Апелляционное определение СК по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 10 февраля 2016 г. по делу N 33-557/2016 (ключевые темы: несчастный случай на производстве - нравственные страдания - размер компенсации морального вреда - охрана труда - причинение вреда)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Забайкальского краевого суда от 10 февраля 2016 г. по делу N 33-557/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда в составе:

председательствующего Кулаковой О.К.

и судей Усольцевой С.Ю., Казакевич Ю.А.

при секретаре Геласимовой Г.В.

с участием прокурора Выскубовой С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Чите 10 февраля 2016 года дело по иску Логинова Е.А. к обществу с ограниченной ответственностью "Березитовый рудник" о взыскании компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе истца Логинова Е.А.

на решение Ингодинского районного суда г. Читы от 09 декабря 2015 года, которым постановлено исковые требования Логинова Е.А. удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Березитовый рудник" в пользу Логинова Е.А. компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере "данные изъяты" рублей, судебные расходы в размере "данные изъяты" рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Березитовый рудник" в доход бюджета городского округа "Город Чита" государственную пошлину в размере "данные изъяты" рублей.

Заслушав доклад судьи Забайкальского краевого суда Кулаковой О.К., судебная коллегия

установила:

3 ноября 2015 года Логинов Е.А., от имени которого действовал представитель по доверенности Тюрнев В.В., обратился с иском о взыскании компенсации морального вреда к обществу с ограниченной ответственностью "Березитовый рудник", ссылаясь на то, что в результате несчастного случая на производстве, произошедшего 31.01.2012 г. по вине ответчика, истцу при исполнении трудовых обязанностей был причинен тяжкий вред здоровью. Логинову Е.А. выставлен диагноз: "данные изъяты". В последующем ему выставлен диагноз: "данные изъяты". По результатам освидетельствования в связи с производственной травмой Логинову Е.А. установлено 70% утраты профессиональной трудоспособности и "данные изъяты" группа инвалидности. Причиной несчастного случая явилась неудовлетворительная организация работ, нарушение технологического процесса со стороны работодателя. Для восстановления здоровья истцу потребовалось операционное вмешательство в виде "данные изъяты". После операции имело место осложнение в виде возникновения "данные изъяты", 28.11.2012 г. Логиновым Е.А. перенесена операция по удалению "данные изъяты". В связи с последствиями травмы истец испытывает моральные и нравственные страдания, постоянно ощущает сильные боли, не может вести прежний образ жизни, ходить на дальние расстояния, у него наблюдается стойкое выраженное нарушение функций "данные изъяты". На основании изложенного Логинов Е.А. просил суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" руб., расходы на оплату услуг представителя в размере "данные изъяты" руб., на нотариальное удостоверение доверенности в размере "данные изъяты" руб., на ксерокопирование в размере "данные изъяты" руб.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе истец Логинов Е.А. просит решение суда отменить в части взысканной компенсации морального вреда и принять по делу новое решение. Ссылается на несоответствие взысканной суммы принципам разумности и справедливости, ее несоразмерность понесенным истцом физическим и нравственным страданиям. Суд не учел, что причинителем вреда является ООО "Березитовый рудник", которое является золотодобывающим предприятием и деятельность которого направлена на извлечение прибыли, материальное положение ответчика характеризует значительный размер уставного капитала общества. Механизмы, используемые ответчиком, являются источником повышенной опасности.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель ООО "Березитовый рудник" Шаповаленко А.А., ссылаясь на законность и обоснованность судебного постановления, просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.

Ответчик ООО "Березитовый рудник", будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте апелляционного рассмотрения дела, в судебное заседание представителя не направило, о причинах неявки представителя не сообщило, о рассмотрении дела в отсутствие своего представителя не просило. В связи с изложенным судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя ответчика на основании ч.4 ст.167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК Российской Федерации).

