостинице), понесенных территориальными органами в результате рассмотрения предъявленных к ним исков. В качестве примера можно привести работу Управления ФССП России по Волгоградской области по взысканию с ООО "Д" судебных расходов. По результатам рассмотрения исковых требований Управления с ООО "Д" взысканы понесенные истцом расходы в размере 19 тыс. руб.

Представляется, что работа по возврату денежных средств путем предъявления регрессных требований позволит частично компенсировать ущерб, причиненный казне Российской Федерации должностными лицами Службы, а информирование судебных приставов о достигнутых результатах данной работы будет являться превентивной мерой по недопущению с их стороны незаконных действий и, как следствие, фактов причинения ущерба.


Иски, вытекающие из трудовых правоотношений


В 2008 г. в суды Российской Федерации предъявлено 363 иска (с учетом остатка 2007 г.), вытекающих из трудовых правоотношений, на общую сумму 35 088 тыс. руб., из них удовлетворено 74 иска (в том числе частично) на сумму 1844 тыс. руб.

Поскольку причины удовлетворения исковых требований практически не изменились и были названы в аналогичном обзоре за первое полугодие 2008 г., рассмотрим непосредственно судебную практику по данной категории дел.

Так, бывший начальник отдела судебных приставов - старший судебный пристав Л. обратилась в районный суд г. Смоленска с иском к Управлению ФССП России по Смоленской области о восстановлении ее на работе и взыскании среднего заработка (денежного содержания) за время вынужденного прогула.

Как установлено судом, приказом руководителя Управления Л. освобождена от занимаемой должности и уволена с государственной гражданской службы в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 37 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" - в связи с представлением ею при заключении служебного контракта заведомо ложных сведений о наличии среднего образования.

Суд, удовлетворяя требования истца, свое решение мотивировал тем, что увольнение Л. произведено Управлением с должности начальника отдела - старшего судебного пристава, для занятия которой в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ "О судебных приставах" требуется наличие высшего юридического образования. В связи с этим увольнение истца с названной должности на основании п. 7 ч. 1 ст. 37 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе" было возможно только при условии, если Л. представила при поступлении на государственную службу заведомо ложные сведения о наличии у нее высшего профессионального образования, отсутствие которого могло явиться законным основанием для отказа в приеме ее на соответствующую должность государственной гражданской службы.

Доводы представителей Управления о том, что отсутствие у истца среднего образования является основанием для признания недействительным выданного ей диплома о высшем образовании (даже с учетом признания аттестата о полном среднем образовании истца на момент увольнения незаконным), суд счел не имеющим правового значения для разрешения данного гражданского дела.

Судом кассационной инстанции решение оставлено без изменения.

Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя частично удовлетворены исковые требования Ш. к Управлению ФССП России по Ставропольскому краю о признании незаконными приказов о привлечении его к дисциплинарной ответственности, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, а также расходов на оплату услуг представителя.

Судом признаны незаконными приказы руководителя Управления о предупреждении Ш. о неполном служебном соответствии, об объявлении Ш. замечания и о его увольнении. Истец восстановлен на работе, в его пользу взыскан средний заработок за время вынужденного прогула в размере 78 тыс. руб., компенсация морального вреда в размере 3 тыс. руб. и судебные расходы в размере 17 тыс. руб.

Свое решение суд мотивировал тем, что все приказы содержат нарушения действующего трудового законодательства, в частности, заключения, составленные по результатам проведения служебной проверки, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку в них отсутствует анализ причин, способствовавших совершению дисциплинарного проступка, при этом объяснениям истца не дается адекватная и беспристрастная оценка.

Определением суда кассационной инстанции вышеуказанное решение оставлено без изменения, кассационная жалоба Управления - без удовлетворения.

М. обратился в суд с иском к ФССП России, Управлению ФССП России по Волгоградской области о признании недействительными приказов об объявлении ему дисциплинарного взыскания и его увольнении с государственной гражданской службы, восстановлении его на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании с ответчиков компенсации морального вреда в размере 320 тыс. руб. и судебных расходов в размере 46 тыс. руб.

