Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 21 октября 2015 г. по делу N 33-7864/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 21 октября 2015 г. по делу N 33-7864/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе

Председательствующего Пшиготского А.И.,

судей областного суда Егоровой К.В., Оганесян Л.С.,

при секретаре Алещенко К.А.

рассмотрела в судебном заседании 21 октября 2015 года дело по апелляционной жалобе Головушкина П.И. на решение Кировского районного суда г. Омска от " ... " года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Головушкину П.И. отказать за необоснованностью."

Заслушав доклад судьи областного суда Егоровой К.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Головушкин П.И. обратился в суд с иском к Рагозиной Л.Н. об истребовании из чужого незаконного владения земельного участка и расположенного на нем садового дома, указав, что с " ... " года состоял в зарегистрированном браке с " ... " В период брака в " ... " году Рагозина Т.П. вступила в члены СНТ " " ... "", ей для нужд семьи предоставлен садовый участок. В " ... " супруги возвели на участке садовый дом, площадью " ... " кв.м.; земельным участком, садовым домом пользовались совместно. После смерти " ... ", последовавшей " ... ", ему стало известно, что с " ... " года членом СНТ и владельцем спорного земельного участка является ответчица. Поскольку сделки по продаже дома и земельного участка с Рагозиной Л.Н. не заключены, полагал, что права на дом и земельный участок у последней отсутствуют.

Уточнив требования, не отрицая факт намерения " ... " распорядиться имуществом, о чем ему было известно, полагал незаконным отчуждение земельного участка без учета находящихся на нем построек и согласия второго супруга, полученного в нотариальном порядке, просил признать недействительным договор купли-продажи земельного участка, расположенного в СНТ " " ... "", заключенный " ... " между " ... " и Рагозиной П.И., признать за ним в порядке наследования после смерти " ... " право собственности на " ... " доли земельного участка и на " ... " доли в праве собственности на дом, изъять из незаконного владения Рагозиной Л.Н. " ... " доли земельного участка и " ... " доли садового дома.

В судебном заседании Головушкин П.И., его представитель Власов Ю.А. исковые требования поддержали.

Ответчик Рагозина Л.Н. в судебном заседании участия не принимала, её представитель Больших Т.А. против удовлетворения требований возражала, ссылаясь на их необоснованность и недобросовестность действий истца при предъявлении настоящего иска; заявила о применении срока исковой давности.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Головушкин П.И. просит решение суда отменить, оспаривает вывод суда о единоличном праве собственности " ... " на земельный участок, ссылается на освоение и существенное улучшение супругами в период брака предоставленного земельного участка, возведение на нем садового дома; считает, что отчуждение земельного участка без садового дома ничтожно; не соглашается с выводом суда о самовольности возведенной на участке постройки; полагает, что срок исковой давности им не пропущен, не соглашается с установленным судом началом течения давностного срока и периодом его осведомленности о совершенной сделке.

В возражениях на апелляционную жалобу Рагозина Л.Н. просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Головушкин П.И., его представитель Власов Ю.А., представитель Рагозиной Л.Н. - Больших Т.А. приняли участие в судебном заседании.

Реализация судом второй инстанции своих процессуальных полномочий направлена на исправление возможной судебной ошибки в решениях судов первой инстанции (определение Конституционного Суда РФ от 21.12. 2004 года N440-О; от 20.12.2005 года N 496-О; от 17.07.2007 года N 496-О-О; постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2006 г. N 1-П). При этом пробелы процессуальной деятельности суда первой инстанции могут быть восполнены апелляционной инстанцией с учетом допустимых правовых механизмов, в том числе путем дополнительной оценки доказательств по делу, дополнительного правоприменения без изменения итогового процессуального результата.

Апелляционное производство как один из процессуальных способов пересмотра не вступивших в законную силу судебных постановлений, предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции. При рассмотрении дела суд апелляционной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы суда первой инстанции о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам (ч.1 статьи 327.1 ГПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Проверив материалы дела и законность и обоснованность принятого решения, исходя из доводов апелляционной жалобы, по имеющимся в деле доказательствам и на соответствие нормам права, регулирующим спорные правоотношения, заслушав Головушкина П.И., его представителя Власова Ю.А., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя Рагозиной Л.Н. - Больших Т.А., возражавшую против доводов жалобы судебная коллегия нарушений, являющихся основанием для апелляционного вмешательства, не установила.

