Апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 24 марта 2016 г. по делу N 33-1313/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда

в составе председательствующего судьи Буланкиной Л.Г.

судей Лепской К.И. и Лозиной С.П.,

при секретаре судебного заседания Сергеевой А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Твери

24 марта 2016 года

по докладу судьи Лепской К.И. дело по апелляционной жалобе К.Е.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего К.И.А. на решение Заволжского районного суда города Твери от 01 декабря 2015 года, которым постановлено:

"В удовлетворении исковых требований К.Е.А., действующей в свих интересах и интересах несовершеннолетнего К.И.А. к публичному акционерному обществу "МРСК-Центра", открытому акционерному обществу "МРСК-Центра"-"Тверьэнерго", Д.Л.В., С.С.А. отказать в полном объеме."

Судебная коллегия

установила:

К.Е.А., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетнего К.И.А. обратилась в суд с исковым заявлением к ОАО "МРСК-Центра"-"Тверьэнерго", уточненным в ходе судебного разбирательства в порядке ст. 39 ГПК РФ, в котором просила восстановить срок исковой давности на признание за ней и малолетним К.И.А. наследственных имущественных прав на выплаченные её отцом Б.А.В. платежи за выкуп "адрес" по договору аренды квартиры с правом выкупа от 01 марта 1996 года, восстановить срок исковой давности на признание за ней и малолетним К.И.А. права собственности на 1/28 долю в "адрес" в порядке наследственных имущественных прав за выплаченные Б.А.В. платежи за выкуп квартиры по договору аренды с правом выкупа от 01 марта 1996 года, восстановить срок исковой давности о признании недействительным договора найма жилого помещения от 20 апреля 2000 года, заключенного между ОАО "Тверьэнерго" и Б.М.Г., восстановить срок исковой давности о признании недействительным договора купли-продажи "адрес" от 29 февраля 2008 года, заключенного между ОАО "Тверская энергетическая система" и С.С.А., Д.Л.В., восстановить срок исковой давности о признании недействительным договора купли-продажи 1/3 доли "адрес" от ДД.ММ.ГГГГ, восстановить срок исковой давности о признании недействительными с момента выдачи свидетельств о государственной регистрации права "данные изъяты" N, признать за ней и малолетним К.И.А. право на выплаченные её отцом Б.А.В. платежи за выкуп "адрес", признать за ней и малолетним К.И.А. право собственности на 1,85 кв.м (доля в праве 1/28) в "адрес", признать недействительным договор найма жилого помещения от 20 апреля 2000 года, заключенный между ОАО "Тверьэнерго" и Б.М.Г., признать недействительным договор купли-продажи "адрес" от 29 февраля 2008 года, заключенного между ОАО "Тверская энергетическая система", С.С.А. и Д.Л.В., признать недействительным договор купли-продажи 1/3 доли в "адрес" от 12 ноября 2011 года, заключенный между С.С.А. и Д.Л.В., признать недействительным с момента выдачи свидетельства "адрес" о государственной регистрации права на 1/3 доли "адрес", выданное С.С.А. 20 марта 2008 года, признать недействительным с момента выдачи свидетельство "адрес" о государственной регистрации права на 1/3 доли в "адрес", выданное Д.Л.В. 20 марта 2008 года, признать недействительным с момента выдачи свидетельства N о государственной регистрации права на 1/3 доли "адрес", выданное Д.Л.В. 01 декабря 2011 года, а также о взыскать судебные расходы по оплате государственной пошлины в сумме "данные изъяты" копеек, расходы на оплату услуг представителя в сумме "данные изъяты" рублей и расходы по изготовлению копий лицевых счетов по заработной плате Б.А.В. в сумме "данные изъяты" копейки.

В обоснование исковых требований указано, что "адрес" была предоставлена отцу истца - Б.А.В. на основании договора аренды с правом выкупа от 01 марта 1996 года, заключенного с ОАО "Тверьэнерго" по условиям договора право пользования квартирой приобрели также члены семьи Б.А.В. - Б.М.Г., Б.Д.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения и истец Б.Е.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Договор аренды с правом выкупа был заключен на сто лет. 23 января 2000 года Б.А.В. умер. 20 апреля 2000 года между матерью истца - Б.М.Г. и ОАО "Тверьэнерго" был заключен договор коммерческого найма жилого помещения сроком на 5 лет, истцу на тот момент было 11 лет. 20 июля 2007 года мать истца Б.М.Г. умерла, истец и её брат Б.Д.А., как дети, приобретшие при жизни нанимателя право пользование жилым помещением, остались проживать в спорной квартире.

