Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 17 февраля 2016 г. по делу N 33-521/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 17 февраля 2016 г. по делу N 33-521/2016

 

судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего: Игнатенковой Т.А.

судей Курдюковой Н.А., Маншилиной Е.И.

при секретаре Беляковой И.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Липецке дело по апелляционной жалобе истца Шейновой Г.И. на решение Правобережного районного суда г. Липецка от 17 декабря 2015 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований Шейновой Г.И. к Пашкову В.Н. о признании недействительным договора дарения 1/2 доли квартиры, признании права собственности на долю квартиры в порядке наследования отказать".

Заслушав доклад судьи Игнатенковой Т.А., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Шейнова Г.И. обратилась к Пашкову В.Н. с требованием о признании недействительным договора дарения 1/2 доли "адрес", признании за ней права собственности в порядке наследования по завещанию на 1/2 долю этого жилого помещения. В обоснование исковых требований Шейнова Г.И. указала, что 21.10.1998 года ее отец И.Н. завещал ей принадлежащую ему 1/2 долю "адрес".

ДД.ММ.ГГГГ И.Н. умер.

Однако 23.06.2014г. И.Н. заключил с ответчиком Пашковым В.Н. договор дарения 1/2 доли названной квартиры.

Истец Шейнова Г.И. считает названный договор дарения от 23.06.2014г. недействительным, поскольку на момент его заключения ее отец И.Н. не мог понимать значение своих действий и руководить ими, так как в силу имеющегося у него неустановленного психического заболевания не мог отдавать отчет своим действиям.

Истец Шейнова Г.И. просила признать упомянутый договор дарения 1/2 доли "адрес" недействительным, признать за ней право собственности на 1/2 долю указанной квартиры в порядке наследования по завещанию.

В судебном заседании истец Шейнова Г.И. исковые требования поддержала.

Ответчик Пашков В.Н. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен, его представитель по доверенности Протасова В. В., возражая против удовлетворения требований истца, указала, что И.Н. при жизни распорядился принадлежащим ему имуществом, совершив отчуждение ранее завещанного в пользу Шейновой Г.И. недвижимого имущества.

Суд постановилрешение, резолютивная часть которого изложена выше.

В апелляционной жалобе истец Шейнова Г.И. просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, указывая на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права.

Согласно ст.330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В силу положений п.1 ст.327.1 названного Кодекса суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобах, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции").

Исходя из положений ч.3 ст. 167, ст. 327 ГПК РФ, судебная коллегия считает возможным рассмотрение дела в отсутствие не явившихся истца Шейновой Г.И., ответчика Пашкова В.Н., третьего лица Павловой Е.И., извещенных о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом.

Изучив материалы гражданского дела, проверив доводы апелляционной жалобы, выслушав возражения против доводов апелляционной жалобы представителя ответчика Пашкова В.Н., судебная коллегия не находит предусмотренных ст.330 ГПК РФ оснований для отмены обжалуемого судебного решения в апелляционном порядке.

В силу п.1 статьи 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами статьи 1130 настоящего Кодекса.

Содержание искового заявления Шейновой Г.И. указывает на избрание истцом в качестве правового обоснования предъявленных требований положений статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ст. 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у лица в момент совершения сделки, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

Наследники вправе обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным статьей 177 ГК РФ (пункт 73 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012г. N9 "О судебной практике по делам о наследовании").

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п.3 ст.123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Материалами дела установлено, что 23.06.2014г. между И.Н. и Е.И. с одной стороны, и Пашковым В.Н., с другой стороны, заключен договор дарения квартиры "адрес". Право собственности ответчика Пашкова В.Н. на квартиру "адрес" зарегистрировано 08.07.2014г. И.Н. умер ДД.ММ.ГГГГ Истец Шейнова Г.И. является дочерью умершего И.Н.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих, специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В соответствии с абз.3 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008г. N11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 ГК РФ).

С целью установления юридически значимых обстоятельств для правильного разрешения спора в рамках данного гражданского дела судом первой инстанции назначена посмертная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Согласно экспертному заключению N 1702/5-10 от 07.10.2015г. судебная посмертная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза проведена комиссией в составе эксперта К. психиатра, врача судебно-психиатрического эксперта, высшей квалификационной категории, стаж работы 19 лет, эксперта М.., психиатра, врача судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 4 года, эксперта Д. психиатра высшей квалификационной категории, психиатра-нарколога, стаж работы 27 лет, эксперта Ш. медицинского психолога, высшей квалификационной категории, стаж работы 17 лет, эксперта З. психиатра, врача судебно-психиатрического эксперта, стаж работы 8 лет.

Экспертная комиссия пришла к заключению, что И.Н. в момент подписания договора дарения от 23.06.2014г. страдал неуточненным психическим расстройством в связи со смешанными заболеваниями. Вместе с тем, ввиду того, что в представленных материалах отсутствуют объективные и квалифицированные сведения о психосоматическом состоянии И.Н. в исследуемый период времени, свидетельские показания носят разноречивый характер, комиссия (в том числе, с учетом результатов психологического и наркологического исследований) не может категорично высказаться о степени выраженности имеющихся у него на то время психических нарушений и, следовательно, решить вопрос о его способности или неспособности понимать значение своих действий и руководить ими во время оформления договора дарения от 23.06.2014г.

