Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 30 июля 2015 г. по делу N 33-11285/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 30 июля 2015 г. по делу N 33-11285/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи Насретдиновой Д.М.,

судей Вишневской О.В. и Гаянова А.Р.,

при секретаре судебного заседания Псардия Л.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Насретдиновой Д.М. гражданское дело по апелляционной жалобе Максимова А.Н. на решение Приволжского районного суда г.Казани от 23 января 2015 года, которым постановлено:

иск Максимова А.Н. к ООО "Авиакомпания "Тулпар" о признании условия соглашения о расторжении трудового договора недействительным, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителя ответчика Петрова Д.В., возражавшего против удовлетворения жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Максимов А.Н. обратился с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Авиакомпания "Тулпар" (далее - ООО "Авиакомпания "Тулпар") о признании условия соглашения о расторжении трудового договора недействительным, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск.

В обоснование своих требований истец указал, что на основании трудового договора N от 21 октября 2011 года он был принят на работу в ООО "Авиакомпания "Тулпар" на должность второго пилота воздушного судна ЯК-42. На основании дополнительного соглашения N 1 от 18 мая 2012 года к трудовому договору N от 21 октября 2011 года он был переведен на работу во вторую эскадрилью вторым пилотом воздушного судна ЯК-42, а на основании дополнительного соглашения N 2 от 1 сентября 2012 года к трудовому договору переведен на должность командира воздушного судна ЯК-42 обособленного подразделения ответчика в г.Москве. Приказом N 81/С от 19 ноября 2013 года, в период нахождения истца в очередном отпуске за 2013 год, ему было предложено перевестись из состава второй летной эскадрильи обособленного подразделения ООО "Авиакомпания "Тулпар" в г.Москве в подразделение, расположенное в г.Казани. С таким переводом истец был не согласен, в том числе по причине отзыва у ответчика сертификата эксплуатанта. После окончания отпуска никаких распоряжений в адрес истца от ответчика не поступало. В период с 1 января 2014 года по 4 апреля 2014 года работодатель не предоставлял истцу работу и требовал от него подачи заявления об увольнении из авиакомпании по собственному желанию. В указанный период работодатель не ставил его в график летной работы и не возлагал на него исполнение других должностных обязанностей. 4 апреля 2014 года ответчиком было подготовлено и представлено соглашение от 4 апреля 2014 года о расторжении трудового договора N от 21 октября 2011 года по соглашению сторон, которое истцом было подписано. Приказом ответчика N от 14 апреля 2014 года истец уволен с занимаемой должности по соглашению сторон. Вместе с этим истец полагает, что пункт 3 соглашения о расторжении трудового договора противоречит положениям действующего законодательства. Так, в соответствии с данным пунктом соглашения работник и работодатель обоюдно и добровольно договорились произвести перерасчет заработной платы работника за период с 1 января 2014 года по дату увольнения из расчета 44 750 рублей в месяц. По мнению Максимова А.Н., данное условие существенно ухудшает его положение как работника и является надуманным в расчетах. При подписании соглашения ему не предоставлялись расчеты его среднего заработка за период с 1 января 2014 года по 1 апреля 2014 года. Работодатель в личной беседе по телефону сообщал, что данные расчеты согласованы с сотрудниками Государственной инспекции труда в Республике Татарстан. Однако, исходя из размера заработной платы, выплаченной ответчиком истцу в 2013 году, его среднемесячный заработок в 2013 году составлял 129 868 рублей. Таким образом, пункт 3 соглашения о расторжении трудового договора существенно ухудшил его положение. С учетом выплаченных на основании соглашения о расторжении трудового договора сумм, задолженность ответчика по заработной плате за период с 1 января 2014 года по 14 апреля 2014 года составляет 286 109 рублей. Кроме того, при увольнении ответчиком истцу не была выплачена компенсация за неиспользованный отпуск за период с 1 января 2014 года по 14 апреля 2014 года в количестве 10,4 дней. На основании изложенного Максимов А.Н. просил суд признать пункт 3 соглашения от 4 апреля 2014 года о расторжении трудового договора N от 21 октября 2011 года недействительным на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также взыскать с ответчика в свою пользу задолженность по заработной плате в размере 286 109 рублей и компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 45 020 рублей.