Проверив законность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, возражений на жалобу на основании ч. 1 ст. 327.1 ГПК Российской Федерации, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на жалобу, выслушав объяснения истца Логинова Е.А. и его представителя Тюрнева В.В. о поддержании доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Забайкальской краевой прокуратуры Выскубовой С.А. о возможности увеличения компенсации морального вреда, судебная коллегия находит решение суда в части размера компенсации морального вреда подлежащим изменению.

В соответствии с п.4 ч.1 ст.330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда приходит к выводу, что судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела были допущены нарушения норм материального права, которые повлекли определение размера компенсации морального вреда в заниженном размере.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Логинов Е.А. состоял в трудовых отношениях с ООО "Березитовый рудник" и работал в профессии "данные изъяты".

31 января 2010 г. в 12 часов 45 минут при исполнении трудовых обязанностей Логинов Е.А. получил производственную травму, что подтверждается актом о несчастном случае на производстве от 17.02.2010 г.

В соответствии с результатами медицинского заключения о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести, выданного 02.02.2010 г. Сковородинской Центральной районной больницей, Логинову Е.А. установлен диагноз: "данные изъяты". Согласно схеме определения степени тяжести повреждения здоровья при несчастных случаях на производстве указанные повреждения относятся к категории тяжелой степени травмы.

Основной причиной тяжелого несчастного случая на производстве явилась неудовлетворительная организация производства работ, а именно во время работы ленточного конвейера запрещается убирать просыпь из-под конвейера. Выполнение данных работ должно производиться только при полной остановке конвейера, электрическая схема которого должна быть разобрана, а на пусковых устройствах должны быть вывешены предупредительные плакаты "Не включать! Работают люди!" (ст. 410 "ЕПБ при дроблении, сортировке, обогащении полезных ископаемых и окусковании руд и концентратов. ПБ 03-571-03").

Комиссией по расследованию несчастного случая на производстве установлено, что имело место нарушение технологического процесса, а именно приводные, натяжные, отклоняющие и концевые станции ленточного конвейера должны иметь ограждения, исключающие возможность производить ручную уборку просыпавшегося металла у барабанов во время работы конвейеров (ст. 412 "ЕПБ при дроблении, сортировке, обогащении полезных ископаемых и окусковании руд и концентратов. ПБ 03-571-03"). Существующие в ООО "Березитовый рудник" ограждения позволяют производить уборку просыпавшегося материала у барабанов во время работы конвейеров.

В качестве лиц, допустивших нарушения требований по охране труда, в акте указаны начальник золотоизвлекательной фабрики, который в нарушение п.12 должностной инструкции не осуществил контроль за состоянием и безопасной эксплуатацией оборудования и технических устройств фабрики, и который в нарушение ст.6 "Системы управления промышленной безопасностью и охраной труда в ООО "Березитовый рудник"" не в полной мере осуществлял производственный контроль за соблюдением требований промышленной безопасности и охраны труда на объектах золотоизвлекательной фабрики, не обеспечил выполнение инженерно-техническими работниками золотоизвлекательной фабрики обязанностей по контролю за состоянием промышленной безопасности и охраны труда.

Заместитель главного механика золотоизвлекательной фабрики в нарушение требований ст.412 "ЕПБ при дроблении, сортировке, обогащении полезных ископаемых и окусковании руд и концентратов. ПБ 03-571-03" не обеспечил натяжные и отклоняющие станции конвейера цеха фильтрации ограждениями, исключающими возможность производить вручную уборку просыпавшегося материала у барабанов во время работы конвейеров. В нарушение ст.6 "Системы управления промышленной безопасностью и охраной труда в ООО "Березитовый рудник"" не обеспечил безопасную эксплуатацию технологического оборудования на фабрике, не в полной мере осуществлял производственный контроль на объектах фабрики.

