Апелляционное определение СК по гражданским делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 17 ноября 2015 г. по делу N 33-5664/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 17 ноября 2015 г. по делу N 33-5664/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры в составе:

председательствующего судьи: Кульковой С.И.,

судей: Максименко И.В., Мироненко М.И.,

при секретаре О,

с участием прокурора Чукоминой О.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Савина С.А. к обществу с ограниченной ответственностью Частное охранное предприятие "Евразия" о признании приказов незаконными, восстановлении на работе, признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, взыскании заработной платы, компенсации морального вреда, оспаривании характеристики,

по апелляционным жалобам истца Савина С.А. и ответчика общества с ограниченной ответственностью Частное охранное предприятие "Евразия" на решение Когалымского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 24 июля 2015 года, которым постановлено:

"Иск Савина С.А. к ООО Частное охранное предприятие "Евразия" о восстановлении на работе, признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, об удержаниях из заработной платы, признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, оспаривании характеристики удовлетворить частично.

Признать незаконным приказ ООО Частное охранное предприятие "Евразия" NЕВ000000184 от 20.04.2015 о прекращении (расторжении) срочного трудового договора с Савиным С.А. по истечении срока договора.

Признать незаконным приказ ООО Частное охранное предприятие "Евразия" N60 от 20.04.2015 "Об удержании из заработной платы за неотработанные дни отпуска".

Восстановить Савина С.А. на работе в ООО Частное охранное предприятие "Евразия" в должности охранника по срочному трудовому договору по совместительству.

Взыскать с ООО Частное охранное предприятие "Евразия" в пользу Савина С.А. средний заработок за время вынужденного прогула в сумме 37 027 руб. 64 коп. (без учета НДФЛ), необоснованно удержанную сумму за неотработанные дни отпуска в сумме 5 012 руб. 21 коп., компенсацию морального вреда в сумме 10 000 руб., всего 52 039 руб. 85 коп.

В удовлетворении остальных требований отказать.

Взыскать с ООО Частное охранное предприятие "Евразия" в бюджет муниципального образования город окружного значения Когалым государственную пошлину в размере 1 861 руб. 20 коп".

Заслушав доклад судьи Максименко И.В., пояснения представителя истца Сафарова Д.Н., поддержавшего доводы жалобы истца и возражавшего против доводов ответчика, представителей ответчика Нуждина Т.А., Гинетулиной Е.П., поддержавших доводы жалобы ответчика и возражавших против доводов истца, мнение прокурора Чукоминой О.Ю., полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия,

установила

Савин С.А. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью Частное охранное предприятие "Евразия" (далее Общество), с учетом уточненных требований, о признании незаконными приказов N45 от 26 марта 2015 года, N49 от 31 марта 2015 года, NЕВ 000000184, N58, N59, N60 от 20 апреля 2015 года, признании срочного трудового договора NЕВ 000000334 от 01 января 2014 года заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе в должности старшего охранника, восстановлении на работе в должности охранника по совместительству, аннулировании записи в трудовой книжке N23 об увольнении, возложении обязанности по выплате заработной платы за март 2015 года по основному месту работы в размере 16 120 рублей 94 копеек, совместительству в размере 5 012 рублей 21 копейки и премиального вознаграждения в размере 12 000 рублей, за апрель 2015 года по основному месту работы и совместительству премиального вознаграждения в размере 12 000 рублей, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула на день вынесения (исполнения) решения суда, компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей, возложении обязанности выдать характеристику, фактически отражающую истца как работника, исключить из характеристики фразы "зарекомендовал себя как специалист среднего звена. Упорства и инициативы в работе не проявлял", "За грубое нарушение должностных обязанностей, требований нормативных документов, регламентирующих организацию работ по охране объектов и материальных ценностей" в 2015 году имеет два дисциплинарных взыскания: замечание (приказ от 26 марта 2015 года N45) и выговор (приказ от 30 марта 2015 года N49).