Решением Таганского районного суда г. Москвы требования М. удовлетворены частично:

- признан незаконным приказ Федеральной службы судебных приставов об объявлении М. выговора;

- изменены: формулировка увольнения М. с "п. 2 ч. 1 ст. 37 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ (неоднократное неисполнение гражданским служащим без уважительных причин должностных обязанностей)" на "п. 2 ч. 1 ст. 33 этого же Закона (истечение срока действия срочного служебного контракта)"; дата увольнения с "21.05.2007" на "14.06.2007";

- с ФССП России в пользу М. взыскана заработная плата за время вынужденного прогула в размере 16 971,78 руб., компенсация морального вреда 2 тыс. руб., судебные расходы в размере 46 тыс. руб., всего 65 тыс. руб.

В остальной части иска М. отказано.

Свое решение суд мотивировал тем, что в отношении М. проверка проведена с нарушением сроков ее проведения, что является бесспорным основанием для отмены приказа о привлечении М. к дисциплинарной ответственности и, как следствие, основанием для отмены приказа об увольнении по причине неоднократного неисполнения гражданским служащим без уважительных причин должностных обязанностей.

При этом требования истца о восстановлении его на работе в связи с признанием увольнения незаконным удовлетворению не подлежат на основании того, что на момент рассмотрения иска истек срок действия служебного контракта. Соответственно, согласно ст. 394 ТК РФ, а также разъяснениям, содержащимся в п. 60 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2, если увольнение признано незаконным, а срок трудового договора на время рассмотрения спора судом истек, то суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить формулировку основания увольнения на увольнение по истечении срока трудового договора.

Судом кассационной инстанции решение Таганского районного суда г. Москвы оставлено без изменения.

Подводя итоги работы территориальных органов ФССП России по организации судебной защиты интересов Службы, необходимо обратить внимание руководителей территориальных органов ФССП России на полноту исполнения ими требований приказа ФССП России от 7 июля 2008 г. N 318, а также на достоверность представляемой в центральный аппарат информации по исковым требованиям согласно приложениям к названному приказу, причем приложение N 2 к приказу должно строго соответствовать форме статистической отчетности N 7-2. Вместе с тем нельзя не отметить имеющиеся факты искажения данных форм ведомственной статистической отчетности N 1-1 и 7-2, выявленные в ходе подготовки настоящего обзора.

Искажения данных в разделе 5, формы ведомственной статистической отчетности N 1-1 "Сведения по суммам исковых требований, предъявленных к ФССП России" выявлены в управлениях ФССП России по Амурской, Волгоградской, Воронежской, Ивановской, Саратовской областям, Забайкальскому, Краснодарскому, Камчатскому, Ставропольскому краям, республикам Башкортостан, Тыва и др.

В представленных вышеуказанными территориальными органами отчетах формы N 1-1 значение строки "Общая сумма исковых требований, предъявленных в суд в отношении ФССП России и ее территориальных органов" превышает значение соответствующей строки формы N 7-2 (с учетом остатка 2007 г.). Поскольку строка формы N 1-1 формируется на основании сведений об исковых требованиях, вытекающих только из деятельности судебных приставов-исполнителей, то ее значение не может превышать значения соответствующей строки формы N 7-2. Следовательно, выявленные расхождения являются искажением данных ведомственной статистической отчетности.

По форме ведомственной статистической отчетности N 7-2 зафиксировано значительное искажение данных Управлением ФССП России по Москве. В частности, в указанной форме отсутствуют сведения о предъявленных исках, вытекающих из деятельности Управления, на сумму более 71 млн. руб.

Кроме того, уже стало традиционным обращать внимание руководителей территориальных органов ФССП России на качество подготовки аналитических материалов, требования к которым закреплены п. 2.11 вышеуказанного приказа. Некачественные аналитические материалы представлены управлениями ФССП России по Москве, Амурской, Ленинградской, Омской, Тульской, Тюменской областям, Камчатскому краю, республикам Алтай, Дагестан и Татарстан. По данным фактам в адрес руководителей вышеуказанных территориальных органов ФССП России направлены соответствующие поручения директора ФССП России о переработке аналитических материалов и о принятии мер по недопущению в дальнейшей работе подобных нарушений.

