Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 12 января 2016 г. по делу N 33-52/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 12 января 2016 г. по делу N 33-52/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда в составе:

судьи-председательствующего Софиной И.М.,

судей Шарыповой Н.В., Фроловой Ж.А.,

при секретаре судебного заседания П.О.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Кургане 12 января 2016года гражданское дело по исковому заявлению ОАО "Сбербанк России" к З.Е.А., Р.А.А. о взыскании задолженности; по встречному иску Р.А.А. к ОАО "Сбербанк России" о взыскании недействительными договоров поручительства

по апелляционной жалобе ПАО "Сбербанк России" на решение Катайского районного суда Курганской области от 22 октября 2015 года, которым постановлено:

исковые требования ОАО "Сбербанк России" к З.Е.А. удовлетворить частично.

Взыскать с З.Е.А. в пользу ОАО "Сбербанк России" задолженность по кредитному договору N от " ... " и по кредитному договору N от " ... " в общей сумме " ... " рублей " ... " копеек и судебные расходы, понесенные вследствие уплаты государственной пошлины по делу, в размере " ... " рублей " ... " копеек.

В удовлетворении остальной части требований к З.Е.А. отказать вследствие их необоснованности.

В удовлетворении исковых требований ОАО "Сбербанк России" к Р.А.А. отказать за необоснованностью.

Встречные требования Р.А.А. к ОАО "Сбербанк России" удовлетворить в полном объеме.

Признать недействительными заключенные между ОАО "Сбербанк России" и Р.А.А.: договор поручительства N от " ... " и договор поручительства N от " ... ".

Заслушав доклад судьи областного суда Шарыповой Н.В. об обстоятельствах дела, судебная коллегия

установила:

ОАО "Сбербанк России" (далее - банк) обратилось в суд с иском к З.Е.А., Р.А.А. о признании задолженности по кредитному договору N от " ... " общим совместным долгом супругов З.В.А. и З.Е.А.; о солидарном взыскании с ответчиков задолженности по кредитному договору от " ... " N в размере " ... " руб. " ... " коп., возврате государственной пошлины " ... " руб. " ... " коп.

Впоследствии после неоднократного изменения исковых требований истец просил суд взыскать с ответчиков в солидарном порядке задолженность по кредитному договору N от " ... " и по кредитному договору N от " ... " на общую сумму " ... " руб. " ... " коп., соответствующую стоимости наследственного имущества, расходов по уплате государственной пошлины " ... " руб. " ... " коп.

В обоснование требований указано, что " ... " между ОАО "Сбербанк России" и З.В.А. был заключен кредитный договор N, по условиям которого заемщику предоставлены " ... " руб. под " ... "% годовых сроком на " ... " месяцев. В целях обеспечения исполнения обязательств по возврату кредита заключен договор поручительства N-П от " ... " с Р.А.А.

" ... " между ОАО "Сбербанк России" и З.В.А. был заключен кредитный договор N, по условиям которого заемщику предоставлены " ... " руб. под " ... "% годовых сроком на 60 месяцев. В целях обеспечения исполнения обязательств по возврату кредита заключен договор поручительства N-П от " ... " с Р.А.А.

" ... " заемщик умер, после чего с целью уменьшения бремени погашения задолженности по кредитным договорам штрафные санкции не применяются.

С " ... " платежи в погашение кредита по кредитным договорам не поступали, образовалась задолженность по кредитным договорам в размере " ... " руб. " ... " коп.

Наследственное имущество состоит из 1/2 доли однокомнатной квартиры, площадью " ... " кв.м, расположенной по адресу: "адрес"1, кадастровой стоимостью " ... " руб. " ... " коп., " ... " доли земельного участка, площадью " ... " кв.м по указанному адресу, кадастровой стоимостью " ... " руб. " ... " коп.; денежных вкладов на сумму " ... " руб. " ... " коп.; компенсации на оплату ритуальных услуг в сумме " ... " руб. Общая стоимость наследственного имущества составляет " ... " руб. " ... " коп.

