Определение СК Верховного Суда РФ от 6 марта 1996 г. "Неправильное применение норм материального права повлекло отмену решения суда о компенсации морального вреда" (извлечение)

Определение СК Верховного Суда РФ от 6 марта 1996 г.
"Неправильное применение норм материального права повлекло отмену решения суда о компенсации морального вреда"
(извлечение)


Кожков обратился в суд с иском к УВД Корякского автономного округа и прокуратуре Корякского автономного округа о компенсации морального вреда в размере по 30 млн. руб. с каждого, ссылаясь на то, что против него было незаконно возбуждено уголовное дело, он был привлечен к уголовной ответственности, к нему применены в качестве меры пресечения сначала арест, потом подписка о невыезде, но приговором суда Корякского автономного округа от 21 сентября 1994 г. он оправдан, приговор оставлен без изменения Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ 12 июля 1995 г.

Решением Судебной коллегии по гражданским делам суда Корякского автономного округа в пользу истца было взыскано с прокуратуры Корякского автономного округа в счет компенсации морального вреда 10 000 000 руб., с УВД Корякского автономного округа - 15 000 000 руб.

В кассационных жалобах прокуратура Корякского автономного округа и Управление внутренних дел Корякского автономного округа считали решения суда незаконными, ссылались на то, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и незаконного избрания меры пресечения в виде ареста или подписки о невыезде, возмещается государством в порядке, установленном законодательными актами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 6 марта 1996 г. решение отменила, указав следующее.

Как усматривается из материалов дела, 28 сентября 1993 г. было возбуждено уголовное дело по факту причинения Шмелеву тяжких телесных повреждений, опасных для жизни.

1 октября 1993 г. Шмелев от полученных телесных повреждений (травма черепа) скончался.

Кожкову было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР, в качестве меры пресечения избран арест, а впоследствии - подписка о невыезде.

Судом Корякского автономного округа Кожков был оправдан, мера пресечения - подписка о невыезде - отменена. Приговор оставлен без изменения Судебной коллегией Верховного Суда РФ.

Незаконное привлечение к уголовной ответственности и незаконное применение в качестве меры пресечения ареста и подписки о невыезде имели место до 1 января 1995 г., т.е. до введения в действие части первой Гражданского кодекса РФ, в период действия Основ гражданского законодательства.

Согласно п. 2 ст. 127 Основ гражданского законодательства, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещался государством независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законодательными актами.

ГАРАНТ:

См. аналогичные положения Гражданского кодекса Российской Федерации


Истец имел право на возмещение вреда, но не за счет органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, а за счет государства в установленном порядке. По данному делу он обратился в суд с иском о компенсации морального вреда.

Пункт 2 ст. 127 Основ гражданского законодательства не предусматривал возможности компенсации морального вреда.

В ст. 131 тех же Основ допускалась компенсация морального вреда гражданину, которому он причинен неправомерными действиями, лишь при наличии вины причинителя вреда.

Ответственность органов предварительного следствия, дознания, прокуратуры, суда за незаконное осуждение, незаконное привлечение к уголовной ответственности и незаконное избрание меры пресечения в виде содержания под стражей или подписки о невыезде законом не предусматривалась, поэтому на эти органы по закону не возлагалась обязанность по компенсации морального вреда.

Следовательно, суд незаконно по данному делу взыскал денежные суммы в счет компенсации морального вреда, причиненного истцу, непосредственно с органов предварительного следствия и прокуратуры. В обоснование решения о компенсации истцу морального вреда с управления внутренних дел и прокуратуры суд сослался на ст.ст. 22, 45, 46, 53 Конституции Российской Федерации.

Между тем, согласно ст. 53 Конституции Российской Федерации, каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Но это не значит, что ответственность за причиненный истцу вред должна быть возложена непосредственно на органы предварительного следствия и прокуратуру.

Положения ст.ст. 22, 45, 46 Конституции Российской Федерации, провозглашающие права граждан на свободу и личную неприкосновенность, на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, гарантирующие судебную защиту прав и свобод, также не могли являться основанием к компенсации истцу морального вреда за счет органов предварительного следствия и прокуратуры.

В ст. 1070 части второй ГК РФ, введенной в действие с 1 марта 1996 г., не предусмотрено возложение ответственности за те же действия, указанные в ч. 2 ст. 127 Основ гражданского законодательства, непосредственно на органы предварительного следствия и прокуратуры; возмещение вреда производится за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, - за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц этих органов (этой статье придана обратная сила - с 1 марта 1993 г.).

Согласно ст. 1100 той же части ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае причинения вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

Однако эта статья введена в действие лишь с 1 марта 1996 г., ей не придана обратная сила, она может применяться лишь к правоотношениям, возникшим после 1 марта 1996 г. К этому времени причинение вреда истцу не относится, поэтому права на компенсацию морального вреда истец не имеет не только за счет органов следствия и прокуратуры, но и за счет казны Российской Федерации.

В связи с неправильным применением закона решение отменено в силу п. 4 ст. 306 ГПК РСФСР. Поскольку обстоятельства дела судом установлены, но допущена ошибка в применении норм права, Судебная коллегия в силу п. 4 ст. 305 ГПК РСФСР вынесла новое решение об отказе истцу в компенсации морального вреда.



Определение СК Верховного Суда РФ от 6 марта 1996 г. "Неправильное применение норм материального права повлекло отмену решения суда о компенсации морального вреда" (извлечение)


Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, 1996 г., N 10




Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.