Апелляционное определение Московского городского суда от 04 августа 2015 г. N 33-24617/15

Апелляционное определение Московского городского суда от 04 августа 2015 г. N 33-24617/15

 

Судья: Кулешов В.А.

Гражданское дело N 33-24617/15

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

04 августа 2015 года город Москва

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Дегтеревой О.В.,

судей Мызниковой Н.В., Шаповалова Д.В.,

при секретаре Снурницыной А.В.,

с участием прокурора Храмовой О.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Мызниковой Н.В., гражданское дело по апелляционным жалобам Никитиной Е.Ю., Стракшис А.Ф. на решение Симоновского районного суда г. Москвы от 16 марта 2015 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Никитиной Е.Ю. и Стракшис А.Ф. к ФГУП "Почта России" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать,

установила:

Никитина Е.Ю., Стракшис А.Ф. обратились в суд с исками к ФГУП "Почта России" о признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований истцы ссылались на то, что работали в организации ответчика, Никитина Е.Ю. в должности ***, Стракшис А.Ф. в должности ***. Приказами N ***, N ***от 10.10.2014 г. истцы уволены по п.п. "в" п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ за разглашение персональных данных других сотрудников. Свое увольнение истцы считают незаконным, поскольку они не были допущены к работе с персональными данными сотрудников, в их должностные обязанности не входила работа с персональными данными других сотрудников, факт разглашения персональных данных отсутствует, а потому они не могли быть уволены по вышеуказанному основанию. Кроме того, ответчик при увольнении Никитиной Е.Ю. нарушил требования ст. 193 ТК РФ.

Определением суда от 22.12.2014 г. вышеуказанные иски объединены в одно производство.

Истцы, а также их представитель в судебном заседании заявленные исковые требования поддержали; Представители ответчика в судебном заседании исковые требования не признали.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просят Никитина Е.Ю., Стракшис А.Ф. по доводам апелляционных жалоб.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения истца Никитиной Е.Ю. и ее представителя-П.А.С., объяснения истца Стракшис А.Ф. и ее представителя- Б.М.М., возражения представителей ответчика- М.М.А., Ш.Н.В., заключение прокурора Храмовой О.П., полагавшей решение суда является законным и обоснованным, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены решения суда постановленного в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Согласно ст. 327.1 ГПК Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 23 "О судебном решении" от 19.12.2003 г., решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В соответствии со статьей 330 ГПК Российской Федерации, основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судом первой инстанции при рассмотрении данного дела допущено не было.

Согласно пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.

В соответствии с п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" судам необходимо иметь в виду, что в случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.

Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания:

1) замечание;

2) выговор;

3) увольнение по соответствующим основаниям.

В силу ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Никитина Е.Ю. работала в ФГУП "Почта России" в должности *** на основании трудового договора от 17.11.2010 г., дополнительного соглашения N ***от 10.09.2012 г. к трудовому договору, Стракшис А.Ф. работала в должности *** на основании трудового договора от 24.05.2004 г., дополнительного соглашения N *** от 04.06.2009 г. к трудовому договору.

Приказом N ***от 10.10.2014 г. Никитина Е.Ю. уволена по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей: разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника).

Приказом N ***от 10.10.2014 г. Стракшис А.Ф. уволена по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей: разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника).

С данными приказами истцы ознакомлены под роспись.

Проверяя правомерность увольнения истцов, судом установлено, что на основании приказа N *** от 10.09.2014 г. комиссией ФГУП "Почта России" проводилось внутреннее служебное расследование, в ходе которого установлено, что в период с 12.08.2014 г. руководитель отдела по работе с клиентами Департамента по подписке Стракшис А.Ф. и руководитель департамента по подписке Никитина Е.Ю. использовали информацию о персональных данных сотрудников предприятия при обсуждении с партнером по работе К.С.В. уровня вознаграждения при переводе в новую структуру подразделения.

Информация о заработных платах сотрудников ФГУП "Почта России" копировалась Стракшис А.Ф. из приложения "ФРО" программы "Галактика" ведомости выплаты заработной платы сотрудников всего предприятия и сохранялись на ее жестком диске и на внешних носителях. В ходе проверки установлено, что Никитина Е.Ю. открывала файлы, созданные и переданные Стракшис А.Ф. на внешнем носителе Никитиной Е.Ю. Копии файлов с информацией о заработных платах сотрудников предприятия Никитиной Е.Ю. были переданы К.С.В. и У.Д.А., при этом скриншоты выгрузок из ПО "Галактика" были модифицированы не на рабочем компьютере Никитиной Е.Ю. и дополнены суммированной информацией о заработной плате.