Представитель ответчика иск не признал, указав, что соглашение о расторжении трудового договора заключено с истцом в соответствии с требованиями действующего законодательства, расчет по заработной плате и компенсации за неиспользованный отпуск произведены в полном объеме в день увольнения.

Представитель третьего лица - Государственной инспекции труда в Республике Татарстан в суд не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Суд в удовлетворении иска отказал и вынес решение в приведенной выше формулировке.

В апелляционной жалобе истец просит постановленное по делу решение отменить как незаконное и необоснованное. При этом в жалобе он выражает несогласие с выводами суда о правомерности пункта 3 заключенного между ним и ответчиком соглашения о расторжении трудового договора, а также об отсутствии у работодателя перед ним задолженности по заработной плате и по выплате компенсации за неиспользованный отпуск, приводя в обоснование те же доводы, что и в исковом заявлении.

ООО "Авиакомпания "Тулпар" направлен письменный отзыв на апелляционную жалобу, в котором указывается на несогласие с доводами апелляционной жалобы в связи с их необоснованностью.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика просил оставить в силе решение суда первой инстанции.

Выслушав объяснения участвующих в деле лиц, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

В силу статьи 22 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Согласно статье 57 Трудового кодекса Российской Федерации обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты).

Статья 72 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что изменение определенных сторонами условий трудового договора, в том числе перевод на другую работу, допускается только по соглашению сторон трудового договора, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом. Соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме.

Согласно статье 127 Трудового кодекса Российской Федерации при увольнении работнику выплачивается денежная компенсация за все неиспользованные отпуска.

На основании статьи 129 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

Тарифная ставка - фиксированный размер оплаты труда работника за выполнение нормы труда определенной сложности (квалификации) за единицу времени без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Оклад (должностной оклад) - фиксированный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых (должностных) обязанностей определенной сложности за календарный месяц без учета компенсационных, стимулирующих и социальных выплат.

Согласно части первой статьи 135 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

В соответствии со статьей 136 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата выплачивается непосредственно работнику, за исключением случаев, когда иной способ выплаты предусматривается федеральным законом или трудовым договором.

Заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором.

В соответствии с положениями статьи 140 Трудового кодекса Российской Федерации при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

Из материалов дела следует, что на основании трудового договора N от 21 октября 2011 года Максимов А.Н. был принят на работу в ООО "Авиакомпания "Тулпар" в качестве второго пилота воздушного судна Як-42 летного отряда.

Пунктом 1.4 указанного трудового договора предусмотрено, что местом постоянной работы работника является обособленное подразделение ООО "Авиакомпания "Тулпар" в г.Красноярске.

Пунктами 1.7 и 1.8 заключенного с истцом трудового договора установлено, что ему выплачивается должностной оклад в размере 16 000 рублей, а также устанавливается районный коэффициент 1,3, процентная надбавка к заработной плате за стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера - 30 %. Премия и компенсация в соответствии с Положением о премировании, действующим у работодателя. Заработная плата выплачивается работнику по месту нахождения работодателя в денежной форме в рублях Российской Федерации 2 раза в месяц.

Пунктом 4.3 трудового договора определено, что работнику предоставляются отпуска: ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 28 календарных дней; неоплачиваемые отпуска предоставляются с разрешения работодателя, если иное не установлено статьей 128 Трудового кодекса Российской Федерации, ученические и иные, предусмотренные законодательством отпуска, предоставляются в соответствии с положениями Трудового кодекса Российской Федерации.

На основании заключенного между сторонами дополнительного соглашения N 1 от 18 мая 2012 года к трудовому договору N от 21 октября 2011 года с 18 мая 2012 года истец был переведен на работу во вторую авиационную эскадрилью обособленного подразделения ООО "Авиакомпания "Тулпар" в г.Москве, ему установлен должностной оклад в размере 8 000 рублей.