Оценив фактическую основу иска, районный суд установил, что нарушение своих прав усмотрено Головушкиным П.И. в распоряжении супругой Рагозиной Т.П. нажитым в период брака земельным участком с кадастровым номером N " ... ", площадью " ... " кв.м., местоположением: " ... ".

Принимая решение и отказывая в удовлетворении исковых требований, районный суд исходил из того, что нарушений закона, а равно имущественных прав Головушкина П.И. при совершении оспариваемой сделки допущено не было.

Соглашаясь с итоговым процессуальным решением, коллегия судей считает необходимым уточнить и дополнить мотивировочную часть решения нижеследующим.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Головушкин П.И. и " ... " с " ... " состояли в зарегистрированном браке. " ... " между " ... " и Рагозиной Л.Н. (матерью внучки " ... ") заключен договор купли-продажи указанного выше земельного участка; переход права собственности " ... " зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, сделана запись регистрации N N " ... ".

По акту от " ... " " ... " передала, а Рагозина Л.Н. приняла спорный земельный участок и квитанции об уплате налоговых и других причитающихся за отчуждаемый земельный участок платежей.

" ... " Рагозиной Л.Н. взамен свидетельства N N " ... " серия " ... " от " ... " выдано новое свидетельство о праве собственности на указанный выше земельный участок с указанием его новой площади - " ... " кв.м.

" ... " " ... " умерла, наследниками, принявшими наследство путем подачи заявления нотариусу, являются супруг Головушкин П.И, внучка " ... ", в состав наследственного имущества включены " ... " доля в праве собственности на жилое помещение, денежные вклады и компенсационные выплаты.

Согласно справке СНТ "Нефтехимик" от " ... " с " ... " года членом СНТ и владельцем (затем собственником) земельного участка, о котором заявлен спор, являлась " ... " (протокол о принятии в члены товарищества от " ... " N N " ... "); с " ... " года членом садоводческого товарищества является Рагозина Л.Н., на принадлежащем ей земельном участке имеется " ... " строения.

Спорящими сторонами не отрицалось, что земельный участок в СНТ " " ... "" был приобретен в период нахождения Головушкина П.И. и Рагозиной Л.Н. в зарегистрированном браке хотя и по безвозмездной сделке (приватизация), но для нужд семьи и в данном качестве использовался.

В соответствии с п. 9.1 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" граждане, к которым перешли в порядке наследования или по иным основаниям права собственности на здания, строения и (или) сооружения, расположенные на земельных участках, указанных в настоящем пункте и находящихся в государственной или муниципальной собственности, вправе зарегистрировать права собственности на такие земельные участки, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такие земельные участки не могут предоставляться в частную собственность.

В соответствии с п. п. 9.1 п. 9 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", если земельный участок предоставлен до введения в действие Земельного кодекса для ведения личного подсобного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства на праве пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования, гражданин, обладающий таким земельным участком на таком праве, вправе зарегистрировать право собственности на такой земельный участок, за исключением случаев, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность. В случае если в акте, свидетельстве или другом документе, устанавливающих или удостоверяющих право гражданина на земельный участок, предоставленный ему до введения в действие Земельного кодекса Российской Федерации для ведения личного подсобного, дачного хозяйства, огородничества, садоводства, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства, не указано право, на котором предоставлен такой земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок считается предоставленным указанному гражданину на праве собственности.

Согласно п. 3 ст. 3 этого же Закона оформление в собственность граждан земельных участков, ранее предоставленных им в постоянное (бессрочное) пользование, пожизненное наследуемое владение, в установленных земельным законодательством случаях сроком не ограничивается.

Таким образом, на период заключения брака Головушкину П.И. и " ... " принадлежал земельный участок и расположенные на нем постройки (насаждения) в СТН " " ... "".