Одним из проблемных вопросов, возникающих в деятельности территориальных органов ФССП России по организации судебной защиты интересов Службы, является порядок заключения последними мировых соглашений.

Грубые нарушения при принятии решения о заключении мировых соглашений были отмечены в Управлении ФССП России по Чеченской Республике. Данным Управлением заключено несколько мировых соглашений без предварительного согласования возможности их заключения с Управлением делами ФССП России. Причем такие соглашения заключались даже при пропуске истцом срока исковой давности и при отсутствии документов, подтверждающих обоснованность размера заявленных убытков.

При рассмотрении вопроса о целесообразности заключения мировых соглашений руководителям территориальных органов ФССП России следует строго руководствоваться следующими требованиями:

- отсутствие положительной судебной перспективы по иску, предъявленному к ФССП России и ее территориальному органу;

- наличие документов, подтверждающих обоснованность размера заявленных убытков (ущерба);

- изучение вопроса пропуска истцом срока исковой давности;

- наличие явных благоприятных условий для Федеральной службы судебных приставов в случае заключения с истцом мирового соглашения (отказ истца от взыскания со Службы процентов за пользование чужими денежными средствами либо их значительное уменьшение, судебных расходов и других требований);

- обязательное согласование с Управлением делами и Правовым управлением ФССП России вопросов о целесообразности заключения мирового соглашения.

Вместе с тем необходимо учитывать, что мировое соглашение в гражданском процессе может быть заключено до удаления суда в совещательную комнату для принятия решения, тогда как в арбитражном процессе мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса, в том числе и при исполнении судебного акта.

Дополнительно хотелось бы отметить, что Правовым управлением переработана форма ведомственной статистической отчетности N 7-2, в результате чего в ней появилось три раздела:

- результаты работы по защите интересов ФССП России и ее территориальных органов в судах по искам, вытекающим из деятельности Федеральной службы судебных приставов;

~ результаты работы по защите интересов Минюста России в судах по искам, вытекающим из деятельности Федеральной службы судебных приставов;

- сведения по заявлениям об отсрочке, рассрочке, уменьшении размера исполнительского сбора или освобождении от его взыскания.

При этом из данной формы исключена разбивка результатов рассмотрения дел по инстанциям и предусмотрена возможность изменения сведений, исходя из обстоятельств дела с учетом соблюдения контрольных равенств. Ранее такие изменения были возможны только посредством направления пояснительных записок.

Одновременно с этим Правовым управлением разработана программа в формате Excel с возможностью автоматического сбора сведений о результатах рассмотрения исковых требований, вытекающих из деятельности Службы, которая в последующем позволит сократить количество представляемых в Правовое управление документов. Внедрение данной программы в работу территориальных органов ФССП России запланировано на первое полугодие 2009 г., о чем руководители территориальных органов ФССП России будут уведомлены дополнительно.



Правовое управление


Приведен обзор судебной практики по защите интересов ФССП России в 2008 г.

За отчетный период в суды было предъявлено 2 333 иска (в 2007 г. - 2 169 исков), вытекающие из деятельности территориальных органов Службы, на общую сумму 12 957 222 тыс. руб. (в 2007 г. - 4 449 293 тыс. руб.). Удовлетворено 294 иска (в 2007 г. - 301) на сумму 182 380 тыс. руб. (183 907 тыс. руб.).

Большая часть суммы требований вытекает из деятельности судебных приставов-исполнителей.

Рассмотрена практика по следующим категориям: бездействие приставов-исполнителей, действия приставов-исполнителей по описи, аресту, оценке, реализации, передаче на хранение имущества должников, по временному ограничению выезда из России, по незаконному взысканию исполнительского сбора и др.

Анализ показал, что большинство принятых судами решений об удовлетворении требований истца основано на ранее вынесенных решениях, которыми действия (бездействие) приставов признаны незаконными.


Обзор судебной практики по осуществлению защиты интересов ФССП России в 2008 году (приложение к письму Федеральной службы судебных приставов от 31 марта 2009 г. N 12/07-4118-СВС)


Текст обзора опубликован в Бюллетене Федеральной службы судебных приставов Министерства юстиции РФ, 2009 г., N 4


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.