Требования мотивированы тем, что Савин С.А. с 2010 года по 20 апреля 2015 года работал в Когалымском филиале Общества. 17 марта 2015 года на базе ВМУ "Буровая компания "Евразия", которая является заказчиком услуг Общества, произошло хищение труб, в тот день истец охранял другой пост. По факту хищения было возбуждено уголовное дело. В связи с тем, что истец был знаком с охранником базы ВМУ, а также охранял указанную базу, Савина С.А. допросили в качестве свидетеля. 20 марта 2015 года истца допрашивали в качестве свидетеля в ОМВД России по городу Когалыму. Во избежание опоздания Савин С.А. заехал на своем автомобиле на территорию базы, так как мест на парковке не было, за что в отношении него был издан приказ N45 от 26 марта 2015 года о привлечении к дисциплинарной ответственности. В этот же день истцу вручили требование по факту хищения труб, вменив при этом нарушение пунктов должностной инструкции в связи с несообщением о том, что водитель, который пытался вывезти металлолом, собирается это сделать без документов. В отношении истца был издан приказ N49 от 31 марта 2015 года о привлечении к дисциплинарной ответственности за данное нарушения. 07 и 16 апреля 2015 года истцу направлены требования о предоставлении объяснений по факту нарушений в работе, в объяснениях Савин С.А. указал, что нарушений с его стороны не было. Работодатель заключил с истцом срочные трудовые договоры, которые Савин С.А. считает заключенными на неопределенный срок, так как на протяжении длительного времени выполнял по ним ту же работу, что и по бессрочному.17 апреля 2015 года истцу было направлено уведомление о расторжении срочного трудового договора NЕВ 000000334 от 01 января 2014 года с определенной даты - 20 апреля 2015 года, соглашения о расторжении договора с истцом не заключалось, в изданном приказе об увольнении N58 не указано какой договор расторгается срочный или основной. В полученной истцом телеграмме об издании приказа об увольнении по срочному трудовому договору указано, что приказ об увольнении издан 20 апреля 2015 года, уволен истец 21 апреля 2015 года, обе даты являются для истца выходными днями. Приказ об увольнении считает незаконным, поскольку в нем указано на неоднократность нарушений, а именно приказы N45 и N49, с которыми истец не согласен и срок для их обжалования не истек. При получении трудовой книжки 20 апреля 2015 года истец увидел, что уволен в соответствии с приказом, с которым его не знакомили. В отношении Савина С.А. также были изданы приказы N59 и N60 об удержании из заработной платы, считает данные приказы незаконными. Заработная плата истцу выплачивалась не своевременно, в день увольнения не была выплачена. В выданной работодателем характеристике указано, что истец "упорства и инициативы не проявлял", но работа охранника не ставит перед собой задачи увеличения интенсивности труда. Также в характеристике указано, что на истца наложены взыскания, но срок для их обжалования не истек. Действия ответчика причинили Савину С.А. моральный вред, он вынужден был обратиться в больницу по поводу плохого самочувствия.

В судебном заседании истец Савин С.А. и его представитель Сафаров Д.Н. на требованиях настаивали по основаниям указанным в иске. Дополнительно пояснили, что Савин С.А. работал на основной работе старшим охранником по срочному трудовому договору и охранником по совместительству также по срочному договору, до 20 числа каждого месяца работа учитывалась как работа старшего охранника, а когда норма часов была выполнена, оставшиеся часы учитывались как работа охранника по совместительству. Считают, что в отношении Савина С.А. осуществлялась дискриминация. Приказ N49 является незаконным, поскольку истец не мог предполагать, что Щукин совершает кражу металлолома, с данным приказом Савина не знакомили, акт об отказе от ознакомления сфальсифицировали, так как не дали копию приказа.

Представители ответчика Сутормина Н.Ю., Нуждин Т.А. требования не признали, пояснив, что у работодателя имелись законные основания для привлечения истца к дисциплинарной ответственности, что подтверждается приобщенными к делу материалами. Процедура привлечения к дисциплинарной ответственности соблюдена. По совместительству Савин С.А. был принят в связи с его личным волеизъявлением, выраженном в письменном заявлении. Запись о работе совместителем не была сделана в трудовую книжку, так как Савин об этом не просил. Дисциплинарные взыскания были применены по месту основной работы Савина С.А. Необходимость заключения срочных договоров обусловлена спецификой работы Общества, его зависимости от заказчиков. Работа, на период выполнения которой был заключен срочный трудовой договор с Савиным, завершена 21 апреля 2015 года, истец за 3 дня уведомлен об увольнении. Приказы N59 и N60 считают законными, так как на день увольнения по основной работе за Савиным С.А. образовалась задолженность в виде выплаченных сумм за неотработанные дни отпуска. Оспариваемая истцом характеристика объективна. Также заявили ходатайство о пропуске срока истцом для обращения в суд с требованием о признании срочного трудового договора NЕВ000000334 от 01 января 2014 года заключенным на неопределенный срок.

