Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 22 сентября 2015 г. по делу N 33-3844/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Белгородского областного суда от 22 сентября 2015 г. по делу N 33-3844/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Безуха А.Н.,

судей Борисовой О.В., Филипчук С.А.,

при секретаре Поповой О.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Калашниковой Г.В. к Погорелову Н.В. о реальном разделе наследственного имущества

по апелляционной жалобе Погорелова Н.В.

на решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 18 июня 2015 года.

Заслушав доклад судьи Борисовой О.В., объяснения Погорелова Н.В., поддержавшего жалобу, Г., выступившей на стороне Погорелова Н.В., а также объяснения Ермаковой Е.Е. (представителя Калашниковой Г.В.), возражавшей против жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Калашникова Г.В. обратилась в суд с иском к Погорелову Н.В., просила произвести между ними раздел наследственного имущества, а именно, гаража и земельного участка, расположенных по адресу: "адрес"; дома и земельного участка, расположенных по адресу: "адрес"; нежилого помещения, расположенного по адресу: "адрес", выделив ей в собственность гараж и земельный участок, расположенные по адресу: "адрес", а также дом и земельный участок, расположенные по адресу: "адрес". В собственность Погорелова Н.В. истица просила выделить нежилое помещение, расположенное по адресу: "адрес".

В судебном заседании представитель истицы Ермакова Е.Е., сославшись на результаты отчетов об оценке рыночной стоимости спорных объектов, уточнила заявленные требования и просила выделить в собственность Калашниковой Г.В. только дом и земельный участок, расположенные по адресу: "адрес", а гараж с земельным участком, расположенные по адресу: "адрес", и нежилое помещение, просила выделить ответчику. При этом истица не возражала против взыскания с нее в пользу ответчика денежной компенсации несоразмерности получаемого наследственного имущества с наследственной долей.

Соглашение о разделе наследственного имущества между сторонами не достигнуто.

Решением Старооскольского городского суда Белгородской области от 18 июня 2015 года иск удовлетворен в части. Суд произвел раздел наследства. В результате в собственность Калашниковой Г.В. выделены дом с кадастровым номером N и земельный участок, категории земель: земли населенных пунктов - для ведения коллективного садоводства, площадью "данные изъяты" кв.м., с кадастровым номером N, расположенные по адресу: "адрес".

В собственность Погорелова Н.В. выделены гараж, площадью "данные изъяты" кв.м, с кадастровым номером N, и земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов - для обслуживания гаража, площадью "данные изъяты" кв.м, с кадастровым номером N, расположенные по адресу: "адрес"; а также нежилое помещение, общей площадью "данные изъяты" кв.м, с кадастровым номером N, расположенное по адресу: "адрес".

Прекращена общая долевая собственность Калашниковой Г.В. и Погорелова Н.В. на указанные объекты недвижимости.

Взыскана с Калашниковой Г.В. в пользу Погорелова Н.В. компенсация в размере "данные изъяты" рублей.

В остальной части требования Калашниковой Г.В. отклонены.

Погорелов Н.В. просил в своей апелляционной жалобе отменить решение суда, считая его незаконным, необоснованным, перечислил все предусмотренные ч.1 ст. 330 ГПК РФ основания для отмены решения суда.

Судебная коллегия приходит к выводу об оставлении решения суда без изменения.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что ДД.ММ.ГГГГ умерла П., а ДД.ММ.ГГГГ умер П., приходящиеся родителями сторонам по делу.

Дом с земельным участком, расположенные в "данные изъяты", а также нежилое помещение стороны унаследовали в "данные изъяты" долях как наследники по закону первой очереди после смерти П., наступившей ДД.ММ.ГГГГ, в том числе с учетом доли П., умершего ДД.ММ.ГГГГ, которая распределилась поровну между сторонами по делу в порядке наследственной трансмиссии. Гараж с земельным участком в ПГСК " "данные изъяты"" стороны унаследовали после смерти их отца П.

На имущество, включенное в предмет спора о разделе наследства, истица и ответчик зарегистрировали право "данные изъяты" долевой собственности в "данные изъяты" долях, получив соответствующие свидетельства о праве на наследство по закону и свидетельства о государственной регистрации права.