Выводы суда о том, что " ... " являлась единоличным собственником указанного имущества не основаны на нормах действующего законодательства. Оформление членства в СНТ на жену и последующая приватизация земельного участка на имя " ... " не свидетельствует о том, что истец отказался от своих прав собственника на спорный земельный участок и садовый дом.

Указанное также согласуется с положениями ст. 236 ГК РФ, которая связывает юридические последствия совершения действий, направленных на отказ от права собственности не с самим актом отказа от права, а с актом приобретения права собственности на имущество другим лицом.

При таких обстоятельствах, учитывая требования, изложенные в п. 2 ст. 8 ГК РФ, согласно которым права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, право собственности истца, который выразил согласие на принятие в члены СНТ " " ... "" своей жены " ... " могло прекратиться в отношении указанного имущества только после совершения " ... " какой-либо сделки, направленной на распоряжение общим имуществом, и регистрации перехода права собственности в установленном законом порядке от одной стороны по сделке к другой.

В силу положений ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. ст. 34 - 37 Семейного кодекса Российской Федерации, имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому в период брака, относятся приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Необходимо отметить, что приобретение и распоряжение земельным участком с садовым домом, находящегося в совместной собственности супругов, является сложным правоотношением, носящим характер гражданско-правовых правоотношений с элементами семейно-правовых и земельных правоотношений.

Поскольку по делу не оспорен факт приобретения земельного участка площадью в период брака истца с " ... ", то, принимая во внимание, что между супругами отсутствовал какой-либо договор, определяющий режим совместно нажитого имущества, судебная коллегия приходит к выводу о том, что " ... " доля земельного участка являлась супружеским имуществом Головушкина П.И. и Рагозиной Л.Н.

При таком положении, оценивая спорную сделку на предмет соответствия положениям материального закона, районный суд ошибочно расценил последствия приватизации спорного земельного участка и в данной связи особенности его правового режима.

В остальной части заявленных требований правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках остальной части спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. При этом пунктом 4 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что правила настоящей статьи применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности настоящим Кодексом или другими законами не установлено иное.

Правила распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, устанавливает пункт 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации для сделок с недвижимостью и сделок, требующих нотариального удостоверения и (или) регистрации, если их предметом является совместная собственность супругов.

В соответствии с пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Норма статьи 35 СК РФ распространяется на весь объем сделок, совершаемых одним из супругов, если их предметом выступает недвижимое имущество, а также на все иные сделки, требующие нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации.

Следовательно, вне зависимости от регистрации права собственности на недвижимое имущества на имя одного из супругов согласие второго супруга являлось необходимым элементом заключения спорной сделки.

Вместе с тем, вне зависимости от применения к спорным правоотношениям статьи 35 СК РФ или статьи 253 ГК РФ, способом защиты нарушенного права сособственника по первой сделке по отчуждению имущества, являющегося общей совместной собственностью, является иск о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности. Данный способ защиты прямо указан в вышеназванных статьях закона. Кроме того, по отношению к покупателю сособственники выступают как продавцы вне зависимости от того, названы они в договоре или нет, поэтому виндикационный иск как способ защиты в данном случае недопустим; применение последствий недействительности сделки не нарушает требований статьи 167 ГК РФ.

Учитывая время совершения оспариваемой сделки ( " ... "), положения п.п.6 ст.3 Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации", суд к спорным правоотношениям одновременно правильно примененил нормативные положения ? 2 (недействительность сделок) главы 9 (сделки) Гражданского кодекса РФ в редакции, действовавшей до 01.09.2013.

С учетом правового содержания ст. 153 Гражданского кодекса РФ, а также общих условий действительности сделок, последние представляют собой осознанные, целенаправленные, волевые действия лиц, совершая которые, они ставят цель достижения определенных правовых последствий. Указанное предполагает, что при вступлении в договорные отношения независимо от вида договорной формы воля стороны должна быть направлена на достижение определённого правового результата.