Ссылаясь на ответственность наследников по долгам наследодателя, истец просил взыскать указанную задолженность в пределах стоимости наследственной массы солидарно с жены заемщика - З.Е.А. и поручителя Р.А.А.

Не согласившись с исковыми требованиями, Р.А.А. обратилась в суд со встречным иском к ОАО "Сбербанк России" о признании недействительным договора поручительства N-П.

Впоследствии Р.А.А. в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) представила измененное встречное исковое заявление, в котором просила суд признать недействительными договоры поручительства N-П от " ... " и N-П от " ... ".

Встречное исковое заявление основано на том, что до 2011 года Р.А.А. с матерью проживала в "адрес". В " ... " году ее с матерью поместили в социальный дом "Уют", поскольку они не могли обслуживать себя в неблагоустроенном доме в селе. С " ... " года Р.А.А. является инвалидом 2 группы. В " ... " году к ней обратилась социальный работник дома "Уют" З.Е.А. с просьбой подписать бумаги, чтобы ее муж смог получить деньги в банке. Р.А.А. согласилась и подписала документы. Указывала, что никогда ранее в своей жизни не совершала крупные сделки. О наличии обязанности перед банком узнала в " ... " г. по получении от него письма о задолженности. Просила признать сделки недействительными на основании ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

В судебном заседании представитель истца ОАО "Сбербанк России" по доверенности Ш.С.В. на иске настаивала, встречный иск не признавала, пояснив, что заключение судебно-медицинской экспертизы не содержит достаточных доказательств того, что при заключении договоров Р.А.А. не способна была понимать значение своих действий и руководить ими.

Ответчик З.Е.А. в судебном заседании суда первой инстанции исковые требования признавала в полном объеме, со встречными иском согласилась.

В суде первой инстанции представитель ответчика Р.А.А. по письменному ходатайству К.Н.А. иск банка не признала, поддерживала встречное исковое заявление.

Катайским районным судом Курганской области постановлено изложенное выше решение, с которым не согласен представитель истца ПАО "Сбербанк России" (ранее ОАО "Сбербанк России"), в апелляционной жалобе просит решение суда отменить в части отказа в удовлетворении требований к наследнику З.Е.А. на сумму " ... " руб. " ... " коп. и в части отказа в удовлетворении требований к поручителю. Просит принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме и об отказе в удовлетворении встречного иска.

Выражает несогласие с выводом суда о том, что после смерти З.В.А. были произведены платежи в погашение задолженности по кредитам в сумме " ... " руб. " ... " коп. Признает установленным, что после смерти заемщика " ... " и " ... " в погашение кредитов с его счета были списаны денежные средства на общую сумму " ... " руб. " ... " коп. Данная сумма не внесена З.Е.А., а была списана с данного счета за счет дополнительного вклада в размере 9200 руб., внесенного З.В.А. еще при жизни - " ... ". Представитель банка считает указанное имущество наследственным. Однако, поскольку за счет данного наследственного имущества были осуществлены платежи в досудебном порядке, ПАО "Сбербанк России" в части остатка денежных средств на вкладе З.В.А. по счету на день смерти не предъявлял, считает, что суд сделал неправильный вывод из установленных в судебном заседании обстоятельств, вышел за пределы исковых требований.

Считает, что судом не был применен срок исковой давности к требованиям Р.А.А. о признании договоров поручительства недействительными, поскольку пришел к неверному выводу о ничтожности данных сделок и руководствовался при определении срока исковой давности п. 1 ст. 181 ГК РФ, тогда как по заявленным Р.А.А. основаниям сделка могла быть признана оспоримой и к ней мог быть применен срок исковой давности в 1 год с момента выявления признаков органического заболевания центральной нервной системы " ... ". Таким образом, на момент предъявления встречного иска Р.А.А. срок исковой давности истек, а о его восстановлении она не ходатайствовала.

