Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 02 декабря 2015 г. по делу N 33-3259/2015

Апелляционное определение Тамбовского областного суда от 02 декабря 2015 г. по делу N 33-3259/2015

 

Апелляционная инстанция судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Уварова В.В.,

судей: Малининой О.Н., Курохтина Ю.А.

при секретаре: Переплётовой Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Тареева М.А. на решение Мичуринского городского суда Тамбовской области от 07 июля 2015 года

по иску Тареева М.А. к Кузембаеву С.И., администрации города Мичуринска о признании договора о передачи в безвозмездную собственность квартиры недействительным, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права на квартиру от 24.12.2014 года, восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на доли квартиры в порядке наследования,

Заслушав доклад судьи В.В.Уварова,

У с т а н о в и л а:

Тареев М.А. обратился в суд с иском к Кузембаеву С.И., администрации города Мичуринска о признании договора о передачи в безвозмездную собственность квартиры недействительным, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права на квартиру от *** года, восстановлении срока для принятия наследства, признании права собственности на доли квартиры в порядке наследования.

В обоснование иска указано, что истец является наследником по закону после умершей *** года матери - *** М.В., постоянно проживавшей и зарегистрированной на день смерти в квартире N *** дома N *** по улице ***, г. Мичуринска, которую она занимала в порядке социального найма. *** М.В. имела намерение приватизировать занимаемое жилое помещение и для этого *** года в филиале ГУПТИ Тамбовской области в г. Мичуринске, Мичуринском и Никифоровском районах заключила договор на выполнение работ, а именно работ по составлению технического паспорта квартиры, который был готов в июле *** года. Однако осуществить намерение и приватизировать квартиру не смогла, так как скоропостижно заболела и умерла. Наследником после ее смерти помимо истца также являлся и ответчик, который на момент смерти наследодателя был зарегистрирован с ней в спорной квартире. В соответствии с выпиской из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от *** года, на основании договора о безвозмездной передаче жилья в собственность от *** года, правообладателем спорной квартиры является Кузембаев С.И ... Считает, что поскольку *** М.В. изъявила желание на приватизацию квартиры, то данное имущество должно было быть включено в наследственную массу и в этой связи договор о безвозмездной передаче ответчику жилья является недействительным.

Решением Мичуринского городского суда Тамбовской области требования Тареева М.А. оставлены без удовлетворения.

В апелляционной жалобе Тареев М.А. ставит вопрос об отмене решения суда, считая его незаконным и указывая, что отсутствие заявления *** М.В. и документов на приватизацию квартиры не может служить основанием к отказу в удовлетворении его требований. Тот факт, что она заключила договор на выполнение работ, а именно работ по составлению технического паспорта квартиры, свидетельствовал о ее желании приватизировать спорное имущество. Закончить процедуру приватизации она не смогла в связи со скоропостижной болезнью и смертью.

В возражениях на апелляционную жалобу Кузембаев С.И. просит решение суда оставить без изменения, поскольку после получения *** года технического паспорта, ни *** М.В., ни истец, которому от ее имени была выдана доверенность, с заявлением о приватизации квартиры не обращались.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, поддержанной в судебном заседании Тареевым М.А. и его представителем по доверенности Истоминой В.С., апелляционная инстанция находит решение суда подлежащим отмене по основаниям неправильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела.

Из материалов дела видно, что отказывая Тарееву М.А. в удовлетворении требований о признании права собственности в порядка наследования после смерти матери на *** долю квартиры, в которой она проживала на основание договора найма, суд указал, что суду не предоставлено доказательств того, что наследодатель *** М.В. при жизни выразила свою волю на приватизацию квартиры, в которой она проживала по договору социального найма. Кроме этого, отсутствовало согласие на приватизацию квартиры проживающего в ней совершеннолетнего Кузембаева С.И..

По мнению апелляционной инстанции, данный вывод суда не основан на фактических обстоятельствах, установленных в судебном заседании.

Исходя из смысла преамбулы и ст.1,2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемых ими жилых помещений на предусмотренных этим Законом условиях, если они обратились с таким требованием.

При этом необходимо учитывать, что соблюдение установленного ст.ст.7,8 названного Закона порядка оформления передачи жилья обязательно как для граждан, так и для должностных лиц, на которых возложена обязанность по передаче жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде в собственность граждан.

Однако, если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано.

Как пояснил в судебном заседании истец, при жизни матери он вместе с ней обращался в органы ГУПТИ с вопросом о приватизации квартиры. Однако оказалось, что несмотря на договор социального найма, право муниципальной собственности на квартиру до этого момента оформлено не было и работник ГУПТИ ему и матери пояснила, что вначале необходимо оформить право муниципальной собственности, а затем уж они передадут квартиру в собственность *** М.В., а для этого необходимо оформить на квартиру технический паспорт и поставить на кадастровый учет.

Для оформления этих документов с последующей приватизацией *** года мать ему выдала доверенность для решения всех необходимых вопросов для передачи спорной квартиры в собственность (доверенность имеется в материалах дела). В этот же день *** года *** М.В. заказала технический паспорт на квартиру, и он был изготовлен. В договоре на выполнение работ прямо указано, что документы изготавливаются для регистрации права и приватизации спорной квартиры (л.д.43). *** года на квартиру выдан кадастровый паспорт. Однако свидетельство о праве муниципальной собственности на квартиру Управлением регистрации прав было выдано только *** года. Только после этого можно было оформлять договор приватизации, однако *** года мать умерла. Эти обстоятельства подтверждены и допрошенным в судебном заседании апелляционной инстанции свидетелем *** Е.Г..

При указанных обстоятельствах, апелляционная инстанция полагает, что *** М.В. при жизни выразила свою волю на приватизацию квартиры, но не смогла оформить договор приватизации в связи с её смертью по независящим от неё причинам, а поэтому доля в спорной квартире, причитающаяся умершей, подлежит включению в наследственную массу после её смерти.

Довод суда о том, что проживающий в спорной квартире Кузембаев С.И. не выразил свое согласие на приватизацию квартиры, опровергается материалами дела. Так, в судебном заседании (л.д.103) Кузембаев С.И. на вопрос суда ответил, что он не возражал против приватизации квартиры матерью. Кроме этого, желание Кузембаева С.И. участвовать в приватизации квартиры подтверждается и тем, что он *** года оформил договор приватизации спорной квартиры на свое имя.

В данной ситуации, по мнению апелляционной инстанции, восстановление нарушенного права Тареева М.А. возможно без признания договора приватизации квартиры Кузембаевым С.И. недействительным в целом, путем признания права собственности за Тареевым М.А. на *** долю в спорной квартире и признания в этой части недействительным договора приватизации квартиры на имя Кузембаева С.И..

Срок, установленный ст.1154 ГК РФ для принятия наследства Тареевым М.А. после смерти матери, умершей *** года, суд в соответствии со ст.1155 ГК РФ считает возможным восстановить, как пропущенный по уважительным причинам. Шестимесячный срок принятия наследства истек *** года, а в суд истец обратился *** года, то есть пропустил срок незначительно на три месяца. Другого наследственного имущества после смерти матери не имелось. Из представленных в суд документов видно, что Тареев М.А. является участником боевых действий, инвалидом второй группы, пенсионером по инвалидности, в связи с чем длительное время находится в лечебных учреждениях на излечении.

На основание изложенного и руководствуясь ст.328-330 ГПК РФ, апелляционная инстанция

Определила:

Решение Мичуринского городского суда Тамбовской области от 7 июля 2015 года отменить и принять по делу новое решение. Признать за Тареевым М.А. право собственности на *** долю квартиры N *** дома N *** по ул. *** города Мичуринска, признав недействительным в этой части договор о безвозмездной передаче жилья в собственность от ***. на квартиру N *** дома *** по ул. *** г.Мичуринска, заключенный между администрацией города Мичуринска и Кузембаевым С.И..

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.