В ходе служебной проверки были получены объяснения от Стракшис А.Ф., в которых она пояснила, что выгружала из программы "Галактика" данные по заработной плате других сотрудников с целью обезопасить себя от кадровой службы предприятия, предложившей подписать дополнительное соглашение к трудовому договору на невыгодных для нее условиях, а также Стракшис А.Ф. подтвердила факт пересылки информации о заработной плате сотрудников предприятия на личный электронный почтовый ящик и личный почтовый ящик Никитиной И.Ю.

Выражая несогласие с вменяемым им нарушением, истцы указали, что в силу своих должностных обязанностей они не были допущены к работе с персональными данными сотрудников АУП ФГУП "Почта России", в их должностные обязанности не входила работа персональными данными сотрудников АУП ФГУП "Почта России", они не распространяли персональные данные работников, а потому трудовой договор не мог быть с ними расторгнут по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Судом были проверены указанные обстоятельства. Согласно ст. 87 ТК РФ порядок хранения и использования персональных данных работников устанавливается работодателем с учетом требований Трудового кодекса РФ и иных федеральных законов.

Приказом ФГУП "Почта России" от 11.11.2010 г. определен перечень информации, составляющей коммерческую тайну. При этом, разделом 9 Приложения N 1 к данному приказу установлен режим коммерческой тайны по отношению к персональным данным работников предприятия. С указанным приказом истцы ознакомлены.

Работники Д.О.Н., Н.Е.Ю., К.С.В., С.В.В. и др. свое согласие на обработку персональных данных Никитиной Е.Ю. и Стракшис А.Ф. не давали. Данными работниками написаны заявления на имя И.о. директора по корпоративной безопасности ФГУП "Почта России" с просьбой провести расследование по факту разглашения их персональных данных.

Регламентом организации доступа в сеть Интернет и работы с электронной почтой пользователей локальных вычислительных сетей, входящих в состав корпоративной сети передачи данных ФГУП "Почта России", утвержденных приказом N *** от 15.03.2013 г., с которым истцы ознакомлены, установлен запрет работникам передавать, использовать сеть Интернет и электронную почту, информацию, входящую в перечень сведений конфиденциального характера предприятия, без применения средств шифрования, прошедших процедуры сертификации РФ, а также распространять сведения, содержащие персональные данные физических лиц.

В перечень должностных обязанностей истцов, не входил сбор и (или) анализ информации о заработной плате сотрудников ФГУП "Почта России". Заместитель генерального директора по почтовому бизнесу ФГУП "Почта России" Г.И. не согласовывала истцам пересылку служебной информации посредством личной электронной почты, распоряжения о сборе и (или) анализе информации о финансовых перечислениях не выдавала.

Перечень лиц, имеющих доступ к персональным данным сотрудников ограничен внутренними нормативными актами ФГУП "Почта России": Правила внутреннего трудового распорядка-приказ N ***от 02.12.2008 г., Положение о защите персональных данных- приказ N ***от 21.10.2010 г., приказ N ***от 14.02.2014 г. "О назначении лица, ответственного за обработку персональных данных", с которыми истцы ознакомлены.

Никитина Е.Ю. и Стракшис А.Ф. не относились к кругу лиц, имеющих права доступа и распространения персональных данных. Информация о заработной плате может обрабатываться только определенному приказом или иным нормативным актом ФГУП "Почта России" и известна только непосредственному руководителю каждого отдельного сотруднику. Перечень лиц определен приказом ФГУП "Почта России" N ***от 12.08.2014 г.

Суд пришел к выводу о том, что истец Стракшис А.Ф. имела доступ к служебной информации, охраняемой режимом коммерческой тайны в силу исполнения своих должностных обязанностей (имела допуск к модулю "ФРО" программы "Галактика", отражающей все финансовые операции с партнерами предприятия) и допустила нарушение режима коммерческой тайны: с использованием персонального компьютера переписывались на свой компьютер и личную флэш-карту файлы, содержащие конфиденциальную информацию (персональные данные работников), передавала по электронной почте информацию о заработных платах работников предприятия. В свою очередь, Никитиной Е.Ю. персональные данные сотрудников ФГУП "Почта России" были переданы К.С.В. и У.Д.А., которые не относятся к кругу лиц, имеющих допуск к персональным данным всех работников.