Полагает, что в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие у Р.А.А. психического заболевания, препятствующего осознавать характер своих действий при заключении ею сделок поручительства. Заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов от " ... " N не дает ответа ни на один из поставленных судом вопросов. Само заключение экспертов не содержит вывода о том, что Р.А.А. страдала каким-либо психическим заболеванием, не содержит указания на конкретный диагноз психического заболевания и время его установления.

Стороны в суд апелляционной инстанции не явились, о судебном заседании извещены надлежащим образом, что подтверждено материалами дела. Сведений об уважительных причинах неявки сторон судебной коллегии не представлено. На основании ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия определиларассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, проверив законность и обоснованность судебного решения, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены решения суда не имеется.

В силу п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить денежные средства заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за неё.

Обязательства должны исполняться в соответствии с условиями договора и требованиями закона. Одностороннее изменение обязательств или отказ от их исполнения не допускаются (ст. ст. 309, 310 ГК РФ).

Как усматривается из материалов дела, " ... " между ОАО "Сбербанк России" и З.В.А. был заключен кредитный договор N, на основании которого заемщику предоставлен кредит в размере " ... " руб. под " ... " % годовых сроком на " ... " месяцев, считая с даты фактического предоставления.

По условиям договора заемщик взял на себя обязательства погашать кредит ежемесячно аннуитетными платежами, согласно графику погашения (п. 1.1, 4.1, 4.2 договора).

Банк зачислил " ... " на счет З.В.А. мемориальным ордером N денежные средства в сумме " ... " руб.

В целях обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору между банком и ответчиком Р.А.А. заключен договор поручительства N-П от " ... ", в соответствии с которым поручитель принял обязательство солидарно отвечать в полном объеме перед банком за неисполнение заемщиками своих обязательств по кредитному договору.

" ... " между ОАО "Сбербанк России" и З.В.А. был заключен кредитный договор N, на основании которого заемщику предоставлен кредит в размере " ... " руб. под " ... " % годовых сроком на " ... " месяцев, считая с даты фактического предоставления.

По условиям договора заемщик взял на себя обязательства погашать кредит ежемесячно аннуитетными платежами, согласно графику погашения (п. 1.1, 4.1, 4.2 договора).

Банк зачислил " ... " на счет З.В.А. мемориальным ордером N денежные средства в сумме " ... " руб.

В целях обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору между банком и ответчиком Р.А.А. заключен договор поручительства N-П от " ... ", в соответствии с которым поручитель принял обязательство солидарно отвечать в полном объеме перед банком за неисполнение заемщиками своих обязательств по кредитному договору.

Согласно п. 5.2.3 кредитных договоров банк вправе потребовать от заемщика досрочно возвратить всю сумму кредита и уплатить причитающиеся проценты за пользование кредитом, неустойку, предусмотренные условиями договора, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения (в том числе однократного) заемщиком его обязательств по погашению кредита и/или уплате процентов за пользование кредитором по договору.

К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 настоящей главы, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 811 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 настоящего Кодекса, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 настоящего Кодекса.

Как видно из расчета задолженности, представленного банком, платежи не вносились с " ... ".

По состоянию на " ... " задолженность по кредитному договору N от " ... " составила " ... " руб. " ... "; по кредитному договору N от " ... " - составила " ... " руб. " ... " коп.

" ... " З.В.А. умер, представлено свидетельство о смерти.

В силу п. 1 ст. 1175 ГК РФ по долгам наследодателя в солидарном порядке отвечают наследники, принявшие наследство. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Принятие наследства осуществляется по ст. 1153 ГК РФ путем обращения с заявлением в нотариальную контору за его получением.

Наследником первой очереди в силу ст. 1142 ГК РФ после смерти З.В.А. является его жена - З.Е.А., что подтверждено материалами наследственного дела. Сыновья З.А.В. и З.С.В. отказались от принятия наследства.