Впоследствии 1 сентября 2012 года между сторонами заключено дополнительное соглашение N 2 к трудовому договору, по условиям которого с 26 июля 2012 года истец был переведен на должность командира воздушного судна Як-42 обособленного подразделения ООО "Авиакомпания "Тулпар" в г.Москве, ему установлен должностной оклад в размере 9 600 рублей.

4 апреля 2014 года между ООО "Авиакомпания "Тулпар" и Максимовым А.Н. заключено соглашение, в соответствии с которым стороны обоюдно и добровольно договорились расторгнуть заключенный между ними трудовой договор N от 21 октября 2011 года в соответствии с пунктом 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по соглашению сторон).

Согласно пункту 2 данного соглашения, трудовые отношения между работником и работодателем прекращаются 14 апреля 2014 года.

Пунктом 3 соглашения предусмотрено, что работник и работодатель обоюдно и добровольно договорились в соответствии с настоящим соглашением произвести перерасчет заработной платы работника с 1 января 2014 года по дату увольнения из расчета 44 750 рублей в месяц.

На основании пункта 4 соглашения, работодатель также выплачивает работнику выходное пособие в размере 350 000 рублей.

В пункте 6 соглашения указано, что после исполнения работодателем обязательств перед работником по перечислению заработной платы и выходного пособия, начислений со стороны работодателя больше не производится и работник не имеет претензий к работодателю.

Приказом работодателя N от 14 апреля 2014 года трудовой договор с Максимовым А.Н. прекращен на основании пункта 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по соглашению сторон.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований в части признания пункта 3 соглашения о расторжении трудового договора недействительным на основании положений статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии для этого правовых оснований.

Доводы апелляционной жалобы истца о несогласии с указанными выводами суда первой инстанции нельзя признать обоснованными, исходя из следующего.

Как правильно указал в своем решении суд первой инстанции, в силу пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения), договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Согласно статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В соответствии со статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу статьи 5 Трудового кодекса Российской Федерации регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами осуществляется:

трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), состоящим из настоящего Кодекса, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права;

иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права:

указами Президента Российской Федерации;

постановлениями Правительства Российской Федерации и нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти;

нормативными правовыми актами органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Таким образом, исходя из смысла приведенных выше положений закона нормы Гражданского кодекса Российской Федерации к трудовым правоотношениям не применимы, поскольку трудовой договор не является сделкой в том смысле, который этому понятию придается в статье 153 Гражданского кодекса Российской Федерации, при трудоустройстве возникают трудовые, а не гражданские права и обязанности.

В отличие от гражданского законодательства в трудовом законодательстве отсутствует понятия недействительности трудового договора. Это обусловлено тем, что трудовые договоры, по сути, представляют особый вид договоров, объект которых - выполнение трудовой функции (работы по определенной специальности, квалификации или в должности) с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что требование истца о признании недействительным пункта 3 заключенного между сторонами соглашения о расторжении трудового договора от 4 апреля 2014 года на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является необоснованным и не подлежит удовлетворению.

Также судом правильно указано, что в силу статьи 57 Трудового кодекса Российской Федерации условия оплаты труда являются обязательными для включения в трудовой договор, а возможность изменять определенные сторонами условия трудового договора в письменной форме предусмотрено статьей 72 Трудового кодекса Российской Федерации. Таким образом, подписав соглашение о расторжении трудового договора, истец согласился с его условиями, в том числе в части изменения и перерасчета размера его заработной платы за период с 1 января 2014 года по дату увольнения. Данное соглашение было подписано истцом без каких-либо замечаний.

Кроме того необходимо отметить, что при заключении соглашения о расторжении трудового договора положение истца, как работника не ухудшилось, поскольку размер выплачиваемой ему заработной платы на основании пункта 3 данного соглашения был определен в соответствии с установленной у работодателя оплатой труда и условиями заключенного с истцом трудового договора.