Помощник прокурора города Когалыма Чэн С.С. дал заключение о наличии оснований для удовлетворения требований истца о восстановлении на работе по срочному трудовому договору по совместительству, взыскании морального вреда в размере 10 000 рублей, и необходимости отказа в удовлетворении остальных требований.

Судом постановлено вышеизложенное решение.

В апелляционной жалобе истец Савин С.А. просит решение изменить, принять по делу новое решение об удовлетворении требований в полном объеме, ссылаясь на неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, нарушение и неправильное применение норм материального права. Поясняет, что указание в решении суда на то, что истец знал об отсутствии документов у Щукина и разгласил сведения о наличии металлолома, не соответствует действительности, поскольку и в объяснении и в суде истец показал, что на базе ВМУ может быть металл и рекомендовал ему обратиться в установленном порядке за его получением и оформлением. Суд вменил истцу отсутствие обращения к оперативному дежурному по факту прохода граждан, однако истец не видел, что граждане прошли через шлагбаум и не мог обратиться за помощью. Суд голословно указал, что проход через шлагбаум запрещен, так как ни одним документом это не регламентировано. То, что истец не осмотрел ручную кладь, не соответствует действительности. Считает, что суд необоснованно отказал в признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок по пропуску срока, так как неправильно применил закон, поскольку начало течения срока исчисляется не с момента заключения договора, а факта продолжаемых отношений, свидетельствующих о длящихся трудовых отношениях. Указывает, что по обоим трудовым договорам был уволен в свой выходной нерабочий день. Суд игнорировал факты фальсификации актов со стороны работодателя, что также свидетельствует о нарушении всех других документов.

В возражении на апелляционную жалобу истца Общество просит решение суда оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения, поскольку считает доводы апелляционной жалобы противоречащими закону и имеющимся в материалах дела доказательствам, направленными на переоценку фактических обстоятельств дела и представленных в материалы дела доказательств, исследованных и оцененных судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Указал, что тяжесть совершенных дисциплинарных поступков выразилась в том, что намеренные действия (бездействие) истца и неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей могли иметь пагубные последствия. Фактов фальсификации доказательств судом не установлено. Оснований для отмены приказа N 59 от 20 апреля 2015 года об удержании выданного аванса из заработной платы истца за неотработанные дни отпуска для погашения задолженности не имеется. Требования истца о признании срочного трудового договора NЕВ 000000334 от 01 января 2014 года заключенным на неопределенный срок не основаны на законе. Несогласие истца с содержанием выданной ему характеристики не является основанием для выдачи ему новой характеристики. Производство индексации присужденных денежных сумм при рассмотрении апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции нормами действующего законодательства Российской Федерации не предусмотрено.

В апелляционной жалобе ответчик Общество просит решение суда в части удовлетворенных требований отменить, принять в указанной части новое решение об отказе в их удовлетворении, ссылаясь на нарушения норм материального и процессуального права, неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела. Указывает, что сделав вывод о правомерности заключения работодателем с истцом трудового договора, что было обусловлено гражданско-правовыми отношениями работодателя с заказчиками (ООО "БКЕ", ООО "ВМУ"), суд первой инстанции в нарушение части 1 статьи 196, части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не дал надлежащей правовой оценки доказательствам, свидетельствующим о сокращении объема и частичном завершении работ (услуг) по заключенным договорам с данными заказчиками. Судом не приняты во внимание показания свидетеля П, письменные пояснения ответчика от 24 июля 2015 года о том, что в связи с уменьшение объема охранных услуг, ответчик был вынужден снизить количество охранников-совместителей по организации в целом, в целях сохранения основного штата сотрудников, во избежание необоснованных финансовых убытков. В нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд вышел за рамки установленных полномочий (изменил условия трудового договора самостоятельно). Судом не дана надлежащая правовая оценка доводам ответчика о том, что в подразделениях Общества является обязательным принцип, согласно которому запрещено постоянное закрепление сотрудников за конкретным объектом охраны на длительный срок. Ежедневное внутреннее распределение совместителей по плавающим графикам, не изменяет их трудовой функции, места работы, условия оплаты труда, режима рабочего времени и времени отдыха, не накладывает дополнительных обязательств на сотрудника, следовательно, не может рассматриваться как нарушение трудового законодательства в части обязательного ознакомления с планируемым режимом работы "по плавающим графикам" на объектах охраны совместителей, не входит в перечень документов, ознакомление с которыми является обязательным в силу закона. Вывод суда о том, что график дежурства по внутреннему совместительству на апрель, май, июнь 2015 года, составленный начальником Когалымского участка Общества Г и утвержденный директором Общества Т, "не доведен до сведения истца, не имеет правового и юридического обоснования и существенного значения для дела, не может являться основанием для признания увольнения работника незаконным. В нарушение статей 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года, суд допустил произвольное взыскание морального вреда, в отсутствие надлежащих доказательств. Поставив ответчика в невыгодные по сравнению с истцом условия доступности способов защиты своих прав, суд в нарушении статьи 157 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, нарушил процессуальное равновесие сторон, характерное для состязательной формы правосудия (часть 1 статьи 12, часть 3 статьи 38 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Вопреки части 2 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд придал доказательствам истца заранее установленную силу, что повлияло на исход дела, привело к судебной ошибке, незаконному восстановлению Савина С.А. на работе. Суд в нарушение части 2 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения не применил закон, подлежащий применению, а именно: часть 2 статьи 58 и пункт 9 части 2 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации, которые предусматривают право работодателя заключать с работниками совместителями срочные трудовые договоры по соглашению сторон трудового договора без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения.

