Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 10 августа 2015 г. по делу N 11-9235/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 10 августа 2015 г. по делу N 11-9235/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Зеленовой Е.Ф.

судей Аброськиной Е.А., Козиной Н.М.

при секретаре Бородатовой О.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Шкред Т.Н. на решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 06 мая 2015 года по иску открытого акционерного общества распространения, обработки, сбора печати Челябинской области к Шубиной (Улегиной) Е.Г., Шкред Т.Н. о взыскании ущерба, причиненного работником.

Заслушав доклад судьи Зеленовой Е.Ф. об обстоятельствах дела, доводах апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Открытое акционерное общество распространения, обработки, сбора печати Челябинской области (далее ОАО "Роспечать") обратилось в суд к Шубиной (Улегиной) Е.Г., Шкред Т.Н., о взыскании материального в размере **** руб. **** коп. и **** руб. **** коп. соответственно, причиненного ими при исполнении трудовых обязанностей, о возмещении расходов по уплате государственной пошлине в размере **** руб. **** коп.

В обоснование исковых требований истец указал, что ответчики работали **** в киоске N****, расположенном по ул.****. 26 октября 2013 года с ними был заключен договор о полной коллективной материальной ответственности. 06 апреля 2014 года в киоске, где работали ответчики, была проведена инвентаризация, результатами которой установлена недостача товарно-материальных ценностей на общую сумму **** руб. Причиненный работодателю ущерб возмещен частично в сумме **** руб., в том числе Шкред Т.Н. - **** руб., Шубиной Е.Г. - **** руб. Размер не возмещенного ущерба составил **** руб., из которого со Шкред Т.Н. подлежит взысканию **** руб. **** коп., с Шубиной Е.Г. **** руб. **** коп.

Представитель истца в суде первой инстанции настаивал на удовлетворении заявленных исковых требований.

Ответчик Шубина (Улегина) Е.Г. в суде первой инстанции исковые требования признала в полном объеме, заявила о признании иска в порядке ст.39 ГПК РФ, признание иска принято судом.

Ответчик Шкред Т.Н. и ее представитель Никитина Т.С. в суде первой инстанции исковые требования не признали.

Решением суда исковые требования истца удовлетворены частично. В пользу ОАО "Роспечать" с Шубиной (Улегиной) Е.Г. взыскан ущерб в размере **** руб. **** коп., расходы по уплате государственной пошлины в сумме **** руб. **** коп., а всего **** руб. **** коп.; со Шкред Т.Н. взыскан ущерб **** руб., расходы по уплате государственной пошлины в сумме **** руб. **** коп., а всего **** руб. **** коп. В удовлетворении остальной части требований отказано.

В апелляционной жалобе Шкред Т.Н. просит решение суда отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. В обоснование доводов жалобы ссылается на недоказанность факта и размера прямого действительного ущерба, причиненного истцу. Указывает на то, что в сличительной ведомости, представленной работодателем в подтверждение факта и размера недостачи, отсутствует наименование товара, в связи с чем невозможно определить количество и стоимость утраченного имущества. Полагает, что размер ущерба должен определяться по закупочным ценам на товар, а не по отпускной цене, включающей торговую наценку. Ссылается на недействительность результатов инвентаризации от 26 октября 2013 года, установившей факт наличия товарно-материальных ценностей, переданных ответчикам, в связи с нарушением порядка её проведения - отсутствием одного из членов комиссии при проведении инвентаризации.

В возражениях на апелляционную жалобу ОАО "Роспечать" указывает на отсутствие законных оснований для её удовлетворения.

Представитель истца ОАО "Роспечать", ответчики Шубина (Улегина) Е.Г., Шкред Т.Н. в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещены надлежащим образом, в соответствии с ч.З ст. 167, ч.1 ст.327 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее ГПК РФ) судебная коллегия считает возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Как правильно установлено судом и подтверждается материалами дела, Шубина (Улегина) Е.Г. и Шкред Т.Н. работали **** в ОАО

"Роспечать", Шубина Е.Г. - с 19 августа 2007 года, Шкред Т.Н. - с 26 октября 2013 года, с каждой из них был заключен трудовой договор (т.1 л.д.18-21,30-32).

Каждый из ответчиков был ознакомлен с должностной инструкцией ****: Шубина Е.Г. - 27 октября 2010 года, Шкерд Т.Н. - 24 октября 2013 года (т.1 л.д.22-27, 33-39).

26 октября 2013 года с ответчиками заключен договор о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности (т.1 л.д.42-45).

