Апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 15 марта 2016 г. по делу N 33-779/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Орловского областного суда от 15 марта 2016 г. по делу N 33-779/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда в составе:

председательствующего судьи Корневой М.А.

судей Рогожина Н.А., Коротченковой И.И.

при секретаре Ноздрачевой Я.В.

в открытом судебном заседании рассмотрела гражданское дело по иску Морозовой Анастасии Ефимовны к Евсюковой Оксане Николаевне о признании договора дарения квартиры недействительным и применении последствий недействительности сделки,

по апелляционной жалобе Евсюковой Оксаны Николаевны на решение Заводского районного суда г. Орла от 25 декабря 2015 г., которым постановлено:

"Признать недействительным договор дарения квартиры, расположенной по адресу: "адрес", с условным номером N, заключенный "дата" между Морозовой Анастасией Ефимовной и Евсюковой Оксаной Николаевной.

Применить последствия недействительности сделки, признав за Морозовой Анастасией Ефимовной право собственности на квартиру, расположенную по адресу: "адрес", общей площадью 35,8 кв.м, с условным номером N".

Заслушав доклад судьи Орловского областного суда Рогожина Н.А., объяснения представителя Евсюковой О.Н. - Снурницыной А.И., поддержавшей жалобу, возражения представителя Морозовой А.Е. - Бутенко С.Л., изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

установила:

Морозова А.Е. обратилась в суд с иском к Евсюковой О.Н. о признании договора дарения квартиры недействительным и применении последствий недействительности сделки.

В обоснование требований указывала, что квартира, расположенная по адресу: "адрес", в которой она зарегистрирована и проживает в настоящее время была предоставлена ей как вдове ветерана Великой Отечественной войны. В силу преклонного возраста и состояния здоровья (84 года) она оформила доверенность на свою внучку Евсюкову О.Н., полагая, что наделяет ее полномочиями по оформлению указанного жилого помещения в свою собственность в порядке приватизации, однако весной 2015 года в ходе очередной ссоры с ответчиком ей стало известно, что право собственности на указанную квартиру зарегистрировано на имя Евсюковой О.Н. на основании договора дарения, тогда как никаких документов, кроме доверенности, она не подписывала, свою квартиру никому не передавала, иного жилья не имеет.

Ссылаясь на то, что на момент оформления договора дарения она находилась в преклонном возрасте (85 лет), имеет образование 7 классов, что затрудняло ее понимание и восприятие совершаемых действий, она полагала, что подписывая договор дарения, Евсюкова О.Н. оформит квартиру на ее имя и предполагала, что оформляет документы на приватизацию квартиры и регистрацию в ней, прочитать подписываемый договор и заявление в регистрирующем органе она не могла из-за плохого зрения, не могла понять их содержание, ввиду чего договор дарения ею был подписан под влиянием заблуждения, после подписания договора продолжает проживать в данной квартире, оплачивает коммунальные платежи, по квитанциям, приходящим на ее имя, истец на основании пункта 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации просила признать договор дарения квартиры от "дата" недействительным и применить последствия недействительности сделки, возвратив ей в собственность квартиру по адресу: "адрес".

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе Евсюкова О.Н. ставит вопрос об отмене решения суда как постановленного с нарушением норм материального и процессуального права.

Приводит довод о том, что в материалы дела не представлено доказательств того, что истец о договоре дарения узнала лишь весной 2015 года, поскольку в 2009 году при получении квартиры она оформила на нее нотариальную доверенность на совершение всех действий, связанных с приватизацией квартиры, в том числе с правом ее отчуждения. В том же году она оформила завещание в ее пользу, по которой все имеющееся у нее имущество истец завещала ей, а в феврале 2010 года оформила договор дарения квартиры на ее имя, тем самым бабушка имела явно выраженную волю на отчуждение квартиры в ее пользу с момента совершения сделки, в связи с чем считает ошибочным вывод суда о том, что срок исковой давности не пропущен.

Указывает на то, что характер совершенных истцом действий до 2015 года подтверждает, что истец понимала свои действия, осознавала характер и значимость своих поступков, желала их наступления, а выводы судебно-психиатрической экспертизы относительно ее состояния в настоящий момент, согласно которым истец сейчас не может понимать сущность совершаемых действий и руководить ими, не влияют на сознательность совершенных истцом действий по передаче квартиры в дар в период оформления спорной сделки, когда истец сама подписывала все документы.