В письменных возражениях на апелляционные жалобы истца и ответчика Прокурор считает, что обжалуемое решение принято с учетом действующего законодательства Российской Федерации, норм материального и процессуального права, оснований для отмены или изменения решения не имеется. Просит решение суда оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции истец Савин С.А. не явился, извещен надлежащим образом.

Руководствуясь статьями 327, 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть апелляционную жалобу в отсутствие неявившегося истца.

Исследовав материалы дела, выслушав представителей истца и ответчика, мнение прокурора, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность судебного решения в соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу о наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для частичной отмены в апелляционном порядке решения суда, поскольку оно постановлено в части не в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями закона.

Судом установлено, что 01 января 2014 года истец принят в Общество на должность старшего охранника 4 разряда Западно-Сибирского подразделения города Когалым (Когалымский филиал, Западно-Сибирский филиал, ВМУ, ВВС, Когалымский филиал КРС, ИСК ПетроИнжиниринг) по трудовому договору NЕВ000000318. Согласно пункту 1.3 договор является договором по основной работе (т.1 л.д.62-67).

По основному месту работы Савин С.А. был трижды привлечен к дисциплинарной ответственности и уволен на основании приказа NЕВ000000183 от 20 апреля 2015 года по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, имеющим дисциплинарное взыскание (т. 1 л.д.72).

Приказом N45 от 26 марта 2015 года Савину С.А. наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания за грубое нарушение должностных обязанностей (пунктов 2.1, 3.3.3 Должностной инструкции), п. 5.10.1-5.10.3, 5.10.7 Положения о пропускном и внутриобьектовом режимах на постах охраны, за незаконный въезд и парковку личного транспорта на охраняемом объекте, без пропуска на транспортное средство для въезда на территорию объектов установленного образца и путевого листа, без осуществления необходимых действий, связанных с осмотром транспортного средства и проверкой груза через КПП. С приказом Савин С.А. ознакомлен (т.1 л.д.21).

Основанием для издания приказа N45 от 26 марта 2015 года послужили: служебные записки директора Общества Т (т.2 л.д. 167), начальника службы Г от 20 марта 2015 года (т.2 л.д.168) о том, что 20 марта 2015 года Савин С.А. без разрешения или пропуска въехал на личном автомобиле внутрь территории охраняемого объекта Центральной базы КФ ООО "БКЕ" и незаконно припарковал автомобиль внутри охраняемого объекта, акт просмотра системы видеонаблюдения, согласно которому в результате просмотра системы видеонаблюдения поста N2 КФ ООО "БКЕ" было выявлено, что автомобиль "КИА" г/н 0343ТЕ86, принадлежащий Савину С.А., въехал и находился охраняемой территории незаконно (т.2 л.д.160), акт о нарушении "Общих положений должностной инструкции охранников Общества от 20 марта 2015 года (т.2, л.д.163-164), объяснительная Савина С.А. от 20 марта 2015года (т.1л.д.91), акт проверки постовой ведомости о движении автотранспорта через КПП от 20 марта 2015 года, ведомость сдачи зачетов по пропускному режиму в период с 21 октября 2014 года по 20 ноября 2014 года (т.2 л.д.157), ведомость сдачи зачетов по изучению распоряжения N93 (т.2 л.д.158-159), лист ознакомления должностной инструкцией Савина С.А. (том 2 л.д.153), А, Ю от 30 декабря 2013 года, постовая ведомость от 20 марта 2015 года (т.2 л.д.161-162).