29 февраля 2008 года ОАО "Тверская энергетическая система" без уведомления истца и её брата Б.Д.А. продало 1/3 долю в праве на квартиру С.С.А., 2/3 доли в праве - Д.Л.В. ДД.ММ.ГГГГ С.С.А. продал Д.Л.В. 1/3 доли в праве на квартиру, вследствие чего Д.Л.В. стала единоличным собственником "адрес". 02 августа 2012 года умер брат истца Б.Д.А. В настоящее время в спорной квартире проживает истец со своим малолетним сыном К.И.А. ДД.ММ.ГГГГ года рождения, другого жилья не имеет. После смерти отца Б.А.В. в наследство Б.М.Г., Б.Д.А. и истец не вступали. Как следует из лицевых счетов по заработной плате отца истца Б.А.В., в период с апреля 1996 года по октябрь 1999 года из его заработной платы производилось удержание арендных и выкупных платежей за квартиру в соответствии с договором аренды с правом выкупа от 01 марта 1996 года. Полагает, что Б.А.В. воспользовался правом выкупа заключенный 20 апреля 2000 года между ОАО "Тверьэнерго" и Б.М.Г. договор найма жилого помещения ущемлял ее права как малолетнего ребенка и лишал права на получение наследственных имущественных прав на выплаченные Б.А.В. платежи за выкуп квартиры. В связи с 5 - летним сроком действия, договор найма лишал и лишает её права постоянного проживания в квартире, существенно нарушает гарантированное Конституцией Российской Федерации право на жилище, в связи с чем просит его расторгнуть. Указывает, что её отцом Б.А.В. произведены платежи за выкуп квартиры в течение 43 месяцев, в связи с чем им произведена выплата за 1,85 кв.м. квартиры, что соответствует 1/28 доли в праве.

Определением суда к участию в деле в качестве ответчиков привлечены Д.Л.В., С.С.А., ОАО "МРСК-Центра" (в соответствии с изменениями, внесенными в ГК РФ, переименованное в ПАО "МРСК-Центра"), в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора - Управление Росреестра по Тверской области, для дачи заключения в порядке ст.47 ГПК РФ Территориальный отдел социальной защиты населения г.Твери.

Истец К.Е.А., надлежащим образом извещенная о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явилась просила рассмотреть дело в ее отсутствие.

В судебном заседании представитель истца В.Г.А. исковые требования поддержал в полном объеме, обосновав их доводами, изложенными в исковом заявлении.

Ответчик С.С.А., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, представил письменное заявление о рассмотрении дела в его отсутствие, указав, что исковые требования К.Е.А. не признает в полном объеме.

В судебном заседании представитель ответчика Д.Л.В. - С.А.С. исковые требования не признала.

В судебном заседании ответчик Д.Л.В. исковые требования не признала, поддержав доводы своего представителя С.А.С.

В судебном заседании представитель ответчика ПАО "МРСК-Центра" Т.Е.И. исковые требования не признала, поддержав доводы представителя ответчика Д.Л.В. - С.А.С.

В судебное заседание представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора Управления Росреестра по Тверской области, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения, в судебное заседание не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие, представил письменный отзыв, из которого следует, что требования истца о признании свидетельств о регистрации права на недвижимое имущество не обоснованы, поскольку такой способ защиты как признание недействительным свидетельства о государственной регистрации права законодательством не предусмотрен.

Судом постановлено приведенное выше решение

В апелляционной жалобе К.Е.А., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетнего К.И.А. ставится вопрос об отмене решения суда и принятии нового решения об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

В качестве доводов для отмены решения суда указывает на недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела и несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального и процессуального права.

В судебное заседание апелляционной инстанции участвующие в деле лица, извещенные о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции в соответствии с требованиями статей 113-118 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не явились, ходатайств об отложении судебного заседания не заявляли. При таких обстоятельствах судебная коллегия на основании статей 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации признала возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно апелляционных жалобы, представления (статья 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив материалы дела, изучив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами, материалами дела и требованиями закона.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается, что 01 марта 1996 года между АО "Тверьэнерго" (правопреемник ПАО "МРСК-Центра") и Б.А.В. заключен договор аренды квартиры с правом выкупа.