Согласно представленных истцом отчетов " "данные изъяты"" об оценке рыночной стоимости спорных объектов, составленных индивидуальным предпринимателем С., рыночная стоимость гаража и земельного участка под ним - "данные изъяты" рублей (отчет N от ДД.ММ.ГГГГ), дома и земельного участка - "данные изъяты" рублей (отчет N от ДД.ММ.ГГГГ), нежилого помещения - "данные изъяты" рублей (отчет N от ДД.ММ.ГГГГ). Иные отчеты оценщика о рыночной стоимости имущества, включенного в раздел наследства, по делу не представлены.

Разрешая спор, суд исходил из вышеуказанных обстоятельств, в том числе из имеющихся в материалах дела отчетов об оценке имущества, и распределил между сторонами объекты недвижимости, учитывая, что ответчик претендовал только на нежилое помещение, а в сохранении права собственности на остальное имущество не нуждался, поскольку в объяснениях ссылался на необходимость продажи этого имущества (согласно протоколам судебных заседаний от ДД.ММ.ГГГГ, от ДД.ММ.ГГГГ).

Выводы суда, изложенные в обжалуемом решении, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, сделаны в результате надлежащей оценки доказательств и правильного применения норм материального и процессуального права, в том числе ст.ст. 1112, 1164, 1165 ГК РФ, ст. 252 ГК РФ.

В данном случае раздел наследства осуществлен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, путем передачи в собственность истицы и ответчика конкретных объектов недвижимости (ч. 2 ст. 1164 ГК РФ, ч. 3 ст. 252 ГК РФ). При этом, судом учтено пожелание ответчика передать в его собственность нежилое помещение.

Являются несостоятельными доводы ответчика, изложенные в жалобе о том, что ему вместо выдела имущества выплачена компенсация, поскольку в собственность Погорелова Н.В. выделены объекты недвижимости, а компенсацией устранена несоразмерность полученного наследственного имущества с наследственной долей (ч. 4 ст. 252 ГК РФ).

Доводы в жалобе о том, что истцом не произведена доплата государственной пошлины после производства оценки спорного имущества, не могут повлиять на правильность выводов суда первой инстанции, поскольку не относятся к установлению юридически значимых обстоятельств по делу.

Судом не допущено нарушения ч. 1 ст. 39 ГПК РФ, что касается рассмотрения исковых требований по предмету, уточненному представителем истца в судебном заседании, окончившемся принятием обжалуемого решения без отложения судебного разбирательства. Доводам в жалобе об обратном опровергаются материалами дела.

Как подтверждается протоколом судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, представитель истца уточнила вариант распределения между сторонами наследственного имущества, при этом не менялся состав этого имущества и сам предмет иска (о разделе наследства). Таким образом, истица не меняла ни предмет, ни основания иска, а соответственно, положения ст. 39 ГПК РФ не применимы к названному уточнению. Суд принял решение по заявленным истцом требованиям в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

Кроме того, Погорелов Н.В., лично участвуя в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ, не заявил ходатайство об отложении судебного разбирательства с целью подготовки по предложенному варианту распределения имущества, а соответственно, у суда отсутствовали предусмотренные ст. 169 ГПК РФ основания для отложения судебного разбирательства.

В жалобе указано, что судом якобы не были учтены доказательства относительно цены на нежилое помещение, а именно, договор купли-продажи данного помещения N от ДД.ММ.ГГГГ. В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд правильно отдал предпочтение отчету " "данные изъяты"" об оценке нежилого помещения N от ДД.ММ.ГГГГ, поскольку данный отчет является единственным доказательством рыночной стоимости данного нежилого помещения на время рассмотрения дела в суде в отличие от цены помещения, указанной в договоре ДД.ММ.ГГГГ, заключенном "данные изъяты" года назад.

