Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 24 марта 2016 г. по делу N 33-2027/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 24 марта 2016 г. по делу N 33-2027/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Гладченко А.Н.,

судей Бартенева Ю.И., Пантелеева В.М.,

при секретаре Молодых Л.В.

с участием прокурора Савиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Петрова Д.В. к федеральному государственному унитарному предприятию "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" (далее ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина") о взыскании компенсации морального вреда по апелляционным жалобам Петрова Д.В. и ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" на решение Кировского районного суда г. Саратова от 21 декабря 2015 года, которым исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Гладченко А.Н., объяснения истца Петрова Д.В., поддержавшего доводы своей жалобы, возражавшего по доводам жалобы ответчика, представителя ответчика Силашиной О.А., поддержавшей доводы своей жалобы, возражавшей по доводам жалобы истца, заключение прокурора Савиной С.В., полагавшей решение правильным, изучив доводы апелляционных жалоб, исследовав материалы дела, судебная коллегия

установила:

Петров Д.В. обратился в суд с исковым заявлением к ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" о взыскании компенсации морального вреда.

Требования мотивированы тем, что 23 августа 2013 года с ним произошел несчастный случай на производстве, в результате которого причинен вред его здоровью. Актом N 2 о несчастном случае на производстве от 16 сентября 2013 года установлена вина работодателя в произошедшем несчастном случае. 30 ноября 2015 года ему установлена утрата профессиональной трудоспособности 30% бессрочно.

Просил взыскать компенсацию морального вреда в сумме 1 000 000 рублей.

Рассмотрев заявленные требования суд, постановилуказанное выше решение, с которым не согласились истец и ответчик.

В апелляционной жалобе истец Петров Д.В. указывает основания аналогичные, указанным в суде первой инстанции, высказывает о своем несогласии с размером компенсации морального вреда. Просит изменить решение суда первой инстанции, удовлетворив его требования в полном объеме.

В апелляционной жалобе ответчик ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" указывает о том, что вина юридического лица ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" отсутствует. Виновными в несчастном случае признаны работники филиала ответчика, которые понесли административное наказание. Работодатель на основании заявлений работника выплатил ему в общей сложности 33 000 рублей в связи с чем, по мнению автора жалобы, спор по вопросу о размере компенсации морального вреда с истцом уже был решен добровольно. Просил решение суда отменить, в удовлетворении исковых требований отказать.

Поступили возражения в письменном виде относительно апелляционных жалоб от помощника прокурора Кировского района г. Саратова.

От ответчика ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" поступили письменные возражения на апелляционную жалобу истца.

Проверив законность и обоснованность решения в соответствии со ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ), исходя из доводов жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с требованиями ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации (далее ТК РФ) работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

Согласно со ст. 22 ТК РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

В силу ст. 220 ТК РФ установлено, что в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом.

Как следует из материалов дела и установлено судом, что с "дата" Петров Д.В. работал в филиале ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" - ПО "Корпус" в должности слесаря (л.д. 34-38).

"дата" в 13 часов 40 минут во время работы Петрова Д.В. произошел несчастный случай на производстве, в результате которого ему причинен вред здоровью: "данные изъяты" (л.д. 17-33).

Актом N 2 от "дата" о несчастном случае на производстве установлено, что причинами, вызвавшими несчастный случай, явилось эксплуатация неисправных машин, механизмов, оборудования, выразившаяся в выполнении работником работы на двухдисковом шлифовальном станке без защитного кожуха со смотровым окном и подручником. Неудовлетворительная организация выполнения работ, необеспечении контроля со стороны должностных лиц предприятия за безопасными условиями труда и охраны труда на рабочем месте, выразившаяся в выполнении работником работы, на двухдисковом шлифовальном станке без защитного кожуха со смотровым окном и подручником. По окончанию расследования несчастного случая комиссия пришла к заключению о лицах, допустивших нарушение требований охраны труда: ФИО10 - мастер и ФИО11 - начальник производства специального оснащения КПП N 120 филиала ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" - "ПО "Корпус" (л.д. 10-13).

"дата" Петрову Д.В. установлена утрата профессиональной трудоспособности 30% бессрочно (л.д. 119).

