Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 16 сентября 2015 г. по делу N 33-13016/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 16 сентября 2015 г. по делу N 33-13016/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего судьи Колесниковой О.Г.,

судей Ивановой Т.С., Редозубовой Т.Л.,

при секретаре Цыпиной Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании с использованием системы аудиозаписи хода судебного заседания в помещении суда гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью ( / / ) к Ш.К.А. о возмещении затрат на обучение,

по апелляционной жалобе истца общества с ограниченной ответственностью ( / / )

на решение Пригородного районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 08.05.2015.

Заслушав доклад судьи Ивановой Т.С., объяснения представителей истца Я.Е.А., П.К.Е., объяснения ответчика Ш.К.А., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Истец ООО ( / / ) обратился с иском к Ш.К.А. о взыскании затрат истца на обучение ответчика по ученическому договору.

В обоснование иска истец указал, что ООО ( / / ) заключило со Ш.К.А. ученический договор N от ( / / ) (дополнительный к трудовому договору N от ( / / )), в соответствии с которым ответчик был направлен для обучения на завод Siemens AG в г.Крефельд, Германия. Период обучения составил 6 месяцев с ( / / ) по ( / / ) Стоимость обучения ответчика составила ( / / ). Истец принял на себя обязательство оплатить обучение ответчика на указанном предприятии в Германии по следующей профессии, специальности, квалификации, курсу: " ( / / ))", ответчик принял на себя обязательство согласно п. 2.2.3 ученического договора проработать у работодателя не менее 5 лет с момента окончания указанного в ученическом договоре срока ученичества, т.е. до ( / / ). Истец свои обязательства по договору выполнил в полном объеме. Ученичество проводилось в рамках Соглашения об обучении персонала N от ( / / ) года, заключенного между Siemens AG и ООО ( / / ) Ответчик прошел полный курс обучения " ( / / ))", что подтверждается недельными отчетами, актом приемки услуг. По окончанию обучения ответчику был предоставлен сертификат о прохождении обучения по курсу " ( / / )". Обучение ответчика было оплачено ООО " ( / / )", что подтверждается платежным поручением N от ( / / ), инвойсом от ( / / ). Стоимость обучения составила ( / / ) ( ( / / ) по курсу ЦБ на 25.01.2013) за 2 обучающихся. Соответственно стоимость обучения ответчика составила ( / / ). После окончания обучения работодатель предоставил ответчику работу согласно полученной им специальности после обучения и квалификации. По трудовому договору N от ( / / ) ответчик был принят на работу по специальности на должность ( / / ) группы сопровождения технологий изготовления металлоконструкций отдела технологии изготовления кузовов и металлоконструкций Управления технологической подготовки производств производственного департамента. После окончания обучения ответчик продолжил выполнять трудовые функции. ( / / ) от ответчика поступило заявление об увольнении по собственному желанию. ( / / ) трудовой договор с ответчиком расторгнут по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации по инициативе работника (ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации). В п. 3.2 ученического договора стороны договорились, что при расторжении трудового договора с работодателем при инициативе работника работник обязан возместить работодателю расходы, связанные с обучением ( ( / / )), исчисленные пропорционально фактически неотработанному времени. После окончания обучения до даты увольнения ответчик фактически отработал 14 месяцев. С учетом фактически отработанного ответчиком времени, оставшаяся сумма составляет ( / / ). При увольнении с ответчика была удержана сумма за обучение в размере ( / / ). Общая сумма затрат, подлежащая возмещению со стороны ответчика, составляет ( / / ). Требования истца о возврате денежных средств за обучение, оставлены ответчиком без внимания. На основании изложенного, истец просил взыскать с ответчика в свою пользу затраты, связанные с обучением, в размере ( / / ). представители истца полагали, что исковые требования подлежат удовлетворению, поскольку истец не понуждал ответчика к заключению ученического договора. Условия ученического договора с ответчиком были определены в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Ответчик был ознакомлен с учебным материалом и планом обучения, ему была известна стоимость обучения и последствия нарушения ученического договора. Представители ответчика полагали несостоятельными доводы ответчика о том, что обучение на предприятии Siemens AG в г. Крефельд не проводилось и что между ним и специалистами Siemens AG происходил только обмен опытом. В подтверждение данного довода ответчик не представил ни одного доказательства. В материалы дела, в обоснование своей позиции, истец представил документы, подтверждающие получение ответчиком квалификации по курсу ( / / ). Siemens AG был выдан сертификат, подтверждающий, что ответчик Ш.К.А. прошел обучение по курсу ( / / ), чем компания Siemens AG подтвердила факт обучения ответчиком и приобретения новой квалификации (специальности), а не факт того, что осуществлялся обмен опытом. Из представленных истцом в материалы гражданского дела еженедельных и ежедневных отчетов следовало, что ответчик прошел полное обучение по курсу ( / / ), что соответствует специальности " ( / / )"; на протяжении всего периода времени после обучения ответчиком какие-либо жалобы или претензии относительно качества и содержания обучения не заявлялись; ученичество было организовано в форме повышения квалификации, а также в форме курсового обучения по программе ( / / )"; повышение квалификации является одной из форм обучения в рамках имеющейся профессии; необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров, повышение квалификации работников для собственных нужд определяет работодатель. Потребность в обучении работников в форме повышения квалификации на заводе Siemens AG в Германии возникла в связи с трансфером технологий, локализацией производства скоростных электропоездов на территории Российской Федерации, в частности на территории г. Верхняя Пышма Свердловской области. Довод ответчика о том, что Siemens AG не имеет лицензию на образовательную деятельность, а по окончании обучения ответчику не был предоставлен сертификат или диплом государственного образца в обоснование недействительности ученического договора, по мнению истца, являлся необоснованным. Предстаивтели истца указали, что причины увольнения ответчика по собственному желанию, указанные ответчиком в качестве уважительных: после обучения не было повышена заработная плата, уровень заработной платы и ее индексации не покрывает расходы по найму жилья и погашению кредитов, уважительными не являются. Истец не брал на себя обязательства повысить ответчику заработную плату после окончания обучения; кроме того, до обучения ответчику по дополнительному соглашению N от ( / / ) к трудовому договору был увеличен должностной оклад с ( / / ) до ( / / ), также по данному соглашению ответчик был переведен на должность ( / / ). После окончания обучения по дополнительному соглашению от ( / / ) к трудовому договору ответчику был установлен оклад в ( / / ).