06 апреля 2014 года в киоске, где работали ответчики, была проведена инвентаризация за период с 26.10.2013 г. по 06.04.2014 г., по результатам которой выявлена недостача на сумму **** руб., о чем составлены инвентаризационная опись от 06.04.2014 г., сличительная ведомость от 06.04.2014 г. (т. 1 л.д. 61-72, 73).

В подтверждение факта наличия товарно-материальных ценностей и их передачи материально-ответственным лицам Шубиной Е.Г. и Шкред Т.Н. на начало инвентаризационного периода (26.10.2013 г.) истцом представлена инвентаризационная опись от 26.10.2013 г., из которой следует, что на указанную дату в наличии имелись товарно-материальные ценности на общую сумму **** руб., которые были приняты ответчиками на ответственное хранение.

Трудовые отношения с Шубиной Е.Г. прекращены 11 апреля 2014 года по п.З ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ на основании приказа N**** от 11.04.2014 г. (т.1 л.д.29).

Трудовые отношения с Шкред Т.Н. прекращены 14 апреля 2014 года по п.З ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ на основании приказа N**** от 14.04.2014 г. (т.1 л.д.41).

Разрешая спор и удовлетворяя требования истца о взыскании материального ущерба, суд первой инстанции исходил из того, что недостача возникла по вине материально ответственных лиц Шубиной Е.Г. и Шкред Т.Н., не обеспечивших сохранность вверенного им имущества.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда, поскольку они соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела, подтверждаются исследованными при рассмотрении дела доказательствами, правовая оценка которым дана в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, основаны на правильном применении норм материального права.

Проверяя правомерность заключения с ответчиками договора о

полной коллективной материальной ответственности, суд исходил из того, что работа, которую выполняли Шубина Е.Г. и Шкред Т.Н., предусмотрена Перечнем работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества, утвержденнвмо Постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 г. N85, в связи с чем пришел к обоснованному выводу о том, что работодателем соблюдены требования трудового законодательства при заключении с ответчиками договора о полной коллективной материальной ответственности.

Оценив представленные истцом доказательства: инвентаризационную опись от 26.10.2013 г. (т.1 л.д.47-59), приказ о проведении инвентаризации от 06.04.2014 г. N90р (т.1 л.д.60), инвентаризационную опись от 06.04.2014 г. N90н (т.1 л.д.61-72) сличительную ведомость (т.1 л.д.73), ежемесячные товарные отчеты за инвентаризационный период с 23.10.2013 г. по 06.04.2014 г. (т.1 л.д.82-88), реестры накладных на возврат товара (т.1 л.д. 114-250, т.2 л.д.1-46), накладные на получение товаров (т.2 л.д.47-232, т.З л.д. 1-219), накладные по сданной выручке (т.4 л.д. 16-66), суд пришел к правильному выводу о том, что инвентаризация товарно-материальных ценностей, проведенная 06 апреля 2014 года, соответствовала порядку, установленному ст. 12 Закона РФ "О бухгалтерском учете" N129-ФЗ, а также порядку, предусмотренному Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, которые утверждены Приказом Минфина России от 13.06.1995 г. N49.

Проанализировав содержание должностных инструкций, договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, с которыми ответчики были ознакомлены, руководствуясь ст.238, 239, 243, 245,246, 247 Трудового кодекса РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии оснований для возложения на ответчиков полной материальной ответственности.

Проверяя обоснованность заявленного к взысканию размера материального ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции правильно руководствовался положениями Федерального закона от 06.12.2011 г. Ы402-ФЗ "О бухгалтерском учете", нормами Положения по бухгалтерскому учету "Учетная политика организации" (ПБУ 1/2008)", утвержденного приказом Министерства финансов РФ от 06.10.2008 г. N106н, нормами Положения по бухгалтерскому учету "Учет материально-производственных запасов" ПБУ 5/01, утвержденного приказом Министерства финансов РФ от 09.06.2001 г. N44н.

Установив, что учет поступления и выбытия товаров ведется ответчиком в стоимостном (суммовом) выражении, что закреплено в распорядительных документах организации, в том числе в учетной политике, правилах

документооборота (т.5 л.д. 13-42) и соответствует требованиям, установленным приказом Министерства финансов РФ от 09.06.2001 г. N44h, суд первой инстанции обоснованно согласился с доводами истца о том, что истец вправе был учитывать товар не только по закупочным, но и по продажным (розничным) ценам.

Ссылка ответчика на то, что торговая наценка является упущенной выгодой, а не прямым действительным ущербом, поэтому не подлежит взысканию, не может быть признана состоятельной по следующим основаниям.

В соответствии со ст.238 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя.