Приказом N49 от 31 марта 2015 года Савину С.А. наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за нарушение должностных обязанностей (пунктов 3.3.6, 3.3.19 Должностной инструкции), Положения о пропускном внутриобьектовом режимах на постах охраны Заказчика, не доведении сведений оперативного дежурного о лицах, подозреваемых в преступной деятельности, полученных сведениях о готовящихся правонарушениях, за непринятие мер по предотвращению хищения, разглашение ставших известными в процессе работы сведений относительно охраняемого объекта Общества - на посту N 1 ООО "ВМУ" и месте хранения лома черного металла посторонним лицам (т.1, л.д.92-94). От ознакомления с приказом Савин С.А. отказался, приказ был зачитан ему вслух, что подтверждается актом N20 об отказе от ознакомления с приказом о дисциплинарной ответственности (т.2 л.д.177).

Основанием для издания приказа N49 от 31 марта 2015 года послужили: акт N15 служебной проверки "О нарушении Общих положений, должностных инструкций охранников Общества от 25 марта 2015 года о том, что 17 марта 2015 года в 22 часа 15 минут на посту охраны БПО ООО "ВМУ" по адресу: город Когалым, улица Центральная, 21/5 с открытой площадки хранения ТМЦ на территории Производственной базы ООО "ВМУ", расположенной по адресу: город Когалым, улица Центральная, 21/5, была предотвращена попытка хищения материальных ценностей (11 тонн черного металла) на общую сумму 66 367 руб. 07 коп. и выявлены грубые нарушения исполнения своих должностных обязанностей, а также инструкции для сотрудников Общества по охране объекта, Положения о пропускном и внутриобъектовых режимах на охраняемых объектах и других нормативных актов, регламентирующих организацию работы Общества по охране объектов и материальных ценностей Савиным С.А. и другими лицами (т.2 л.д.187), служебные записки директора Общества Т (т.2 л.д.201-202), начальника службы Григорьева B.А. (т.2 л.д.200), оперативного дежурного Е от 18 марта 2015 года (т.2л.д.199),акт просмотра системы видеонаблюдения от 17 мартам 2015 года (т.2 л.д.178), техническое заключение о работе системы видеонаблюдения (т.2 л.д.203), объяснительная старшего охранника Н от 18 марта 2015 года об отключении системы видеонаблюдения, требование Савину С.А. "О предоставлении объяснительной по факту проведенного служебного расследования о попытке хищения материальных ценностей от 17 марта 2015 года N485 от 26 марта 2015 года (т.2 л.д. 191), акты N7, 8, 9 от 17 марта 2015 года о нарушении "Общих положений, должностных инструкций охранников ЗСП ООО ЧОП "Евразия" старших охранников Западно-Сибирского подразделения ООО ЧОП "Евразия" Савина С.А., Н и охранника С (т.2 л.д. 181-186), объяснительные старших охранников Савина С.А., Н (т.2 л.д. 193-194), охранника С (т.2 л.д. 196-197), акт N16 от 26 марта 2015 года об отказе ознакомления с актом N15 о нарушении "Общих Положений должностных инструкций охранников ЗСП ООО ЧОП "Евразия" (т.2 л.д. 190), требование "О предоставлении объяснительной по факту проведенного служебного расследования о попытке хищения материальных ценностей 17 марта 2015 года N486 от 26 марта 2015 года, акт проверки постовой ведомости от 17 марта 2015 года (т.2л.д.179), листы ознакомления с должностной инструкцией Савина C. А. (т.2 л.д.153), Н, С от 30 декабря 2013 года, постовая ведомость от 17 марта 2015 года (т.2 л.д. 180), объяснительные Савина С.А., Н, С от 25 марта 2015 года, 26 марта 2015 года, 30 марта 2015 года, ведомость сдачи зачетов "Должностная подготовка по тематике плана занятий (ноябрь-декабрь)" с 21 октября 2014 года по 20 ноября 2014года (т.2 л.д.157), ведомость сдачи зачетов "О проведении осмотра транспортных средств, товарно-материальных средств, имущества физических лиц, перемещаемых через контрольно-пропускные пункты" (Распоряжение N93 от 07 ноября 2014года (т.2 л.д.158).