Ответчик Ш.К.А. исковые требования не признал. Суду пояснил, что обучения, как такового, не было, был обмен опытом: смотрели производство, печатали технические процессы. Но применить это после возвращения из Германии при работе в ООО ( / / ) возможности не было. В еженедельных и ежедневных отчетах, представленных суду истцом, в комментариях преподавателя и обучающегося написано: "хорошая совместная работа", ничего не указано об обучении, что доказывает, что был именно обмен опытом. Согласно приказам о переводе, должностной инструкции, следует, что его специальность и квалификация после поездки на предприятие Siemens AG в г.Крефельд не изменились. Он был принят ( / / ) на работу на должность ( / / ) группы сопровождения технологий изготовления металлоконструкций Управления технологической подготовки производства Производственного департамента. 21.02.2012, т.е. до поездки на предприятие Siemens AG, он был переведен ( / / ) бюро сборочно-сварочных работ отдела технологии сборочно-сварочных работ Управления технологической подготовки производства департамента производства поездов. Департамент производства поездов на момент трудоустройства не был создан, комплекс по производству поездов Дезиро только начинал строиться. Но и до постройки комплекса он занимался разработкой технологических процессов. С его участием была разработана и внедрена программа "Омега", он проводил презентацию программы. Затем он был переведен на комплекс по производству поездов Дезиро. Технологические процессы разрабатывались им и до отправки на предприятие Siemens AG. После прохождения в Германии обмена опытом, которое истец называет обучением, ни его специальность, ни его должность, ни должностные обязанности, ни оплата труда, ни иные условия трудового договора не изменились. Должностная инструкция и должность остались без изменения, что опровергает доводы истца об обучении. И до поездки на предприятие Siemens AG, и после поездки, он выполнял одни и те же должностные обязанности и обладал необходимыми знаниями для выполнения этих должностных обязанностей. Знания, необходимые для занимаемой им должности ( / / ), у него были и ранее. Все, с чем его знакомили на предприятии Siemens AG, ему уже было известно. Его технические познания позволяли и далее ему работать в организации истца, без поездки на предприятие Siemens AG в г.Крефельд. Необходимость в его обучении, повышении квалификации отсутствовала. Полагает, что для работы в занимаемой должности ему было достаточно имеющегося образования, стажа и опыта работы. В соответствии с п. 4.8. Положения "Об обучении ПСК 6.2.-01/02 ООО ( / / ) выбор поставщика услуг по обучению производится специалистом департамента по управлению персоналом и осуществляется по нескольким критериям, в том числе, при наличии лицензии на право образовательной деятельности. Между тем, предприятие Siemens AG не является ни учебным заведением, ни учебным центром, не имеет лицензии на право образовательной деятельности, что не отрицается представителем истца. В связи с чем ответчик полагал, что предприятие Siemens AG не имеет права заниматься образовательной деятельностью, не имеет права обучать. Ему был выдан сертификат, который не имеет силы на территории Российской Федерации. На выданном ему сертификате нет печати, допущена опечатка в написании его имени на английском языке. При проведении обучения свыше 1000 часов, а он был на предприятии Siemens AG свыше 1000 часов, должен выдаваться диплом, а не подтверждение об участии в программе. По возвращению с предприятия Siemens AG никакого повышения заработной платы не произошло. Считал причины своего увольнения уважительными, поскольку после обучения не был выдан диплом, имеющий силу в Российской Федерации, не была повышена заработная плата, размер его заработной платы не покрывал его расходы по найму жилого помещения, а служебное помещение (общежитие) ему не было предоставлено работодателем.