Таким образом, обязательным условием сделки как волевого правомерного юридического действия субъекта гражданских правоотношений является направленность воли лица при совершении сделки на достижение определенного правового результата (правовой цели), влекущего установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В силу положений ст.ст.166-168 Гражданского кодекса РФ (в редакции до 01.09.2013) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Правовое содержание данных норм предполагает, что порочный характер сделки связан с несоответствием формы, содержания или порядка совершения сделки нормативным требованиям, устанавливающим нормативную регламентацию соответствующей договорной формы.

Совершенная " ... " сделка оспорена Головушкиным П.И. по мотивам отсутствия осведомленности о таковой, ее недействительности в связи с нарушением вторым супругом порядка отчуждения совместно нажитого имущества, незаконности отчуждения земельного участка без учета находящихся на нем построек. Одновременно истец утверждал о поступлении земельного участка с ведома супругов исключительно во временное пользование ответчика.

Фактически отклоняя доводы исковой стороны о передаче супругами земельного участка в " ... " году во временное пользование ответчика, о неосведомленности истца о совершении сделки по отчуждению недвижимого имущества, находившегося в общей совместной собственности с " ... ", районный суд правильно исходил из всей совокупности применяемых к сделке правовых норм, истинных намерений сторон сделки при вступлении в договорные правоотношения, придав важное правовое значение реальному исполнению сторонами договора купли-продажи их обязательств.

Определяя правовые последствия совершенной сделки, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что спорный садовый участок поступил в фактическое и юридическое правообладание Рагозиной Л.Н. в " ... " году, в связи с чем, правовую цель продажи имущества (отчуждение и поступление в распоряжение покупателя) расценил достигнутой.

Оценивая направленность действий супругов по реализации спорного имущества, районный суд учел осведомленность истца до заключения договора купли-продажи от " ... " года о намерении супруги произвести отчуждение земельного участка, в том числе в пользу внучки " ... " и ее матери, а равно о реальном отчуждении спорного имущества. Иная правовая оценка волеизъявления истца и выводов суда в указанной части является субъективной и во внимание принята быть не может.

Непосредственно исследовав письменные доказательства, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, и, оценив спорные правоотношения, исходя из установленных по делу фактических обстоятельств и требований закона, районный суд обоснованно счел, что непосредственному совершению сделки предшествовала осведомленность Головушкина П.И., которым в дальнейшем (до смерти " ... ") сделка не оспорена, в связи с чем отчуждение спорного имущества с ведома истца, имевшего место в 2011 году, посчитал доказанным и не опровергнутым.

В данной связи утверждения об обратном направлены на переоценку правильно установленных судом первой инстанции фактических обстоятельств и поводом для апелляционного вмешательства не признаны.

Процессуальная деятельность судьи с момента возбуждения гражданского судопроизводства и до момента вынесения решения исчерпывающе регламентирована Гражданским процессуальным кодексом РФ. Действуя самостоятельно, объективно и беспристрастно, судья осуществляет руководство процессом (ч.2 ст.12 ГПК РФ) и определяет допустимые пределы реализации участниками процесса процессуальных прав.

В свою очередь, доказательственная деятельность в первую очередь связана с поведением сторон, процессуальная активность которых по доказыванию ограничена процессуальными правилами об относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств (ст.ст.56,59,60,67 ГПК РФ).

Непосредственно исследовав письменные доказательства, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей и оценив доказательства по правилам ст.67 ГПК РФ в их совокупности, районный суд правильно утверждение ответчика о неосведомленности истца о совершенной сделке доказанным не признал. Повторное указание в апелляционной жалобе на неосведомленность Головушкина П.И. о сделке от " ... " во внимание судебной коллегией не принято, поскольку материалами дела доказано обратное.

Как следует из существа правоотношений, складывающихся по поводу купли-продажи недвижимости, правовой целью вступления покупателя в правоотношения по купле-продаже является приобретение права собственности на недвижимость с оформлением титульного владения, поскольку наступающий вследствие исполнения такой сделки правовой результат (возникновение титульного владения) влечет для покупателя возникновение имущественных прав и обязанностей. Основываясь на правильном правовом и фактическом анализе, приведенном в решении, районный суд установил, что сделка по отчуждению недвижимости в " ... " году исполнена, право собственности покупателя на земельный участок зарегистрировано Управлением Росреестра по Омской области.