Согласно материалам наследственного дела З.Е.А. на основании свидетельств о праве на наследство по закону от " ... " получила наследственное имущество, состоящее из: денежных вкладов, хранящихся в дополнительном офисе N Курганского отделения ОАО "Сбербанк России" на счетах N, 42 N, с причитающимися процентами и компенсациями, денежного вклада, хранящегося в дополнительном офисе N Курганского отделения ОАО "Сбербанк России" на счете N, с причитающимися процентами. Компенсации на оплату ритуальных услуг в размере " ... " руб. " ... " коп., по договору накопительного личного страхования (л/с N), что подтверждается справкой за N N, выданной расчетным центром компенсационных выплат ОАО "Российская государственная страховая компания" " ... ", принадлежащей З.З.И., умершей " ... ", наследником которой является супруг З.В.А., принявший наследство, но не оформивший своих наследственных прав.

Согласно ч. 1 ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Судом первой инстанции установлено и не оспаривалось сторонами по делу, что " ... " между З.В.А. и З.Е.А. заключен брак, в период которого супруги приобрели недвижимое имущество: однокомнатную квартиру по адресу: "адрес"; земельный участок по указанному адресу.

В ходе рассмотрения дела стороны пришли к соглашению о рыночной стоимости наследственного имущества, равной его кадастровой стоимости, с учетом доли пережившего супруга в квартире и земельном участке, всего на общую сумму " ... " руб. " ... " коп.

Разрешая спор и удовлетворяя в части заявленные банком исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что сумма наследственного имущества, которое приняла З.Е.А. после смерти мужа, составила " ... " руб. " ... " коп.

Судом первой инстанции также установлено из представленных расчетов задолженности по кредитным договорам, что после смерти заемщика З.В.А. были произведены платежи в погашение задолженности по кредитным договорам в сумме " ... " руб. " ... " коп. Выпиской по счетам и объяснениям представителя истца подтверждено, что суммы были списаны банком в соответствии с условиями кредитных договоров с банковского вклада заемщика N, открытом в филиале кредитора, после смерти З.В.А.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что с учетом выплат в погашение кредитных обязательств после смерти заемщика взысканию с ответчика З.Е.А. подлежит задолженность в сумме " ... " руб. " ... " коп. " ... ", поскольку он основан на правильном применении норм материального права.

Руководствуясь ст. ст. 1112, 1175 ГК РФ суд пришел к обоснованному выводу о возложении на З.Е.А. обязанности по оплате оставшейся части задолженности по кредитному договору в пределах стоимости наследственной массы.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 58 постановления от " ... " N "О судебной практике по делам о наследовании", под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (ст. 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства.

Поскольку смерть должника не влечет прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник, принявший наследство, становится должником и несет обязанности по их исполнению со дня открытия наследства (например, в случае, если наследодателем был заключен кредитный договор, обязанности по возврату денежной суммы, полученной наследодателем, и уплате процентов на нее).

Таким образом, наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

В данной части решение суда не обжаловано.

Заявляя встречные исковые требования о признании недействительными договоров поручительства, Р.А.А. ссылалась на положения п. 1 ст. 177 ГК РФ, согласно которому сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу закона такая сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям ст. 177 ГК РФ, обязано доказать наличие оснований недействительности сделки.

Исходя из требований ст. 56 ГПК РФ, бремя доказывания наличия обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 177 ГК РФ, лежит на Р.А.А.