Согласно акту осмотра рабочего места (инв. N ***) от 26.09.2014 г. установлено наличие переписки с компьютера Стракшис А.Ф. (инв. N ***) с личным почтовым ящиком Никитиной Е.Ю. *** и почтовым ящиком ***, на которые был направлен файл с именем ***, выгруженный из модуля "ФРО" системы "Галактика". При этом, судебная коллегия учитывает, что Компания ООО "М" оказывает информационно-телекоммуникационные услуги с использованием своей информационно-телекоммуникационной сети, в состав которой входят и почтовые сервера. Следовательно, в силу ст. 2 ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации" названная компания является обладателем информации.

Таким образом, дав правовую оценку указанным выше фактическим обстоятельствам дела в совокупности с представленными сторонами в обоснование своих доводов и возражений доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу об отказе Никитиной Е.Ю. и Стракшис А.Ф. в удовлетворении заявленных требований, поскольку условия для применения к ним дисциплинарного взыскания в виде увольнения по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ у ответчика имелись.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истцы допустили факт распространения третьим лицам информации, составляющей коммерческую тайну работодателя (разглашение охраняемых законом персональных данных других работников), ставшую им известной в связи с их трудовой деятельностью, указанные действия истцов являются грубым нарушением трудовых обязанностей, поэтому могли послужить основанием для увольнения.

Проверяя соблюдение ответчиком процедуры увольнения истцов по названному основанию, с учетом того, что такое увольнение является мерой дисциплинарной ответственности, для применения которой нормами Трудового кодекса РФ установлены определенные требования, суд на основании совокупности представленных доказательств пришел к обоснованному выводу о том, что такие требования, установленные ст. ст. 192, 193 ТК РФ, ответчиком при увольнении истца были соблюдены.

Доводы апелляционной жалобы Никитиной Е.Ю. о нарушении ответчиком установленного ст. 193 Трудового кодекса РФ порядка увольнения, судебная коллегия находит не основанным на имеющихся в деле доказательствах.

В соответствии с актом от 26.09.2014 г. Никитиной Е.Ю. было предложено представить объяснение по поставленным передней вопросам по факту инцидента информационной безопасности. От дачи объяснений Никитина Е.Ю. отказалась, о чем составлен акт.

09.10.2014 г. по факту выявленных в ходе служебного расследования нарушений у Никитиной Е.Ю. работодателем вновь были запрошены объяснения, от дачи которых Никитина Е.Ю. отказалась (Том 1, л.д.201-202), что давало работодателю возможность без нарушения процедуры увольнения применить к истцу меру дисциплинарного взыскания в соответствии с пп. "в" п. 6 ч.1 ст. 81 ТК РФ, поскольку, в данном случае, истец реализовал свое право на предоставление работодателю объяснений, выразив отказ от их предоставления, что не являлось препятствием для применения к нему дисциплинарного взыскания в виде увольнения по названному основанию, постольку право работника на предоставление работодателю объяснений не было нарушено.

Доводы апелляционных жалоб Никитиной Е.Ю., Стракшис А.Ф., оспаривающие правомерность произведенного увольнения, не могут служить основанием к отмене постановленного судом решения и удовлетворению требований истцов, поскольку сводятся к изложению обстоятельств дела, иному толкованию законодательства, аналогичны обстоятельствам, на которые ссылались истцы в суде первой инстанции в обоснование своих требований, они были предметом обсуждения суда первой инстанции и им дана правильная правовая оценка на основании исследования в судебном заседании всех представленных обеими сторонами доказательств в их совокупности в соответствии со ст. 67 ГПК Российской Федерации.

Доводы апелляционных жалоб Никитиной Е.Ю., Стракшис А.Ф. о том, что руководством ФГУП "Почта России" их увольнение было спланировано в результате отказа от перевода на нижестоящую должность в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями, какими-либо доказательствами не подтверждены и потому не могут служить основанием к отмене решения суда.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были исследованы все юридически значимые по делу обстоятельства и дана надлежащая оценка собранным по делу доказательствам, в связи с чем решение суда первой инстанции является законным и отмене не подлежит.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального или процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, оснований для отмены решения суда по доводам апелляционных жалоб истцов не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

определила:

Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 16 марта 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Никитиной Е.Ю., Стракшис А.Ф. без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи: