Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Тыва от 23 декабря 2015 г. по делу N 33-1859/2015

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Тыва от 23 декабря 2015 г. по делу N 33-1859/2015

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Тыва в составе:

председательствующего Железняковой С.А.,

судей Баутдинова М.Т., Дулуша В.В.

при секретаре Монгуш Ш.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М. к А., У. о признании договора купли-продажи, доверенности недействительными, применении последствий недействительности сделки, признании права пользования жилым помещением по апелляционной жалобе истца М. на решение Кызылского городского суда Республики Тыва от 31 августа 2015 года.

Заслушав доклад судьи Железняковой С.А., представителя истца В., ответчика А., представителя ответчика Х., третье лицо Д.,

УСТАНОВИЛА:

М. обратилась в суд с иском к А., У. о признании договора купли-продажи, доверенности недействительными, применении последствий недействительности сделки, признании права пользования жилым помещением, указав, что она является дочерью С., который умер 27 октября 2010 года, поэтому является наследницей жилого помещения, расположенного по адресу: **. Не могла распоряжаться указанной квартирой, так как отец под действием сильнодействующих наркотических средств ** не пускал её жить, поэтому она была вынуждена зарегистрироваться по другому адресу. Из выписки из ЕГРП узнала, что указанная квартира принадлежит Д ... Считает, что договор купли-продажи вышеуказанной квартиры между С. и У. является ничтожным на основании статей 168, 177, 178 ГК РФ. Просит признать за ней право пользования квартирой по адресу: **, признать недействительной доверенность от 28 июля 2008 года, выданную С. на имя О., признать недействительным (ничтожным) договор купли-продажи указанной квартиры, заключённый между С. и У., применить последствия недействительности ничтожной сделки путём признания недействительной записи в ЕГРП о государственной регистрации права собственности на спорную квартиру за У., А., Д., взыскать с У. государственную пошлину в размере ** рублей, судебные расходы в размере ** рублей.

Решением Кызылского городского суда Республики Тыва от 31 августа 2015 года в удовлетворении исковых требований М. отказано.

Не согласившись с решением суда, истец М. подала апелляционную жалобу, просит отменить решением суда и принять новое решение, указав доводы, изложенные в исковом заявлении, а также то, что она проживала в спорной квартире с момента рождения, выводы суда об истечении срока исковой давности ошибочны и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. На момент совершения сделки купли-продажи от 1 августа 2008 года истец была несовершеннолетней, что нарушило её право проживать в спорном жилом помещении. Регистрация по другому месту жительства, отличному от адреса жилого помещения, принадлежащего родителю ребенка, не влечёт утрату права пользования этим помещением.

Истец М., ответчик У., представитель третьего лица - Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Тыва в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом, поэтому судебная коллегия признаёт их неявку неуважительной и рассматривает дело в их отсутствие в порядке статьи 167 ГПК РФ.

Представитель третьего лица - государственной нотариальной конторы нотариального округа г. Кызыла Республики Тыва К. просила рассмотреть дело в её отсутствие.

В суде апелляционной инстанции представитель истца В. поддержала апелляционную жалобу.

Представитель ответчика У. - Х., ответчик А., третье лицо Д. просили оставить решение суда первой инстанции без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено, что М. родилась ДД.ММ.ГГГГ, её отцом является С., матерью - Р.

Согласно свидетельству о праве на наследство по закону от 3 октября 2007 года С. унаследовал после смерти матери - И., наступившей 12 марта 2007 года, неблагоустроенную квартиру и земельный участок, расположенные по адресу: **.

На основании доверенности, выданной 28 июля 2008 года, С. уполномочил О. пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему на праве собственности квартирой и земельным участком, находящимися по адресу: **.

1 августа 2008 года между С. в лице О. и У. заключён договор купли-продажи вышеуказанной квартиры и земельного участка. Договор купли-продажи и переход права собственности зарегистрированы в установленном законом порядке 5 сентября 2008 года.

Согласно свидетельству о смерти С. умер 27 октября 2010 года в г. Кызыле.

Из ответа государственного нотариуса Государственной нотариальной конторы нотариального округа г. Кызыла от 15 июня 2015 года исх. N 826 следует, что для оформления наследственных прав к имуществу умершего 27.10.2010 года С. никто из наследников не обращался.

1 февраля 2011 года между У. в лице О. и А. заключён договор купли-продажи вышеуказанной квартиры и земельного участка. Договор купли-продажи и переход права собственности зарегистрированы в установленном законом порядке 5 марта 2011 года.

15 ноября 2011 года между А. и Д. заключён договор купли-продажи спорной квартиры и земельного участка. Договор купли-продажи и переход права собственности зарегистрированы в установленном законом порядке 16 декабря 2011 года.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что истцом М. пропущен срок исковой давности, поскольку истец знала о смерти отца - С. и знала о том, что после его смерти остался дом, правопритязания на который она могла реализовать после открытия наследства.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции о том, что срок исковой давности подлежит применению ко всем исковым требованиям, что он по всем требованиям составляет три года, что его необходимо исчислять со дня смерти отца М. не согласна.

Истец М. просит признать за ней право пользования спорной квартирой, принадлежащей на праве собственности третьему лицу Д., при этом не оспаривания договор купли-продажи квартиры от 15 ноября 2011 года, заключённый между А. и Д., хотя зарегистрированное право собственности может быть оспорено только в судебном порядке.

Ответчики А. и У. не являются собственниками спорной квартиры, наследниками умершего С., следовательно, исковые требования М. о признании права пользования квартирой предъявлены к ненадлежащим ответчикам, поэтому они не подлежат удовлетворению.

Истец просит признать недействительными доверенность от 28 июля 2008 года, которой С. уполномочил О. пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему на праве собственности квартирой и земельным участком, находящимися по адресу: **, а также договор купли-продажи квартиры от 1 августа 2008 года между С. в лице О. и У. на основании статьи 177 ГК РФ.

В соответствии со статьёй 182 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка совершённая одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Он не может также совершать такие сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства.

Не допускается совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично, а равно других сделок, указанных в законе.

Согласно статье 185 Гражданского кодекса Российской Федерации доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Письменное уполномочие на совершение сделки представителем может быть представлено представляемым непосредственно соответствующему третьему лицу.

Доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, должна быть нотариально удостоверена, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Как установлено судебной коллегией, доверенность, выданная С. на имя О., соответствует всем требованиям действующего законодательства, она нотариально заверена, С. на момент выдачи доверенности являлся дееспособным.

Решая вопрос о пропуске М. срока исковой давности, истечение которого является самостоятельным основанием к отказу в иске, суд первой инстанции исходил из того, что началом течения срока исковой давности является 2010 год, когда умер её отец. Однако с таким выводом согласиться нельзя.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1110 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства.

На основании пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершённая гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

По смыслу приведённых правовых норм с иском о признании сделки недействительной может обратиться гражданин, совершивший сделку, или правопреемник этого гражданина, в частности наследник, после смерти наследодателя.

При этом все права и обязанности по сделке, носителем которых являлся гражданин, в полном объёме переходят к его правопреемнику, в том числе и в порядке наследования. В связи с этим правопреемство не влечёт изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

В данном случае М. предъявила иск о признании недействительной доверенности, а также договора купли-продажи как правопреемник, а не самостоятельно, как лицо, чьи права и законные интересы были нарушены выдачей доверенности и заключением договора. При жизни С. истец не вправе была обращаться в своих интересах в суд с иском о признании названного выше договора и доверенности недействительным на основании статьи 177 ГК РФ. Она могла бы обратиться с таким иском, но в интересах С. и в случае, если бы была его опекуном. В настоящем случае М. обратилась в суд с иском о признании недействительными на основании статьи 177 ГК РФ доверенности и договора купли-продажи, заключённого С., как его наследник, а, следовательно, и как его правопреемник.

В силу пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Как установлено судебной коллегией, С. на учёте в ГБУЗ "Республиканская психиатрическая больница", а также в ГБУЗ РТ "Республиканский наркологический диспансер" не состоял, что подтверждается справками указанных медицинских учреждений, выданных по запросу суда первой инстанции.

Поскольку указанные сделки по данному основанию являются оспоримыми, а не ничтожными, доказательств того, что в момент выдачи доверенности С. не понимал значение своих действий и не мог руководить ими, истцом не представлено, то срок исковой давности о признании недействительной доверенности и договора купли-продажи квартиры и земельного участка начал течь с 29 июля 2008 года (после дня выдачи доверенности) и истёк 28 июля 2009 года. То обстоятельство, что в 2008-2009 годах истец являлась несовершеннолетней, не имеет никакого правового значения и не влечёт изменения исчисления срока исковой давности.

Таким образом, исковые требования М. о признании недействительными доверенности и договора купли-продажи квартиры на основании статьи 177 ГК РФ не подлежат удовлетворению в связи с пропуском срока исковой давности, а также в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих, что в момент выдачи доверенности С. не понимал значение своих действий и не мог руководить ими.

Истец просит признать недействительными доверенность и договор купли-продажи квартиры от 1 августа 2008 года между С. в лице О. и У. на основании статьи 178 ГК РФ.

Статьёй 178 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершённая под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств её предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Доказательств того, что С. при выдаче доверенности и заключении оспариваемого договора купли-продажи квартиры заблуждался относительно природы сделки, истцом не представлено.

Сделка по этому основанию также является оспоримой, М. обратилась в суд с иском о признании недействительными доверенности и договора купли-продажи, заключённого С., как его наследник, а, следовательно, и как его правопреемник, поэтому срок исковой давности о признании недействительными доверенности и договора купли-продажи квартиры и земельного участка начал течь с 29 июля 2008 года (после дня выдачи доверенности) и истёк 28 июля 2009 года. То обстоятельство, что в 2008-2009 годах истец являлась несовершеннолетней, не имеет никакого правового значения и не влечёт изменения исчисления срока исковой давности.

В связи с чем исковые требования М. о признании недействительными доверенности и договора купли-продажи квартиры на основании статьи 178 ГК РФ не подлежат удовлетворению в связи с пропуском срока исковой давности, а также в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих, что С. при выдаче доверенности и заключении оспариваемого договора купли-продажи квартиры заблуждался относительно природы сделки.

Истец просит признать недействительным (ничтожным) договор купли-продажи квартиры от 1 августа 2008 года между С. и У. на основании статьи 168 ГК РФ, указывая, что при заключении договора нарушены её права, так как она имела право пользования спорным жилым помещением, в нарушение пункта 4 статьи 292 ГК РФ не было получено согласие органа опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения.

В пункте 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации указано, что отчуждение жилого помещения, в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чём известно органу опеки и попечительства), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия органа опеки и попечительства.

Доказательств того, что истец М. была зарегистрирована в спорной квартире, проживала в ней на момент заключения оспариваемого договора купли-продажи квартиры, материалы гражданского дела не содержат.

Из пояснений представителя истца В. также следует, что истец проживала в спорной квартире до 2006 года (до 14 лет), соответственно, при отчуждении спорной квартиры не требовалось согласия органа опеки и попечительства.

Судебного решения о признании за истцом права пользования спорной квартирой не выносилось.

В соответствии со статьёй 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (пункт 1 статьи 181 ГК РФ).

Исполнение оспариваемой сделки началось 1 августа 2008 года, что подтверждается передаточным актом, по которому С. передал спорную квартиру У., следовательно, срок исковой давности истёк 31 июля 2011 года, в суд истец обратилась 9 февраля 2015 года, то есть с пропуском установленного законом срока.

Статьёй 205 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Истец М. достигла совершеннолетия 23 марта 2010 года, следовательно, уважительных причин пропуска срока исковой давности, связанных с личностью истца, в последние шесть месяцев срока исковой давности не имелось.

Кроме того, её отец умер 27 октября 2010 года, соответственно, истец должна была узнать о нарушении своего права, о том, что ей не досталась спорная квартира, сразу после его смерти. Уважительных причин пропуска срока исковой давности ею не представлено.

При таких обстоятельствах принятое судом первой инстанции решение на основании части 6 статьи 330 ГПК РФ подлежит оставлению без изменения.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Кызылского городского суда Республики Тыва от 31 августа 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия.

Мотивированное апелляционное определение изготовлено 24 декабря 2015 года.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.