Как разъяснено п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от " ... " N "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

Встречные исковые требования Р.А.А. основывала на том, что в момент заключения договоров поручительства " ... ", " ... " она не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

В связи с необходимостью подтверждения указанных обстоятельств определением суда от " ... " по ходатайству Р.А.А. была назначена амбулаторная судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов от " ... " N установлено, что Р.А.А. страдает слабоумием вследствие органического заболевания ЦНС. Об этом свидетельствуют данные анамнеза об отставании в психическом развитии в детском возрасте, судорожных припадков, данные медицинской документации об обращениях в Катайскую ЦРБ, амбулаторном лечении, в том числе у психиатров, установление медико-социальной экспертизой II группы инвалидности по данному заболеванию, а также данные настоящего обследования, выявившие у подэкспертной ограничение интеллекта, конкретность мышления, некоторую незрелость суждений. Изменения психики у Р.А.А. выражены столь значительно, что лишали ее возможности понимать характер и значение своих действий и руководить ими на момент заключения гражданских сделок: заключения договоров поручительства от " ... ", " ... ".

Согласно статье 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Проанализировав содержание заключения судебной экспертизы, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что оно в полном объеме отвечает требованиям ст. 86 ГПК РФ, поскольку содержит подробное описание произведенных исследований, сделанные в их результате выводы и научно обоснованные ответы на поставленные вопросы, в обоснование сделанных выводов эксперт приводит соответствующие данные из представленных в распоряжение эксперта материалов, указывает на применение методов исследований, основывается на исходных объективных данных, выводы эксперта обоснованы документами, представленными в материалы дела.

Данное экспертное заключение правомерно принято судом первой инстанции как допустимое доказательство. Основания для сомнения в его правильности и в беспристрастности и объективности экспертов отсутствуют.

При таких обстоятельствах, исходя из совокупности представленных сторонами доказательств, отсутствия ходатайства представителя истца о проведении повторной экспертизы, каких-либо иных доказательств, подтверждающих состояние Р.А.А. в юридически значимый период, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что в момент заключения договоров поручительства Р.А.А. находилась в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими, в связи с чем правомерно на основании п. 1 ст. 177 ГК РФ удовлетворил заявленные требования в полном объеме.

Доводы апелляционной жалобы представителя банка о неправильном применении судом первой инстанции п. 1 ст. 181 ГК РФ по вопросу истечения срока исковой давности по ничтожной сделке заслуживает внимания. Вместе с тем, судебная коллегия полагает, что данный довод не может служить основанием для отмены правильного по существу решения по следующим основаниям.

Представителем ОАО "Сбербанк России" в суде первой инстанции было заявлено ходатайство о применении к требованиям Р.А.А. срока исковой давности.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что в силу п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (п. 3 ст. 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Судом установлено, что началом исполнения сделки поручительства следует считать дату смерти заемщика " ... ", поскольку возникновение обязанностей поручителя связано именно с данным событием.

Вместе с тем, судом не учтено, что по смыслу п. 1 ст. 177 ГК РФ, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

В силу п. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (п. 1 ст. 179 ГК РФ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

На основании п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Принимая во внимание наличие у Р.А.А. психического расстройства и его особенности, отмеченные в экспертном заключении, отсутствие у нее понимания о содержании подписанных документов, судебная коллегия приходит к выводу, что о нарушении своего права поручитель узнала только при получении от банка требования, направленного " ... ", о чем она указала во встречном исковом заявлении. С указанного времени к моменту предъявления встречного искового заявления " ... " срок исковой давности не истек.

Доводы апелляционной жалобы ОАО "Сбербанк России" по существу сводятся к переоценке выводов суда и не могут служить основанием к отмене решения.

С учетом изложенных обстоятельств и приведенных норм права судебная коллегия полагает, что обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения возникшего спора, судом первой инстанции надлежащим образом проверены, подробно мотивированы. Решение суда является законным и обоснованным, постановленным на основе исследованных в судебном заседании доказательств и при правильном толковании и применении норм материального права.

Нарушений норм процессуального права, которые привели к принятию неправильного решения и которые в соответствии со ст. 330 ГПК РФ являются основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке, не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Катайского районного суда Курганской области от 22 октября 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Публичного акционерного общества "Сбербанк России" - без удовлетворения.

 

Судья-председательствующий И.М. Софина

 

Судьи Н.В. Шарыпова

Ж.А. Фролова

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.