При определении рыночной стоимости наследственного имущества для целей его раздела положения статьи 424 ГК РФ, на которую сослался ответчик в жалобе, не применимы, поскольку данная норма закона определяет неизменность цены имущества, установленной в договоре, только при исполнении этого договора. Положения статьи 424 ГК РФ не позволяют распространить действие договорной цены имущества на иные правоотношения с участием сторон этого договора, в том числе на правоотношения, связанные с разделом наследственного имущества.

Как разъяснено в пункте 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", при разделе наследственного имущества суды учитывают рыночную стоимость всего наследственного имущества на время рассмотрения дела в суде.

Доводы ответчика, изложенные в жалобе о том, что суд, отклоняя его заявление о назначении экспертизы для установления рыночной стоимости нежилого помещения, не вынес определение, а также доводы о неисследовании судом доказательств, - опровергаются материалами дела. Соответствующее определение отражено в протоколе судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, что согласуется с положениями ст. 224 ГПК РФ. В названном протоколе судебного заседания также зафиксирован факт исследования судом доказательств.

Ответчик в жалобе полагает незаконным тот факт, что суд, распределяя имущество, учел наличие у ответчика в собственности земельного участка для индивидуального жилищного строительства и жилого помещение в "данные изъяты". Однако, указанные обстоятельства наряду с объяснениями ответчика о намерении продать наследственное имущество свидетельствовали об отсутствии у ответчика нуждаемости в жилье для постоянного проживания, что в свою очередь правильно было учтено при выделении дома с земельным участком истице.

В жалобе истец повторно ссылается на обстоятельства, которым судом дана надлежащая оценка, в том числе на наличие ипотеки в отношении нежилого помещения, на выплату сторонами по делу выкупной цены нежилого помещения после смерти их родителей. При этом, суд первой инстанции установил факт выплаты сторонами по делу выкупной стоимости нежилого помещения, что не оспорено какими-либо доказательствами. Долговые обязательства сторон друг перед другом предметом спора не являлись, а потому ссылки в жалобе на то, что ответчик понес расходы на охрану наследства и управление им, погасил долг наследодателя по оплате стоимости нежилого помещения, - не имеют юридического значения. Если ответчик считает, что исполнил долговые обязательства в большем размере чем истец, то он не лишен предъявить соответствующие исковые требования к Калашниковой Г.В.

Доводы о необходимости реконструкции нежилого помещения с указанием стоимости работ по проведению такой реконструкции не имеют юридического значения, поскольку отчет об оценке N от ДД.ММ.ГГГГ, положенный судом в основу решения, отражает реальную рыночную стоимость нежилого помещения на время рассмотрения дела, учитывая состояние нежилого помещения, что является достаточным для раздела указанного имущества.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ, ответчик просил выделить нежилое помещение именно ему, а остальное включенное в раздел имущество полагал возможным передать истцу. Доводы Погорелова Н.В. о том, что согласие его на принятие нежилого помещения было обусловлено выплатой "данные изъяты" руб., не меняют сути его отношения к данному нежилому помещению. В суде первой инстанции ответчик, давая объяснения, не приводил в качестве возражений относительно иска доводы, изложенные в жалобе, о том, что нежилое помещение является "проблемным" имуществом, требует дорогостоящей реконструкции, а потому суд первой инстанции исходил из имеющихся в деле доказательств, в том числе из тех объяснений, которые стороны дали в суде (ст. 55 ГПК РФ).

Указание судом имущества, включенного в раздел истцом, в качестве спорного, не свидетельствует об оспаривании права собственности ответчика на данное имущество, вопреки доводам в жалобе. Понятие "спорное" применено судом для краткого описания имущества, относящегося к предмету спора по делу.