В соответствии с условиями договора Арендодатель передал в аренду с правом выкупа Арендатору квартиру, общей площадью 51,8 кв.м в том числе жилой 27,1 кв.м, состоящую из двух комнат по адресу: "адрес", расположенную на 6 этаже (п. 1.1).

Стоимость передаваемой в аренду квартиры составляет "данные изъяты" рублей (п. 1.2), за пользование квартирой Арендатор уплачивает Арендодателю арендную плату и плату за выкуп в размере "данные изъяты" рублей в месяц. Расчет арендной платы и выкупа приведен в Приложении N1 к Договору (п. 1.4). Арендная плата и выкуп вносятся ежемесячно путем удержания из заработной платы (п.3.3 Договора).

Договор аренды с правом выкупа заключен на срок 100 лет (п.5.1 Договора).

Из заработной платы Б.А.В. в период с апреля 1996 года по октябрь 1999 год удерживались платежи по договору аренды квартиры, то есть за 43 месяца в размере "данные изъяты" рублей в месяц, после деноминации в размере "данные изъяты" копейки, что подтверждено представленными истцом расчетными листками.

Удерживаемая из заработной платы Б.А.В. сумма включала в себя как арендные платежи, так и платежи за выкуп квартиры, при этом доля арендных платежей составляла 1% от удержанных сумм (п.6.3 Договора).

В соответствии с п.1.5 договора аренды квартиры с правом выкупа от ДД.ММ.ГГГГ, вместе с арендатором право проживания в квартире имеют следующие члены семьи: Б.М.Г. - жена, Б.Д.А. - сын. Б.Е.А. - дочь.

В соответствии с п.4.3 договора аренды, в случае смерти арендатора договор аренды имеют право перезаключить члены семьи арендатора, проживающие в соответствии с п. 1.5 в указанной квартире.

Так же судом установлено, что 23 января 2000 года арендатор Б.А.В. умер.

20 апреля 2000 года ОАО "Тверьэнерго" заключило с Б.М.Г. договор коммерческого найма спорного жилого помещения, закрепив в нем право постоянного проживания с нанимателем её детей: Б.Д.А. и Б.Е.А. Договор найма заключен на 5 лет.

20 июля 2007 года Б.М.Г. умерла.

Кроме того, судом установлено, что 29 февраля 2008 года между ОАО "Тверская энергетическая система" с одной стороны, С.С.А. и Д.Л.В. с другой стороны был заключен договор купли - продажи "адрес", в соответствии с которым Д.Л.В. приобрела 2/3 доли, а С.С.А. - 1/3 долей в праве собственности на проданную квартиру.

12 ноября 2011 года между Д.Л.В. и С.С.А. был заключен договор купли-продажи 1/3 доли в праве собственности на "адрес".

Разрешая заявленные требования, суд правильно определилхарактер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, установилобстоятельства, имеющие значение для дела, и, оценив представленные сторонами доказательства в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, постановилрешение об отказе в удовлетворении исковых требований заявленных К.Е.А. в полном объеме, в том числе по основаниям пропуска срока исковой давности.

Вопреки доводам жалобы такое суждение суда является правильным, поскольку оно соответствует установленным по делу обстоятельствам и действующему законодательству.

Так, согласно пункту 2 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае смерти гражданина, арендующего недвижимое имущество, его права и обязанности по договору аренды переходят к наследнику, если законом или договором не предусмотрено иное.

Арендодатель не вправе отказать такому наследнику во вступлении в договор на оставшийся срок его действия, за исключением случая, когда заключение договора было обусловлено личными качествами арендатора.

Как следует из содержания договора аренды с правом выкупа от 01 марта 1996 года, его заключение не обусловлено личными качествами арендатора Б.А.В. Ограничений в части перехода прав по данному договору к наследникам арендатора в случае смерти последнего договор также не содержит.

При этом после смерти арендатора Б.А.В., его права и обязанности могли перейти к его наследникам, в данном случаи Б.М.Г. супруге умершего и его детям Б.Е.А. и Б.Д.А., но Б.М.Г. законный представитель на тот момент несовершеннолетних детей своего волеизъявления на вступление в договор аренды не выразила, наоборот ею был заключен договор найма спорного жилого помещения.