В обоснование довода относительно понимания характера совершаемых истцом действий в спорный период при заключении договора дарения ссылается также на то, что в 2009 году истец самостоятельно в судебном порядке разрешала спор со своей дочерью относительно раздела лицевых счетов на оплату коммунальных услуг в квартире по "адрес" в "адрес", в которой проживала до переезда в спорную квартиру по "адрес".

В связи с изложенным считает, что истцом не представлено доказательств того, что договор дарения был заключен ею под влиянием заблуждения,

На заседание судебной коллегии Морозова А.Е. и Евсюкова О.Н. не явились, извещены надлежащим образом, ходатайств об отложении дела не заявляли, о причинах неявки не сообщили.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия, учитывая положения статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность решения суда исходя из этих доводов (ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения решения суда.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно статье 153 Гражданского кодекса РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 50 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации", по смыслу статьи 153 ГК РФ при решении вопроса о правовой квалификации действий участника (участников) гражданского оборота в качестве сделки для целей применения правил о недействительности сделок следует учитывать, что сделкой является волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (например, гражданско-правовой договор, выдача доверенности, признание долга, заявление о зачете, односторонний отказ от исполнения обязательства, согласие физического или юридического лица на совершение сделки).

Следовательно, необходимо устанавливать, была ли воля стороны на совершение сделки, на достижение определенного в ней правового результата.

В силу пункта 1 статьи 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со статьей 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Положениями пункта 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей в период совершения спорного договора, предусмотрено, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

По смыслу приведенных положений пункта 1 статьи 178 Кодекса сделка может быть признана недействительной, если выраженная в ней воля участника сделки неправильно сложилась вследствие заблуждения и поэтому сделка влечет иные, а не те, которые он имел в виду в действительности, правовые последствия, то есть волеизъявление участника сделки не соответствует его действительной воле. Так, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность.

Вопрос о том, является ли заблуждение существенным или нет, должен решаться судом с учетом конкретных обстоятельств каждого дела исходя из того, насколько заблуждение существенно не вообще, а именно для данного участника сделки.

Судом установлено, что Морозовой А.Е. принадлежала на праве собственности "адрес" на основании акта приема-передачи от "дата" N договора участия в долевом строительстве жилья от "дата" N N и разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Право собственности на данную квартиру за Морозовой А.Е. было зарегистрировано в Управлении Федеральной регистрационной службы по Орловской области 10 февраля 2010 г.

Оформлением документов по регистрации права собственности на указанную квартиру от имени Морозовой А.Е. занималась ее внучка ответчик по делу - Евсюкова О.Н. на основании доверенности от "дата", удостоверенной нотариусом ФИО8

В последующем, "дата", между Морозовой А.Е. и Евсюковой О.Н. был заключен договор дарения "адрес" по адресу: "адрес", согласно которому Морозова А.Е. безвозмездно передала Евсюковой О.Н. принадлежащую ей на праве собственности квартиру.

Судом установлено, что на момент заключения оспариваемой сделки ( "дата") Морозовой А.Е. исполнилось 85 лет, она имеет 7 классов образования, другого жилья не имеет и после заключения договора дарения продолжает проживать в жилом помещении, несет бремя его содержания, в том числе оплачивает коммунальные услуги по квитанциям, приходящим на ее имя, при этом оспариваемый договор не содержит сведений о сохранении за ней права пользования спорной квартирой с целью проживания в ней.

Ответчиком и его представителем данные обстоятельства в суде первой не оспаривались, не оспариваются они и в суде апелляционной инстанции.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы бюджетного учреждения здравоохранения "Орловский психоневрологический диспансер" от "дата" N, проведенной в рамках настоящего дела, усматривается, что в настоящее время Морозова А.Е. обнаруживает признаки расстройства психики в форме органического расстройства личности - с выраженными изменениями психики, в связи с наличием сосудистого заболевания, преклонного возраста обследуемой, данных свидетельских показаний об имеющих место в течение последних двух лет прогрессирующих нарушениях памяти, непоследовательных и противоречивых сведений, сообщенные ею в ходе судебного разбирательства по делу, однако в связи с отсутствием достаточных сведений о психическом состоянии обследуемой на период 19 февраля 2010 г. оценить степень изменений психики Морозовой А.Е. возможности не имеется.