Решением Пригородного районного суда Свердловской области от 08.05.2015 в удовлетворении иска отказано.

С таким решением не согласился истец, принес на решение суда апелляционную жалобу, в которой указал что не согласен с решением суда в связи с несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; неправильным применением норм материального и процессуального права.

В апелляционной жалобе указывается на неправильное применение судом первой инстанции ст. ст. 196, 198 Трудового кодекса Российской Федерации; также указывается на ошибочность выводов суда первой инстанции в том, что после обучения ответчик не получил какой-либо новой профессии или квалификации ответчик не получил.

В заседание суда апелляционной инстанции явились: представители истца Я.Е.А., П.К.Е., поддержавшие доводы и требования апелляционной жалобы; ответчик Ш.К.А., полагавший решение суда законным и обоснованным.

Учитывая надлежащее извещение лиц, участвующих в деле (судебные извещения, размещение информации о месте и времени рассмотрения дела на официальном сайте Свердловского областного суда - www.ekboblsud.ru), руководствуясь положениями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда в ее пределах (ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда, ввиду следующего.

Судом первой инстанции правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, верно применены нормы материального права, регулирующие возникшие правоотношения, на основании исследования и оценки имеющихся в деле доказательств в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации сделан обоснованный вывод об удовлетворении заявленных истцом требований с учетом положений ст. ст. 21, 22, 198, 199, 249 Трудового кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 56, ст. ст. 57, 68, ч. 2 ст. 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Фактические обстоятельства рассматриваемого гражданского дела судом первой инстанции установлены полно и верно, на основе совокупности представленных в материалы дела доказательств. Судом исследованы и оценены в совокупности все представленные сторонами письменные доказательства, в полном объеме отражающие основание и порядок заключения и исполнения сторонами ученического договора, заключенного в целях реализации соглашения об обучении персонала N от ( / / ), заключенного истцом с Siemens AG, а также письменные доказательства, свидетельствующие о харктере трудовых отношений сторон (трудовой договор с дополнениями, приказы о приеме ответчика на работу и об увольнении, заявление ответчика об увольнении с указанием причин увольнения).

Судом установлено, что истец заключил со ответчиком трудовой договор N от ( / / ), в соответствии с которым истец предоставил ответчику работу в должности ( / / ), в Группе сопровождения технологий изготовления металлоконструкций, в Отделе технологии изготовления кузовов и металлоконструкций в Управлении технологической подготовки производства Производственного департамента.

Приказом истца N от ( / / ) ответчик был переведен на должность ( / / ) Департамента производства поездов Управления технологической подготовки производства поездов Отдел технологии сборочно-сварочных работ Бюро сборочно-сварочных работ с окладом в размере ( / / ).

В период работы истца у ответчика в должности инженера-технолога 2 категории Департамента производства поездов Управления технологической подготовки производства поездов Отдел технологии сборочно-сварочных работ Бюро сборочно-сварочных работ между сторонами был заключен ученический договор N от ( / / ) (дополнительный к трудовому договору), в соответствии с которым (с учетом дополнительного соглашения N от ( / / )) истец принял на себя обязательство по обучению и по оплате такого обучения ответчика по профессии, специальности, квалификации, теме (программе): "Планирование работ (технолог)", а ответчик обязался обучиться вышеуказанной профессии, специальности, квалификации, по теме (программе) и исполнить иные обязательства, предусмотренные настоящим договором. Срок ученичества составил 6 месяцев, место проведения обучения было определено как завод Siemens AG, г.Крефельд, Германия. Ученичество проводилось на основании Соглашения об обучении персонала N от ( / / ), заключенного между истцом и Siemens AG.