Из объяснений истца следует, что он 15 марта 2015, находясь на рабочем посту N19, сообщил незнакомому мужчине по его запросу сведения о наличии на территории объекта БПО ООО "ВМУ" металлолома и о возможности поспособствовать вывозу с территории БПО (том 1 л.д.96, 97-98).

Приказом N58 от 20 апреля 2015 года Савину С.А. наложено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за систематическое и неоднократное неисполнение без уважительных причин своих должностных обязанностей, а также инструкции для сотрудников ООО ЧОП "Евразия" по охране объекта, Положений о пропускном и внутриобьектовых режимах на охраняемых объектах заказчиков, и других нормативных документов, регламентирующих организацию работы по охране объектов и материальных ценностей. С приказом Савин С.А. ознакомлен 20 апреля 2015года (т.1,л.д. 101-104).

Из содержания данного приказа следует, что Савин С.А. в нарушение пунктов 8.5.1.18, 8.5.1.19, 8.6.1.1, 8.6.1.14, 8.8.4 Положения о пропускном и внутриобьектовом режиме на охраняемом объекте ЗСФ ООО "БКЕ", 01 апреля 2015 года в 08 часов 20 минут не осуществил проверку документов у двух пассажиров, находящихся внутри автомобиля, допустил проход физических лиц через въездные и выездные ворота в месте проезда автотранспорта на территорию охраняемого объекта, вместо прохода через специальную зону КПП, предназначенную для посетителей, без осмотра ручной клади. К оперативному дежурному за помощью по пресечению нарушения не обращался.

В письменном объяснении от 10 апреля 2015 года истец признал факт пропуска на территорию охраняемого объекта посторонних лиц через шлагбаум и проноса ручной клади без досмотра из кузова автомобиля на территорию охраняемого объекта (т.1л.д.105-106).

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у работодателя достаточных оснований для применения к истцу дисциплинарного взысканий в виде замечания, выговора и затем увольнения, поскольку факты неоднократного неисполнения истцом без уважительных причин трудовых обязанностей нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, приказы вынесены с соблюдением требований статей 192, 193 Трудового кодекса российской федерации. Были учтены тяжесть совершенных проступков, их неоднократность, в связи с чем оснований для признания приказов о привлечении к дисциплинарной ответственной незаконными, восстановлении на работе, возложении обязанности на ответчика аннулировать запись в трудовой книжке об увольнении, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула не имеется.

Согласно пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Как разъяснено в пунктах 33 - 35 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, судам следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

При этом на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: 1) совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; 2) работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации сроки для применения дисциплинарного взыскания.

При рассмотрении дела следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей.

Разрешая заявленные требования о признании незаконным привлечения истца к дисциплинарной ответственности по приказам N45, N49, проанализировав приведенные выше нормы права, оценив представленные доказательства, в том числе: трудовой договор; должностную инструкцию; правила внутреннего трудового распорядка; письменные объяснения истца; показания свидетелей по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности ответчиком виновного поведения истца во вменяемых дисциплинарных проступках, не установив фактов нарушений ответчиком порядка применения к истцу дисциплинарных взысканий, отказал в удовлетворении исковых требований, признав обжалуемые приказы законными.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения, и установленным обстоятельствам дела.

Применительно к статье 192 Трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, невыполнение трудовых функций, то есть за дисциплинарный проступок. Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил).

Как следует из материалов дела приказы N45,49,58 применены к истцу в связи с нарушением правил внутреннего трудового распорядка.

Кроме того, суд, удовлетворяя ходатайство ответчика, пришел к правильному выводу, что Савиным С.А. пропущен срок обращения, предусмотренный статьей 392 Трудового кодекса Российской, с требованием о признании срочного трудового договора N334 от 1 января 2014 года без уважительных причин.

Согласно статье 60.1 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право заключать трудовые договоры о выполнении в свободное от основной работы время другой регулярной оплачиваемой работы у того же работодателя (внутреннее совместительство) и (или) у другого работодателя (внешнее совместительство) (часть 1); особенности регулирования труда лиц, работающих по совместительству, определяются главой 44 Трудового кодекса Российской Федерации (часть 2).

В соответствии со статьей 282 Трудового кодекса Российской Федерации совместительство - выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время.