Так, в соответствии с Положением по оплате труда и выплате компенсаций летному составу и бортпроводникам по обособленному подразделению в г.Москве по ООО "Авиакомпания "Тулпар", утвержденному 9 сентября 2013 года, по летному составу и бортпроводникам применяется сдельно-повременная оплата труда. За фактические рабочие дни оплата начисляется из должностного оклада работника по штатному расписанию. Почасовая оплата за летное время производится в размере 900 руб/час КВС. Гарантированная оплата за налет летному составу и бортпроводникам в месяц устанавливается в размере соответствующей оплаты за 25 часов налета.

Положением о премировании работников летного отряда и бортпроводников обособленного подразделения в г.Москве (включая командно-летный состав) по ООО "Авиакомпания "Тулпар" установлено, что летному составу и бортпроводникам, не имеющим замечаний по летной работе, не нарушавшим трудовую и производственную дисциплину, премия начисляется ежемесячно в размере 50% от фактически начисленной суммы оплаты за налет.

Как установлено судом и не оспаривается участвующими в деле лицами, за период с 1 января 2014 года по 14 апреля 2014 года у истца не было фактического налета, в связи с чем заработная плата была начислена ему в размере 44 750 рублей из расчета 11 000 рублей - оклад, 22 500 рублей (25 часов гарантированного налета х 900 руб/час) и 11 250 рублей (премия в размере 50 % от суммы налета).

Таким образом, установленный истцу на основании пункта 3 соглашения о расторжении трудового договора размер заработной платы определен в соответствии с положениями заключенного между сторонами трудового договора и действующей у работодателя системой оплаты труда.

Ссылка истца на то, что факт неправильного начисления ему заработной платы был установлен в ходе проведенной Государственной инспекцией труда в Республике Татарстан проверки, в связи с чем в адрес ООО "Авиакомпания "Тулпар" было вынесено предписание об устранении допущенных нарушений и выплате Максимову А.Н. заработной платы в полном объеме, является несостоятельной, поскольку решением Ново-Савиновского районного суда г.Казани от 21 апреля 2014 года и апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 17 июля 2014 года данное предписание было признано незаконным.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции также пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика невыплаченной части заработной платы за период с 1 января 2014 года по 14 апреля 2014 года, так как из представленных суду расчетных листков и выписки по счету на имя Максимова А.Н., представленной ОАО " Банк", видно, что обязательства по выплате истцу заработной платы за указанный период в соответствии с условиями соглашения о расторжении трудового договора исполнены работодателем в полном объеме в день его увольнения.

Правильным является и вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований в части взыскания компенсации за неиспользованный отпуск.

Доводы апелляционной жалобы о несогласии с решением суда в данной части также являются несостоятельными и не могут повлечь отмену обжалуемого решения.

Из имеющегося в материалах дела расчетного листка за апрель 2014 года видно, что при увольнении Максимову А.Н., в том числе, была начислена компенсация за 17 дней неиспользованного отпуска в размере 59 381 рубля 51 копейки. Факт выплаты указанной суммы истцу также подтверждается выпиской по счету на имя Максимова А.Н., представленной ОАО " Банк".

При этом, проверяя правильность произведенных сторонами расчетов данной компенсации, суд первой инстанции, исходя из положений статьи 139 Трудового кодекса Российской Федерации и Положения "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы", утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2007 года N 922, пришел к выводу, что представленный работодателем расчет является обоснованным и соответствует требованиям действующего законодательства. Также суд принял во внимание, что компенсация за неиспользованный отпуск была рассчитана работодателем за 17 дней, тогда как истцом были заявлены требования о взыскании данной компенсации лишь за 10,4 дней.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам.

В целом доводы апелляционной жалобы истца повторяют правовую позицию, высказанную в суде первой инстанции, направлены на иную оценку исследованных по делу обстоятельств, не опровергают выводов суда и не могут служить основанием для отмены решения, постановленного в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Приволжского районного суда г.Казани от 23 января 2015 года по данному делу оставить без изменения, апелляционную жалобу Максимова А.Н. - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.