Начальник хвостового хозяйства золотоизвлекательной фабрики в нарушение ст.32 "ЕПБ при дроблении, сортировке, обогащении полезных ископаемых и окусковании руд и концентратов. ПБ 03-571-03" не осуществлял контроль за безопасной эксплуатацией конвейеров цеха фильтрации и в нарушение ст.6 "Системы управления промышленной безопасностью и охраной труда в ООО "Березитовый рудник" не обеспечил соблюдение требований промышленной безопасности и охраны труда подчиненными работниками.

Актом о несчастном случае на производстве в действиях истца установлена грубая неосторожность, поскольку Логинов Е.А. в нарушение ст.214 Трудового кодекса Российской Федерации не соблюдал требования охраны труда на рабочем месте и производил работу по уборке просыпавшегося материала и очистке отклоняющегося барабана при работающем конвейере. Степень вины истца актом установлена в размере 10% (л.д. 7-10 т.1).

Таким образом, степень вины работодателя в произошедшем с истцом несчастном случае на производстве составляет 90%.

Разрешая спор, суд признал установленным факт причинения Логинову Е.А. вследствие полученных повреждений здоровья нравственных и физических страданий и наличие оснований для удовлетворения требования о компенсации морального вреда.

Между тем судебная коллегия полагает, что вывод суда в части определения размера денежной компенсации морального вреда сделан без учета всех фактических обстоятельств дела и материального закона, подлежащего применению.

Согласно ч.3 ст.8 Федерального закона от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и от профессиональных заболеваний" возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК Российской Федерации), если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

В силу абз. 2 п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Статьей 1101 ГК Российской Федерации предусмотрено, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Обращаясь в суд с заявлением, Логинов Е.А. просил взыскать с работодателя ООО "Березитовый рудник" компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" руб.

Удовлетворяя требования истца частично, суд пришел к выводу о том, что компенсация морального вреда в размере "данные изъяты" руб. соответствует обстоятельствам причинения вреда, степени вины причинителя вреда, степени физических и нравственных страданий Логинова Е.А., требованиям закона о разумности и справедливости возмещения. Суд также учел в действиях истца грубую неосторожность, которая содействовала причинению вреда.

С определенным судом размером компенсации морального вреда судебная коллегия согласиться не может, так как, определяя размер компенсации, суд не учел, что в соответствии с п.2 ст.1083 ГК Российской Федерации, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, размер возмещения вреда должен быть уменьшен в зависимости от степени вины потерпевшего, и что степень вины Логинова Е.А. в произошедшем с ним несчастным случаем на производстве составляет 10%, тогда как степень вины работодателя составляет 90%.

Разрешая спор и определяя размер компенсации морального вреда в сумме "данные изъяты" руб., суд не принял во внимание, что к числу наиболее значимых человеческих ценностей относится жизнь и здоровье, а их защита должна быть приоритетной (статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах). Право гражданина на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, относится к числу общепризнанных основных неотчуждаемых прав и свобод человека, поскольку является непосредственно производным от права на жизнь и охрану здоровья, прямо закрепленных в Конституции Российской Федерации.

Как усматривается из материалов дела в результате производственной травмы Логинов Е.А., "Дата" года рождения, из молодого трудоспособного мужчины превратился в инвалида "данные изъяты" группы с утратой 70% профессиональной трудоспособности, инвалидность истцу установлена бессрочно, что подтверждается копиями справок, выданных Бюро медико-социальной экспертизы N 9 (л.д. 15-17 т.1).

Из программ реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве Логинова Е.А. следует, что истцу окончательно по результатам несчастного случая на производстве выставлен диагноз: "данные изъяты". Логинов Е.А. бессрочно нуждается в восстановительной терапии (динамическом наблюдении невролога, медикаментозном лечении), в создании специального рабочего места, в мероприятиях социальной реабилитации, в частности в консультировании по вопросам социально-психологической реабилитации. Истцу необходим посторонний бытовой уход. Логинову Е.А. противопоказан труд в обычных производственных условиях и работа, требующая полной сохранности функций обеих верхних конечностей. Истцу доступна работа по индивидуальному графику с сокращенным рабочим днем в специально созданных условиях с использованием вспомогательных технических средств (л.д. 18-20, 47-51 т.1).