Согласно ст. 246 Трудового кодекса РФ размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день принесения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

Понятие торговой надбавки (торговой наценки, торговой накидки) имеет следующее содержание - это элемент цены продавца, обеспечивающий ему возмещение затрат по продаже товара и получение прибыли (Государственный стандарт Российской Федерации Р 51303-99, утвержденный постановлением Госстандарта РФ от 11.08.1999 N 242-ст.).

Таким образом, торговая надбавка (наценка) не является чистой прибылью организации и не может рассматриваться как упущенная выгода.

Поскольку торговая надбавка (наценка) состоит из реальных затрат работодателя при продаже товара и фактически включается в рыночную цену товара (цену отчуждения), то торговая наценка подлежит включению в размер материального ущерба.

Таким образом, суд правильно исходил при определении размера ущерба из розничных цен на товары, то есть из фактической стоимости имущества на момент причинения ущерба, что соответствует оценке имущества по данным бухгалтерского учета и принятой ответчиком учетной политике.

Определяя размер ущерба, подлежащий возмещению каждым из ответчиков, суд исходил из того, что материальная ответственность должна быть распределена между материально ответственными лицами пропорционально времени, фактически отработанному в составе коллектива за период от последней инвентаризации до дня обнаружения ущерба, и

начисленной за этот период времени заработной платы. С расчетом истца суд согласился и положил его в основу решения. В этой части решение суда сторонами не оспаривается.

Определяя размер ущерба, подлежащий возмещению ответчиком Шкред Т.Н., суд, учел её материальное положение, и, применив положения ст.250 Трудового кодекса РФ, пришел к выводу о снижении подлежащего взысканию размера ущерба до **** руб., что не оспаривается истцом.

Не оспаривается решение суда и в части удовлетворения исковых требований истца к ответчику Шубиной Е.Г.

Утверждения ответчика в апелляционной жалобе о том, что сличительная ведомость, представленной работодателем в подтверждение факта и размера недостачи, не содержит указание на наименование товара, не отражает расхождение между показателями бухгалтерского учета и данными инвентаризационной описи, в связи с чем невозможно определить количество и стоимость утраченного имущества, не могут служить основанием для отмены принятого судом решения, поскольку оформление первичной учетной документации осуществляется ответчиком с учетом сформированной им учетной политики и способом ведения бухгалтерского учета.

Доводы ответчика Шкред Т.Н., указывающие на недействительность результатов инвентаризации от 26 октября 2013 года, установившей факт наличия товарно-материальных ценностей, переданных ответчикам на ответственное хранение, по мотиву нарушения порядка её проведения, обоснованно признаны судом несостоятельными.

Сам по себе факт того, что один из членов комиссии не принимал участие в проведении инвентаризации 26.10.2013 г. не опровергает результатов инвентаризации, проведенной 06.04.2014 г., установившей недостачу материальных ценностей, поскольку факт того, что 26.10.2013 г. ответчикам на ответственное хранение были переданы товарно-материальные ценности на общую сумму **** руб. подтверждается товарным отчетом за октябрь 2013 года, который был подписан как Шкред Т.Н., так и Шубиной Е.Г. и не оспаривался ответчиками, а также их собственными пояснениями, подтвердившими указанное обстоятельство.

В соответствии со ст.68 ГПК РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих обстоятельств.

Обстоятельств, указанных в ч.З вышеуказанной статьи, судебной коллегией не установлено.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о доказанности установленного судом первой инстанции обстоятельства того, что 26.10.2013 г. ответчикам на ответственное хранение были переданы товарно-материальные ценности на общую сумму **** руб.

С учетом изложенного, доводы апелляционной жалобы Шкред Т.Н. о недействительности результатов инвентаризации от 26 октября 2013 года не опровергают результаты инвентаризации от 06 апреля 2014 года и не могут служить основанием для отмены принятого судом решения.

Выводы суда о взыскании с Шубиной Е.Г., Шкред Т.Н. в пользу истца расходов по уплате государственной пошлины в сумме **** руб. **** коп. и в сумме **** руб. **** коп. соответственно, основаны на правильном применении ч.1 ст.98 ГПК РФ, регламентирующей порядок распределения судебных расходов между сторонами.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным.

Доводы апелляционной жалобы Шкред Т.Н. аналогичны доводам, приводившимся в суде первой инстанции, которые были предметом рассмотрения, им дана надлежащая правовая оценка.

Апелляционная жалоба не содержит каких-либо обстоятельств, не исследованных судом первой инстанции, направлена на переоценку выводов суда, оснований для которой не имеется. Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, судом первой инстанции не допущено, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь ст.ст.327-329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Орджоникидзевского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 06 мая 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Шкред Т.Н. - без удовлетворения.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.