В соответствии с ч.1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права.

В соответствии с частью 2 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Проанализировав представленные в дело письменные доказательства и фактические данные, показания свидетелей, а также поведение истца и совершаемые им после " ... " года фактические действия с земельным участком, суд установил, что истцу стало известно о том, что ответчик выкупил земельный участок по договору купли-продажи от " ... ", в том же " ... " году. Доказательств обратного истцом ни в суд первой инстанции, ни в заседание судебной коллегии не представлено.

С настоящими требованиями истец обратился в суд " ... ", после возникновения между сторонами спора о разделе наследственного имущества (квартиры).

Таким образом, срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной истцом Головушкиным П.И. пропущен.

Проанализировав правильно установленные фактические обстоятельства в их взаимосвязи и совокупности, районный суд пришел к верному выводу об истечении срока давности для предъявления иска о признании совершенной " ... " между Рагозиными сделки недействительной и в судебной защите избранным Головушкиным П.И. способом отказал.

В данной связи не может служить основанием для отмены решения суда довод жалобы ответчика о том, что истцом не пропущен срок исковой давности о признании оспоримой сделки недействительной.

Повторное указание в апелляционной жалобе на обстоятельства, приведенные в обоснование иска, на неправомерный характер отчуждения имущества в качестве повода для апелляционного вмешательства не расценены, поскольку правовая оценка заявленных истцом требований и итоговый процессуальный результат разрешения иска являются правильными. В свою очередь, иное суждение заявителя относительно обстоятельств совершения сделки основано на субъективном мнении, которое в силу правил ст.330 ГПК РФ поводом для реализации апелляционной инстанцией своих полномочий не является. Что касается суждения суда о самовольном режиме возведенной супругами в " ... " году на садовом участке постройки, то таковое влияния на законность принятого по существу спора решения влияния не оказывает и в силу ч. 6 ст. 330 ГПК РФ, согласно которой правильное по существу решение не может быть отменено по одним лишь формальным основаниям, поводом для его отмены быть признано не может.

Руководствуясь принципом единства земельного участка и строения, расположенного на нем, коллегия отмечает, что основания для удовлетворения по существу исковых требований в части признания за истцом права собственности на садовый дом также отсутствуют.

Из материалов дела не следует, что право собственности на указанный садовый дом не было оформлено, то есть, как объект недвижимости в установленном законом порядке садовый дом не прошел государственную регистрацию и идентифицирован быть не может. При отчуждении земельного участка в СНТ, к покупателю перешло право пользования и строениями, расположенными на нем.

Более того, в суде апелляционной инстанции стороны спора подтвердили, что возведенная супругами в " ... " году постройка в настоящее время снесена, после приобретения спорного земельного участка Рагозина Л.Н. на нем возвела новое капитальное строение.

Оспаривая законность судебного акта, податель апелляционной жалобы фактически вкладывает иной правовой смысл в установленные в данном деле распорядительные действия с общим имуществом. Между тем, данное понимание подателем жалобы наличия и последствий установленной осведомленности о совершении сделки с общим имуществом является ошибочным.

Выводы суда в данной части основаны на исследованных материалах, мотивированы и соответствуют собранным по делу доказательствам и действующему законодательству; возникшие между сторонами правоотношения судом определены правильно, применен надлежащий материально-правовой закон, представленные доказательства оценены с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, то есть в их совокупности и взаимосвязи.

При рассмотрении спора судом первой инстанции нарушений норм материального и процессуального права, которые согласно части 4 ст. 330 ГПК РФ могут повлечь отмену судебного акта, не допущено.

Проверив законность и обоснованность решения суда исходя из содержащихся в апелляционной жалобе доводов в порядке с ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для его отмены

Руководствуясь ст.ст. 327 - 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кировского районного суда г. Омска от " ... " года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.