В связи с полученными в результате несчастного случая на производстве травмами Логинову Е.А. в период с 08.02.2010 г. по 31.03.2010 г. проведены операции: 18.02.2010 г. закрытая репозиция, МОС правого бедра, левой б/берцовой костей блокирующим стержнем Т2 "Stryker"; 19.03.2010 г. открытое выправление вывиха С5, передний межтеловой корпородез кейджем "Pyramesh" на уровне С5-6 с фиксацией двухуровневой титановой пластиной "Medtronic" Element express kit. При выписке из стационара истцу назначено медикаментозное восстановительное лечение, массаж верхней правой конечности, физиолечение и в течение 3-х месяцев ношение воротника Шанца (л.д. 88-89 т.1).

Из объяснений Логинова Е.А. в суде следует, что он испытывал и продолжает испытывать сильнейшие физические боли, связанные с полученными на производстве травмами и произведенными хирургическими операциями, в ходе которых в нижние конечности и позвоночник истца были поставлены металлические конструкции. Названные конструкции подлежат удалению в будущем, что также будет являться источником физической боли. После операций на ногах и на позвоночнике Логинов Е.А. не мог ходить, в течение полугода передвигался на инвалидном кресле, а затем начал ходить с тросточкой. С 23.11.2012 г. по 13.12.2012 г. истец находился на лечении в онкологическом диспансере, где было проведено две операции по удалению "данные изъяты" (л.д. 2-3 т.2).

Указанные истцом обстоятельства объективно подтверждаются имеющимися в материалах дела медицинскими документами (амбулаторные и стационарные карты больного и выписки из данных карт), из которых видно, что Логинов Е.А. на протяжении всего времени после несчастного случая на производстве обращается регулярно к врачам: терапевту, хирургу, неврологу с жалобами на физические боли, связанные с травмами, полученными на производстве, в частности истца беспокоит боль в правой верхней конечности. Из исследованных по делу медицинских документов также следует, что "данные изъяты" развилась у истца в результате полученных травм при несчастном случае на производстве.

В суде апелляционной инстанции Логинов Е.А. пояснил, что ему особенно доставляет нравственные страдания то, что его правая рука полностью обездвижена, что состояние здоровья не позволяет ему полноценно участвовать в общественной жизни, не позволяет в полной мере трудиться и обеспечивать материально себя и членов своей семьи, что в будущем ему предстоит болезненная операция по удалению металлической конструкции.

С учетом изложенного, исходя из заявленной Логиновым Е.А. суммы возмещения морального вреда ( "данные изъяты" руб.), фактических обстоятельств причинения вреда, из степени физических и нравственных страданий истца, степени вины Логинова Е.А. и степени вины причинителя вреда, требований закона о разумности и справедливости возмещения морального вреда, решение суда, вынесенное по данному делу, которым взыскана компенсация морального вреда в явно заниженном размере, нельзя признать законным, обоснованным и справедливым, поскольку оно не соответствует целям законодательства, предусматривающего возмещение вреда в подобных случаях. При таком положении судебная коллегия приходит к выводу об увеличении размера компенсации морального вреда до "данные изъяты" руб.

В остальной части решение суда подлежит оставлению без изменения, апелляционная жалоба истца - без удовлетворения.

При определении размера компенсации судебной коллегией не учитываются доводы истца о необходимости решения за счет компенсации морального вреда материальных и жилищных проблем Логинова Е.А. и его семьи, т.к. указанные обстоятельства в соответствии с законом не подлежат принятию во внимание при определении размера компенсации морального вреда.

Руководствуясь ст. 328 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ингодинского районного суда г. Читы от 09 декабря 2015 г. в части взыскания компенсации морального вреда изменить.

Взыскать в пользу Логинова Е.А. с общества с ограниченной ответственностью "Березитовый рудник" компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты" руб.

В остальной части решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Логинова Е.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.