01 января 2014 истец был принят в Общество на должность охранника 4 разряда Западно-Сибирского подразделения города Когалым (Когалымский филиал, Западно-Сибирский филиал, ВМУ, ВВС, Когалымский филиал КРС, ИСК ПетроИнжиниринг). Согласно пункту 1.3 работа по данному договору является работой по совместительству (трудовым договором NЕВ000000334 (т.1 л.д.73-78), приказ о приеме на работу NЕВ000000330 от 01 января 2014) (т.1 л.д.80).

Доводы апелляционной жалобы ответчика о заключении с истцом трудового договора на определенный срок по совместительству с указанием об окончании срока его действия при выполнении определенной работы, а именно уменьшения объеме работы, судебная коллегия находит основанными на неправильном толковании трудового законодательства и во внимание не принимает по следующим основаниям.

Согласно части 1 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые договоры могут заключаться: на неопределенный срок (пункт 1); на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами (пункт 2).

Поскольку срок прекращения трудового договора в заключенном 1 января 2014 года истцом и ответчиком трудовом договоре не установлен датой, которой определено окончание трудовых отношений, также не установлен конкретный срок, исчисляемый годами, месяцами, неделями, не указан определенный период, на который принимается работник, из трудового договора не усматривается, что работник был принят для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой, оснований считать заключенный сторонами трудовой договор срочным не имеется.

То обстоятельство, что в трудовом договоре имеется указание на заключение его на определенный срок до окончания выполнения временных работ, не свидетельствует о временном характере работы истца у ответчика, о заключении сторонами срочного трудового договора. Никаких оснований для заключения с истцом срочного трудового договора не имелось, в связи с чем трудовые отношения должны регламентироваться пунктом 1 части 1 статьи 58 Трудового кодекса Российской Федерации, то есть как заключенные на неопределенный срок.

Согласно пункта 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (статья 79 настоящего Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно положениям пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" разъяснил следующее: решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных части 1 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (часть 2 статьи 58, часть 1 статьи 59 Трудового кодекса Российской Федерации).

Руководствуясь вышеуказанными нормами закона, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на основании трудового договора от 1 января 2014 года между сторонами сложились трудовые отношения на неопределенный срок, у работодателя не имелось оснований для трансформирования указанного договора в срочный трудовой договор, так как условие о сроке нельзя рассматривать как изменение определенных сторонами условий трудового договора, поскольку срок его относится к видообразующим признака

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что ответчик был вправе на основании пункта 6.2 договора от 1 января 2014 года заключать с истцом срочный трудовой договор, основан на неправильно применении норм материального права.

Ссылка в жалобе ответчика о доказанности им в судебном заседании основания увольнения истца в соответствии с пунктом 6.2 договора о совместительстве, путем предоставления письменных доказательств по сокращению, снижению объема работы по охране объектов, - не может повлечь отмену постановленного решения, поскольку опровергается совокупностью собранных по делу доказательств, оцененных применительно к правилам, установленным статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы ответчика о том, что суд не применил закон, подлежащий применению, неправильно истолковал закон, а также нарушил нормы материального и процессуального права, судебная коллегия находит несостоятельными, они основаны на неправильном толковании норм права, направлены на иную оценку обстоятельств, установленных судом, а потому не могут служить поводом к отмене данного решения.

Судебная коллегия находит выводы суда по существу правильными, так как они соответствует установленным обстоятельствам и требованиям законов, которые в решении суда приведены.

Доводы апелляционной жалобы ответчика не ставят под сомнение законность вынесенного судом решения и не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке.

Между тем, разрешая требования Савина С.А. о признании незаконным приказа N59 от 20 апреля 2015 года и взыскании удержанной заработной платы за март, апрель 2015 года, и отказывая в их удовлетворении, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик законно удержал при увольнении истца сумму за 29.34 неотработанных дней отпуска.

Между тем, с данным выводом суда первой инстанции не может согласиться апелляционная инстанция по следующим основаниям.

В соответствии с абзацем 5 части 2 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться при увольнении работника до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск, за неотработанные дни отпуска.

Согласно части 4 статьи 137 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев: счетной ошибки; если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (часть третья статьи 155 настоящего Кодекса) или простое (часть третья статьи 157 настоящего Кодекса); если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Аналогичные положения предусмотрены частью 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, ограничивающей основания для взыскания заработной платы, предоставленной гражданину в качестве средства к существованию, как неосновательного обогащения, при отсутствии его недобросовестности и счетной ошибки.