Ответчик в жалобе сослался на то, что судом якобы не учтены данные технического паспорта на дом, расположенный по адресу: "адрес", из которого следует, что на территории участка помимо дома имеются надворные постройки: гараж, два сарая, погреб, теплица. Указанный довод является несостоятельным. В представленном по делу отчете " "данные изъяты"" N об оценке рыночной стоимости дома и земельного участка, расположенных по адресу: "адрес", по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ, рыночная стоимость дома определена только одним подходом - сравнительным. При этом, данный отчет содержит технический паспорт дома, а из примененных в отчете четырех объектов-аналогов три имеют надворные постройки. В любом случае при сравнительном подходе не может быть произведена оценка отдельно каждой надворной постройки, поскольку в силу ст. 135 ГК РФ надворные постройки не могут отчуждаться (в том числе путем продажи) отдельно от жилого дома (который является по отношению к ним главной вещью) и следуют судьбе главной вещи. При этом, в названном отчете выполнены требования пункта 20 ФСО N1 (федеральный стандарт оценки "Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО N 1)", утвержденный Приказом Минэкономразвития РФ от 20.07.2007 N 256), в соответствии с которым оценщик обосновал отказ от использования затратного и доходного подходов к оценке.

В силу статьи 12 Федерального закона от 29.07.1998 N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.

Вышеуказанный отчет N об оценке рыночной стоимости дома не оспорен путем представления каких-либо иных доказательств рыночной стоимости этого дома на время рассмотрения дела. Доводы об оспаривании достоверности данного отчета ответчик в суде первой инстанции не заявлял. В связи с чем, суд обоснованно руководствовался названным отчетом как доказательством рыночной стоимости дома и земельного участка.

Доводы о незаконном запрете перехода права на часть имущества, включенного в раздел, к Г., вследствие принятия обеспечительной меры,- не имеют отношения к разделу наследства. Законности и обоснованности определения Старооскольского городского суда от 01.06.2015 года о принятии обеспечительных мер по делу дана оценка в апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 01.09.2015 года, которым данное определение оставлено без изменения.

Оценивая по правилам ст. 67 ГПК РФ доказательства рыночной стоимости нежилого помещения, а именно, отчет N от ДД.ММ.ГГГГ и представленный ответчиком в суд апелляционной инстанции отчет N от ДД.ММ.ГГГГ, судебная коллегия отдает предпочтение отчету N от ДД.ММ.ГГГГ, в котором использованы два подхода к оценке (сравнительный и затратный), а примененные при сравнительном подходе объекты-аналоги по своим характеристикам наиболее схожи с объектом оценки. В соответствии с пунктом 14 вышеуказанного ФСО N 1, объектом-аналогом объекта оценки для целей оценки признается объект, сходный объекту оценки по основным экономическим, материальным, техническим и другим характеристикам, определяющим его стоимость. В отчете N от ДД.ММ.ГГГГ использован только сравнительный подход к оценке, а примененные объекты-аналоги располагаются в других микрорайонах города и значительно отличаются по площади от объекта оценки, а именно, площадь двух объектов-аналогов ( "данные изъяты" кв.м и "данные изъяты" кв.м) превышает площадь объекта оценки ( "данные изъяты" кв.м) в "данные изъяты" раза, а площадь одного объекта-аналога ( "данные изъяты" кв.м) - в "данные изъяты" раза, что снижает достоверность установленной оценщиком рыночной стоимости нежилого помещения в отчете от ДД.ММ.ГГГГ. При этом, в отчете N от ДД.ММ.ГГГГ соответствующая площадь превышена максимум в "данные изъяты" раза и только по двум объектам-аналогам, один из объектов-аналогов расположен в том же микрорайоне, что и объект оценки.

Доводы о том, что судом принимались только пожелания истца, не учтено равное право сторон по делу на наследственное имущество, не мотивированы в жалобе, не указано в чем выразилось изложенное.

Ссылки в жалобе о том, что суд не предложил сторонам мировое соглашение, принял иск без учета наличия ипотеки в отношении нежилого помещения, не влияют на правильность выводов суда. Условия мирового соглашения вырабатываются сторонами, а не судом. Заключение мирового соглашения должно быть добровольным (ст. 421 ГК РФ).

Иные доводы, изложенные в жалобе, сводятся к выражению несогласия с судебным постановлением и не содержат предусмотренных законом оснований для отмены правильного по существу решения.

Руководствуясь ст. ст. 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 18 июня 2015 года по делу по иску Калашниковой Г.В. к Погорелову Н.В. о реальном разделе наследственного имущества оставить без изменения, апелляционную жалобу, - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.