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, исследовав и проанализировав в совокупности представленные по делу доказательства, в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, изучив доводы и возражения сторон, учитывая, что причинение вреда здоровью истца находится в причинной связи с его трудовой деятельностью на предприятии ответчика, пришел к обоснованному выводу об удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда с ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина".

Вместе с тем, при наличии правовых оснований для возложения на ответчика обязанности по возмещению морального вреда истцу Петрову Д.В. в связи с производственной травмой, судебная коллегия не может согласиться с размером взысканной компенсации, считая его необоснованно заниженным.

В силу положений ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд не в полной мере учел фактические обстоятельства дела, характер причиненных потерпевшему истцу Петрову Д.В. физических и нравственных страданий. Определенная судом сумма компенсации морального вреда несоразмерна теми нравственным и физическим страданиям, которые Петров Д.В. испытал и испытывает до настоящего времени в связи с причинением вреда здоровью при исполнении трудовых обязанностей.

Пунктом 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснено, что поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

В настоящем деле моральный вред заключается в физических и нравственных страданиях истца Петрова Д.В., вызванных физической болью, переживаниями от происшедших событий и наступивших последствий. Как пояснил истец в судебном заседании апелляционной инстанции поврежденный глаз не видит, установлена утрата профессиональной трудоспособности 30% бессрочно. Следовательно, факт того, что в связи с полученной травмой истец реально испытывал и испытывает не только физические, но и нравственные страдания, является очевидным и не подлежит доказыванию.

Из материалов дела следует, что при расследовании несчастного случая установлена вина только работодателя, факта грубой неосторожности со стороны пострадавшего не установлено.

Судебная коллегия считает правильным, при определении размера компенсации морального вреда учесть молодой возраст истца Петрова Д.В., "дата", то обстоятельство, что в результате полученной травмы, полученная травма повлекла за собой утрату трудоспособности, последствия произошедшего с Петровым Д.В. несчастного случая повлекли не только ограничение его в трудоспособности, но и существенные ограничения и затруднения в быту, во взаимоотношениях в социальной сфере, качество жизни истца снизилось.

Учитывая изложенное, принимая во внимание характер перенесенных истцом физических и нравственных страданий, обстоятельства причинения вреда его здоровью, степень вины причинителя вреда, а также то, что компенсация морального вреда по смыслу ст. ст. 151, 1101 ГК РФ не должна носить формальный характер, ее целью является реальная компенсация причиненных пострадавшему страданий, судебная коллегия полагает необходимым увеличить размер присужденной истцу Петрову Д.В. компенсации морального вреда до 70 000 рублей.

Что касается доводов апелляционной жалобы ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" об отсутствии вины юридического лица в причинении вреда. Виновными в несчастном случае признаны работники филиала ответчика, которые понесли административное наказание, подлежит отклонению, так как противоречит требованиям действующего законодательства и опровергаются совокупностью исследованных судом письменных доказательств, в том числе фактом составления акта формы Н-1 о несчастном случае на производстве, актом расследования несчастного случая, сведениями, изложенным в указанных актах, которым судом первой инстанции дана надлежащая правовая оценка и оснований для их переоценки судом апелляционной инстанции не имеется.

Кроме того, в силу п. 1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Довод жалобы ответчика о том, что работодатель на основании заявлений работника выплатил ему в общей сложности 33000 рублей в связи с чем спор по вопросу о размере компенсации морального вреда с истцом уже был решен добровольно также не может быть принят судебной коллегией, поскольку как следует из материалов дела истец обращался к работодателю с заявлением об оказании материальной помощи для восстановления зрения после полученной травмы, а не за компенсацией морального вреда.

Иные доводы жалобы, по сути, сводятся к несогласию с данной судом оценкой представленным доказательствам, в связи, с чем не могут являться основанием для отмены постановленного решения суда, так как суд воспользовался правом оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Оснований для переоценки доказательств не имеется.

Руководствуясь статьями 327.1, 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Кировского районного суда г. Саратова от 21 декабря 2015 года изменить в части размера взыскания в пользу Петрова Д.В. компенсации морального вреда в сумме 30 000 рублей.

Взыскать с ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" в пользу Петрова Д.В. компенсацию морального вреда в размере 70 000 рублей.

В остальной части решение Кировского районного суда г. Саратова от 21 декабря 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ФГУП "Научно-производственный центр автоматики и приборостроения имени академика Н.А. Пилюгина" - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.