Предусмотренные статьей 137 Трудового кодекса Российской Федерации, статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации правовые нормы содержат исчерпывающий перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченной заработной платы.

К неправомерным действиям, в частности, можно отнести неправомерное начисление работником денежных средств в качестве заработной платы самому себе либо получение подобных денежных средств по сговору с лицом, уполномоченным производить начисления.

Из материалов дела усматривается, что оснований для удержания работодателем заработной платы истца за март и апрель 2015 года, не имеется, поскольку в действиях ответчика недобросовестность в получении сумм заработной платы как при уходе в отпуск, так и при увольнении отсутствует, а также не имеется и счетной ошибки при начислении Савину С.А. указанных выплат, поскольку истец увольнялся по инициативе работодателя, который, считая, что с истцом заключен срочный трудовой договор, предоставил Савину С.А. отпуск не за фактически отработанное время, а авансом на будущее время.

При этом следует учесть, что в силу статьи 114 Трудового кодекса Российской Федерации на время отпуска за работником сохраняется и выплачивается средний заработок, то есть отпускные относятся к денежным суммам, указанным в пункте 3 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, приказ об удержании заработной платы истца за март и апрель 2015 года нельзя признать законным.

В связи с чем с ответчика подлежит взысканию в пользу истца заработная плата за март 2015 года в размере 16 120 рублей 94 копеек, за апрель 2015 года в размере 25 118 рублей 96 копеек, всего - 37 255 рублей 35 копеек.

Ссылка в жалобе ответчика на незаконность взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 37 027 рублей 64 копеек и необоснованно удержанной суммы за неотработанные отпуска в размере 5 012 рублей 21 копейки является не состоятельной, поскольку законность взыскания данных сумм подтверждается материалами дела.

Кроме того, согласно части 2 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Довод жалобы ответчика о незаконности взыскания судом денежной компенсации морального вреда является не состоятельным, поскольку согласно статье 237 Трудового кодекса Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Также, частью 9 статьи 394 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Учитывая, что Трудовой кодекс Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда в случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Трудового кодекса Российской Федерации, вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему

Размер компенсации морального вреда подлежащего взысканию в пользу истца (10 000 рублей), судом определен исходя из конкретных обстоятельств дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и соответствует требованиям разумности и справедливости.

Иных доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и могли повлиять на оценку законности и обоснованности обжалуемого решения, апелляционная жалоба не содержит. Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации безусловными основаниями для отмены решения суда первой инстанции, по доводам жалоб истца и ответчика, судом не допущено.

В соответствии со статьей 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в местный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В соответствии со статьями 50, 61.1. Бюджетного кодекса Российской Федерации в бюджеты муниципальных районов подлежат зачислению налоговые доходы от государственной пошлины по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, мировыми судьями.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции установлены, судебная коллегия находит возможным, на основании подпунктов 3, 4 части 1 статьи 330, пункта 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права), постановленное судом решение отменить в части отказа в удовлетворении требований Савина С.А. о признании незаконным приказа N59 от 20 июля 2015 года, взыскании удержанной заработной платы за март, апрель 2015 года с принятием нового решение; а части взыскания с Общества в доход местного бюджета государственной пошлины в сумме 1 861 рубля 20 копеек изменить, увеличив сумму до 3 778 рублей 86 копеек.

Руководствуясь статьями 328, 329, 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

определила:

решение Когалымского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 24 июля 2015 года в части отказа в удовлетворении требований Савина С.А. о признании незаконным приказа N59 от 20 июля 2015 года, взыскании удержанной заработной платы за март, апрель 2015 года отменить.

Принять в указанной части новое решение, которым признать незаконным приказ ООО Частное охранное предприятие "Евразия" N59 от 20 апреля 2015 года "Об удержании из заработной платы за неотработанные дни отпуска

Взыскать с ООО Частное охранное предприятие "Евразия" в пользу Савина С.А. удержанную заработную плату за март, апрель 2015 года в размере 37 255 рублей 35 копеек.

Изменить взысканный с ООО Частное охранное предприятие "Евразия" в бюджет муниципального образования город окружного значения Когалым размер государственной пошлины на 3 778 рублей 86 копеек.

В остальной части решение Когалымского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 24 июля 2015 года оставить без изменения, апелляционные жалобы Савина С.А. и общества с ограниченной ответственностью Частное охранное предприятие "Евразия" без удовлетворения.

 

Председательствующий Кулькова С.И.

 

Судьи Максименко И.В.

Мироненко М.И.