Согласно заключению психолога, входящего в состав экспертной комиссии, в исследуемый период времени у И.Н. отмечались нарушения психических процессов. Вместе с тем, в указанный период времени степень выраженности эмоциональных нарушений и нарушений психических процессов в медицинской документации не отражена, поэтому категорически высказаться о наличии внушаемости, подчиняемости, зависимости от чужой воли, а соответственно, о способности критически самостоятельно оценивать сложившуюся ситуацию и принимать самостоятельное решение не представляется возможным.

Поскольку, как указано выше, для разрешения данного спора юридическое значение имеет не только наличие психического расстройства, но и степень тяжести такого расстройства, степень нарушения его личностных характеристик, что и оказывает влияние на способность человека понимать значение своих действий, то при вышеназванных обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к верному выводу о недоказанности данных обстоятельств, а потому об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований Шейновой Г.И.

Из содержания экспертного заключения усматривается, что при проведении клинико-психологопатологического анализа экспертами учитывались данные медицинских документов, материалы дела, а также заключение амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы N от 11.09.2015г., проведенной при жизни И.Н. в рамках рассмотрения ранее предъявленных Шейновой Г.И. требований об оспаривании договора дарения от 23.06.2014г. При проведении названной экспертизы И.Н. пояснял, что действительно подарил квартиру своему брату. По результатам ранее проведенной амбулаторной экспертизы комиссия экспертов также не смогла категорично высказаться о степени выраженности имеющихся у И.Н ... психических нарушений и решить вопрос о его способности или неспособности понимать значение своих действий во время оформления договора дарения.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19.10.2010г. N 1271-О-О указано, что пункт 1 статьи 177 ГК РФ, на положения которого в обоснование заявленного требования ссылается Шейнова Г.И., основан на необходимости учета действительной воли участников гражданских правоотношений.

Как это следует из материалов дела, комиссией экспертов дана соответствующая оценка всем письменным материалам дела, медицинской документации, выводы экспертов основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах. Оснований сомневаться в правильности выводов экспертов у суда не имеется. Каких-либо доказательств, ставивших под сомнение выводы комиссии экспертов и психолога о невозможности установить степень тяжести психических нарушений И.Н. и о невозможности однозначно утверждать о его неспособности понимать значение своих действий, Шейновой Г.И. суду представлено не было.

Не доверять названному заключению комиссии экспертов у суда не имелось оснований, поскольку эксперты предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, комиссия экспертов, как это было отражено ранее, состояла из квалифицированных врачей-специалистов в области психиатрии и психологии с длительным стажем экспертной работы, экспертное заключение составлено по материалам гражданского дела и медицинской документации, с учетом всех имеющихся в материалах дела письменных документов. Ни один из экспертов, входящих в состав комиссии, не высказал особого мнения по поставленным на разрешение экспертов вопросов.

Судебная экспертиза проведена с соблюдением требований статей 84-86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Шейновой Г.И.

Материалы дела позволяют сделать вывод о том, что со стороны Шейновой Г.И. не представлено доказательств, подтверждающих обстоятельства, на которых она основывает свои требования, а именно не доказано, что в момент заключения указанного договора дарения умерший И.Н. не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. Тогда как, представленные сторонами в материалы дела доказательства не содержат сведений о том, что И.Н. в момент заключения оспариваемого договора дарения страдал таким психическим расстройством, которое по степени его тяжести и степени имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня не соответствовало признакам, установленным Всемирной организацией здравоохранения и характеризующим психическое здоровье. В силу норм международного права и положений Закона Российской Федерации от 02.07.1992г. N3185-1 "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" действует презумпция полноценного психического состояния здоровья гражданина пока не доказано иное.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что истцом в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено доказательств, отвечающих требованиям относимости, допустимости, достаточности, объективно подтверждающих доводы истца о том, что умерший И.Н. на момент заключения договора дарения от 23.06.2014г. находился в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

При изложенных обстоятельствах указание в названном экспертном заключении на то обстоятельство, что И.Н. страдал неуточненным органическим психическим расстройством в связи со смешанными заболеваниями, само по себе не может служить безусловным и достаточным основанием для признания названного договора дарения недействительным по основаниям статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, требования статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, абз.3 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008г. N11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" судом при разрешении данного спора соблюдены, а нарушений п. 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающих принцип равноправия и состязательности сторон спора, не допущено.

Решение суда является законным и обоснованным.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятого решения и предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судом первой инстанции при рассмотрении данного дела не допущено.

Доводы апелляционной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, основаны на неправильном толковании примененных судом нормативно-правовых актов и неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, направлены на иную оценку доказательств по делу, что в силу закона основанием для отмены решения не является. Судебная коллегия считает, что обжалуемое решение, постановленное в соответствии с установленными в суде обстоятельствами и требованиями закона, подлежит оставлению без изменения.

Оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для его отмены не имеется. Апелляционная жалоба Шейновой Г.И. не содержит доводов, которые могли бы повлечь отмену обжалуемого решения суда.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Правобережного районного суда г. Липецка от 17 декабря 2015 года - оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Шейновой Г.И. - без удовлетворения.

 

Председательствующий-

 

Судьи

6

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.