Приказом истца N от ( / / ) ответчик с ( / / ) был переведен с должности ( / / ) (по сборке-сварке мелких и средних узлов) Департамента производства поездов Управления технологической подготовки производства поездов Отдел технологии сборочно-сварочных работ Бюро сборочно-сварочных работ на должность ( / / ) (по сборке-сварке рамы и крупных компонентов) в этом же отделе и бюро с окладом в размере ( / / ).

( / / ) ответчик обратился к работодателю с заявлением об увольнении по собственному желанию, в котором, помимо просьбы об увольнении, содержится просьба расторгнуть ученический договор без обязательств, в связи с тем, что по окончании обучения он не получил соответствующий сертификат, отвечающий требованиям Госстандарта. В причинах ухода с предприятия ответчик указал, что не имеется возможности повышения квалификации, после обучения не была повышена заработная плата, размер его заработной платы не покрывает его расходы по найму жилого помещения.

На основании приказа истца N от ( / / ) трудовой договор N от ( / / ), заключенный между истцом и ответчиком был расторгнут по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации по инициативе работника (ст. 80 Трудового кодекса Российской Федерации).

( / / ) в адрес ответчика истцом было направлено требование о возмещении расходов на обучение по ученическому договору с требованием возместить расходы в размере ( / / )., затраченных на его обучение.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

В силу ст. 249 Трудового кодекса Российской Федерации в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении. Под профессиональным обучением понимается вид образования, который направлен на приобретение обучающимися знаний, умений, навыков и формирование компетенции, необходимых для выполнения определенных трудовых, служебных функций (определенных видов трудовой, служебной деятельности, профессий (Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" от 29.12.2012 N 273-ФЗ, в редакции от 25.11.2013, действовавшей на момент расторжения трудового договора).

Пункт 7 Типового положения об образовательном учреждении дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.06.1995 N 610 (действующий на момент расторжения трудового договора, окончание действия 09.04.2014), содержал понятия: повышение квалификации, стажировка, профессиональная переподготовка.

Так, целью повышения квалификации является обновление теоретических и практических знаний специалистов в связи с повышением требований к уровню квалификации и необходимостью освоения современных методов решения профессиональных задач.

Целью профессиональной переподготовки специалистов является получение ими дополнительных знаний, умений и навыков по образовательным программам, предусматривающим изучение отдельных дисциплин, разделов науки, техники и технологии, необходимых для выполнения нового вида профессиональной деятельности.

По результатам прохождения профессиональной переподготовки специалисты получают диплом государственного образца, удостоверяющий их право (квалификацию) вести профессиональную деятельность в определенной сфере, коим сертификат об успешном завершении программы обучения не является. В результате профессиональной переподготовки специалисту может быть присвоена дополнительная квалификация на базе полученной специальности.

Профессиональная переподготовка производится для выполнения нового вида профессиональной деятельности, осуществляется на основании установленных квалификационных требований к конкретным должностям.

В отличие от профессионального обучения и переобучения, повышение квалификации определяется как обучение той же профессии, без перемен этим работником трудовой деятельности, она направлена на последовательное совершенствование профессиональных знаний, умений и навыков, рост профессионального мастерства, обновление теоретических и практических знаний специалистов.

После прохождения обучения (переобучения, переподготовки), как указано в заключенном сторонами ученическом договоре от ( / / ), ответчик не получил новой специальности или профессии, на момент приема на работу отвечал требованиям, предъявляемым к должности " ( / / )".

Судом первой инстанции обоснованно установлено, что до прохождения обучения приказом N от ( / / ) ответчик был переведен на должность ( / / ) Департамента производства поездов Управления технологической подготовки производства поездов Отдел технологии сборочно-сварочных работ Бюро сборочно-сварочных работ, т.е. он отвечал требованиям, предъявляемым к данной должности. В связи с чем суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов истца о том, что ответчик до обучения не мог исполнять должностные обязанности, заниматься работой, связанной с производством поездов.

Судом первой инстанции установлено, что после прохождения обучения должность ответчика, его должностные обязанности, специальность, профессия не изменились. После прохождения обучения ответчик продолжал заниматься той же трудовой деятельностью в должности ( / / ) Департамента производства поездов Управления технологической подготовки производства поездов Отдела технологии сборочно-сварочных работ Бюро сборочно-сварочных работ. Полученные ответчиком дополнительные знания необходимы были работодателю для обеспечения наличия квалифицированного технического персонала: направление ответчика на завод Siemens AG было обусловлено добровольно принятыми на себя обязательствами истца по исполнению Соглашения об обучении персонала от ( / / ) N.

Суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что ст. 9 Трудового кодекса Российской Федерации содержит условия, согласно которым трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленным трудовым законодательством. Поскольку договорная ответственность работника перед работодателем не может быть выше, чем это предусмотрено Трудовым кодексом Российской Федерации, то условия п.п. 3.2. ученического договора N от ( / / ) о возложении обязанности на ответчика по оплате стоимости оказанных услуг по повышению квалификации, проведение которого является обязанностью работодателя, не подлежат применению в силу закона.

Верным, вопреки доводов апелляционной жалобы истца, является и вывод суда первой инстанции о том, что имело место не профессиональное обучение или переобучение работника без отрыва или с отрывом от производства, что является условием заключения ученического договора в соответствии со ст. 198 Трудового кодекса Российской Федерации, а обязательное повышение квалификации.

Приходя к указанному выводу, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что данное обстоятельство подтверждается представленной истцом программой обучения, сертификатом - "подтверждением участия", полученным ответчиком, в которых не указано сведений о получении ответчиком новой профессии, специальности, а также ежедневными и еженедельными отчетами, в которых также отсутствуют сведения о новой профессии, специальности, кроме того, участие ответчика в данном курсе программы обучения оценено преподавателем (инструктором) завода Siemens AG, как "хорошая совместная работа". Верная оценка также дана судом первой инстанции и тому факту, что как следует из пояснений представителей истца, потребность в обучении работников в форме повышения квалификации на заводе Siemens AG в Германии возникла в связи с трансфером технологий, локализацией производства скоростных электропоездов на территории РФ, в частности на территории г. Верхняя Пышма Свердловской области; в личной карточке работника, представленной истцом, также указано, что Ш.К.А. прошел курс повышения квалификации на заводе Siemens AG, а не профессиональную переподготовку.

Исследовав в совокупности имевшиеся в материалах дела письменные доказательства, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что имело место повышение квалификации ответчика, а не его профессиональное обучение или переобучение работника без отрыва или с отрывом от производства, что является условием заключения ученического договора в соответствии со ст. 198 Трудового кодекса Российской Федерации. В силу положений ст. 187 Трудового кодекса Российской Федерации при направлении работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. Работникам, направляемым для повышения квалификации с отрывом от работы в другую местность, производится оплата командировочных расходов в порядке и размерах, которые предусмотрены для лиц, направляемых в служебные командировки. При таких обстоятельствах взыскиваемая истцом сумма расходов за оказанные ответчику услуги по повышению квалификации не относится к затратам, понесенным работодателем на обучение в соответствии со ст.249 Трудового кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции также обоснованно исходил из того, что согласно правовой позиции, изложенной в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.2010 N 1005-О-О, взыскание с работника затрат, понесенных работодателем на его обучение, основывающееся на добровольном и согласованном волеизъявлении работника и работодателя, допускается только в соответствии с общими правилами возмещения ущерба, причиненного работником работодателю и при условии отсутствия противоречий заключенного договора, требованиям действующего трудового законодательства в сфере гарантии трудовых прав работников на повышение квалификации за счет средств работодателя, в связи с чем требование истца о возмещении работником при досрочном увольнении стоимости курса повышения квалификации, противоречат положениям ст. ст. 9, 232 Трудового кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции вправе, в том числе, отменить или изменить решение суда первой инстанции полностью или в части и принять по делу новое решение. В силу ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются, в том числе, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Исследовав материалы дела, проверив доводы истца, судебная коллегия приходит к выводу, что предусмотренных законом оснований для отмены или изменения решения суда, вопреки доводам апелляционной жалобы истца, не имеется. Положения трудового законодательства, на которых основано решение суда, верно применены судом к отношениям сторон в редакции, действовавшей на момент заключения сторонами ученического договора.

Решение суда мотивировано, отвечает требованиям ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Выводы суда, изложенные в вынесенном решении, подтверждаются материалами дела.

Доводы апелляционной жалобы истца фактически направлены на переоценку установленных судом обстоятельств. Указанные доводы являлись основанием процессуальной позиции ответчика, были приведены в ходе разбирательства дела, являлись предметом рассмотрения в суде, исследованы судом и подробно изложены в постановленном решении. Оснований для переоценки представленных доказательств и иного применения норм материального права у суда апелляционной инстанции не имеется, так как выводы суда первой инстанции полностью соответствуют обстоятельствам данного дела, и спор по существу разрешен верно. Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения, апелляционная жалоба не содержит.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Пригородного районного суда г. Нижний Тагил Свердловской области от 08.05.2015 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца общества с ограниченной ответственностью "Уральские локомотивы" - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Колесникова О.Г.

 

Судьи: Иванова Т.С.

Редозубова Т.Л.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.