Из показаний допрошенных в суде в качестве свидетелей ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО12, ФИО13, которые постоянно общались с истцом, следует, что Морозова А.Е. всегда говорила, что проживает в принадлежащей ей на праве собственности квартире по адресу: "адрес", и что внучка помогла ей оформить квартиру в ее (Морозовой) собственность, она никогда не говорила о том, что не является собственником квартиры и подарила ее внучке.

Судебная коллегия считает, что суд обоснованно оценил показания данных свидетелей как объективные и достоверные, поскольку они согласуются с объяснениями истца и доказательствами, имеющимися в деле.

При этом судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции обоснованно не принял во внимание показания свидетеля ФИО14, оценив их как необъективные, поскольку она является заинтересованной стороной в исходе дела в пользу ответчика, поскольку Евсюкова О.Н. приходится ей дочерью. Кроме того, относительно юридически значимых обстоятельств, связанных с реальным владением и пользование спорной квартиры истцом, данный свидетель не сообщил опровергающих сведений.

Суд, оценив представленные доказательства в их совокупности и установив, что Морозова А.Е. в силу престарелого возраста, с учетом незначительности времени, прошедшего после приватизации квартиры и заключения спорного договора дарения (один месяц), не имея фактических намерений по отчуждению имевшегося у нее в собственности жилого помещения, заблуждалась относительно природы совершаемой ею сделки, поскольку объективно в силу указанных обстоятельств не предполагала, что ее дальнейшее проживание в квартире будет зависеть исключительно от воли собственника жилого помещения, то есть ответчика, в связи с чем волеизъявление истца не соответствовало ее действительной воле, поскольку она не имела намерения лишать себя права собственности на квартиру, являющейся для нее единственным жильем, признал оспариваемый договор дарения квартиры недействительным.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда, поскольку он является верным, обоснованным, основан на нормах права и установленных обстоятельствах.

Поскольку договор дарения, признанный судом недействительным, является безвозмездной сделкой, то в порядке реституции суд первой инстанции правильно восстановил истцу право собственности на квартиру.

Вопреки доводам жалобы ответчиком в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено бесспорных и убедительных доказательств того, что совершая спорную сделку, истец действовала без порока воли и намеревалась получить тот правовой результат, который следовал из существа договора дарения.

Из материалов дела следует и не опровергнуто стороной ответчика, что после совершения спорной сделки, истец продолжала владеть и пользоваться квартирой как сособственник, неся бремя расходов по ее содержанию и оплачивая коммунальные услуги, при этом в спорном договоре не отражено какое-либо обременение в пользу истца и не имеется иной оговорки относительно сохранения за ней права пользования квартирой и проживания в ней.

При вышеизложенных обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о наличии у истца заблуждения относительно природы оспариваемой сделки, поскольку ее правовой результат не соответствует существу договора дарения, и истец, разумно и объективно оценивая ситуацию с учетом конкретных обстоятельств по настоящему делу, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Судом установлено, что произведенный ответчиком ремонт в спорной квартире и приобретение мебели в нее было осуществлено за счет средств Морозовой А.Е., а не на собственные денежные средства ответчика, поскольку на тот момент на имя Евсюковой О.Н. была оформлена доверенность на распоряжение денежными средствами истца, которые ответчик снимала с ее счета и распоряжалась ими по своему усмотрению.

Данное обстоятельство стороной ответчика не опровергнуто.

Доводы жалобы о том, что до подписания спорного договора истец самостоятельно оформила доверенность на имя ответчика с правом оформления квартиры в собственность истца и распоряжения ею, составила завещание в пользу ответчика, участвовала в разрешении судебного спора по поводу раздела лицевых счетов с дочерью, а после приватизации квартиры сама подписала спорный договор, представив его на государственную регистрацию, выразив тем самым волю на совершение сделки, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Иные доводы жалобы не опровергают выводов суда, аналогичны процессуальной позиции ответчика в суде первой инстанции, являлись предметом рассмотрения судом первой инстанции, которым дана надлежащая оценка, с которой судебная коллегия соглашается.

Разрешая спорные правоотношения, суд правильно установилобстоятельства, имеющие существенное значение для дела. Выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании доводов сторон и представленных доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение принято с правильным применением и толкованием норм материального и процессуального права. Оснований для отмены или изменения судебного постановления по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

определила:

решение Заводского районного суда г. Орла от 25 декабря 2015 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Евсюковой Оксаны Николаевны - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.