Таким образам Б.М.Г. заключив новый договор коммерческого найма спорного жилого помещения, выразила свою волю на прекращение действия договора аренды с правом выкупа от 01 марта 1996 года.

При изложенных обстоятельствах дела, вопреки доводам апелляционной жалобы, вывод суда, согласно которому права и обязанности арендатора по договору аренды с правом выкупа от 01 марта 1996 года к наследникам умершего Б.А.В., в том числе к истцу К.Е.А. не перешли, является правильным, оснований не согласиться с которым у судебной коллегии нет оснований. Малолетний К.И.А. в силу положений ст. 1116 ГК РФ наследником не является.

При таких обстоятельствах дела также является правильным вывод суда об отсутствии оснований для признания права собственности на 1,85 кв.м (1/28 долю в праве) в "адрес" за К.Е.А. и малолетним К.И.А., поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 617 ГК РФ права и обязанности арендатора по договору аренды с правом выкупа от 01 марта 1996 года к наследникам умершего Б.А.В., в том числе к истцу К.Е.А. не перешли, в виду отсутствия волеизъявления на вступление в договор аренды Б.М.Г., являющейся на тот момент и законным представителем несовершеннолетних Б.Д.А. и Б.Е.А.

При этом судом правомерно отмечено, что переход имущества в собственность арендатора частями пропорционально внесенных им платежей за выкуп имущества, законодательством не предусмотрен, в силу положений ч.1 ст. 624 ГК РФ арендованное имущество переходит в собственность арендатора до истечения срока аренда исключительно при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены.

Судебная коллегия также соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что истец просит вернуть те денежные средства, которые были уплачены Б.Д.А. в период действия договора аренды, однако сделка, по которой они были получены ответчиком, не является оспоренной и не признана недействительной. Соответственно, у К.Е.А. отсутствуют основания для взыскания заявленной ей суммы.

Разрешая заявленные исковые требования К.Е.А. о признании недействительным договора найма жилого помещения заключенного между ОАО "Тверьэнерго" с Б.М.Г., суд первой инстанции, верно исходил из того, что на момент рассмотрения спора решением Заволжского районного суда г.Твери от 07 сентября 2015 года установлено, что срок действия договора коммерческого найма жилого помещения истек 19 апреля 2015 года, в связи с чем пришел к правильному выводу об избрании истцом ненадлежащего способа защиты права, поскольку признание недействительным прекратившего действие договора найма жилого помещения от 20 апреля 2000 года, не может повлечь восстановление прав и обязанностей, возникших из договора аренды с правом выкупа от 01 октября 1996 года.

Кроме того, отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований к ОАО "МРСК-Центра", Д.Л.В. и С.С.А. о признании за К.Е.А. и малолетним К.И.А. права на выплаченные Б.А.В. платежи по договору аренды с правом выкупа, признании права собственности на 1,85 кв.м (1/28 долю в праве) в "адрес", признании недействительными договора найма жилого помещения от 20 апреля 2000 года и договора купли продажи квартиры от 29 февраля 2008 года, суд первой инстанции также сослался на несоблюдение истцом срока исковой давности на обращение в суд, поскольку установил, что К.Е.А. было достоверно известно о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права еще в 2010 году, при рассмотрении гражданского дела по иску ОАО "МРСК-Центра", С.С.А., Д.Л.В. к Б.Д.А. и Б.Е.А. о выселении и по встречному иску Б.Е.А. к ОАО "МРСК-Центра" к С.С.А. и Д.Л.В. о признании права пользования жилым помещением, следовательно, срок исковой давности начал течь не позднее 10 февраля 2010 года, а с исковым заявлением в суд К.Е.А. обратилась 02 сентября 2015 года, то есть по истечении установленного законом срока для обращения в суд.

Оснований для восстановления срока, предусмотренных ст. 205 Гражданского кодекса РФ, судом не установлено.

Согласно ст. 205 Гражданского кодекса Российской Федерации в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности.

Между тем, истцом не представлено доказательств, подтверждающих, что она не могла своевременно обратиться в суд с настоящим иском.

То обстоятельство, что на момент совершения сделки по заключению договора коммерческого найма истец являлась несовершеннолетней, её мать была лишена родительских прав и злоупотребляла спиртными напитками, бабушка, под опеку которой была передана истец, являлась юридически неграмотной, не имеют правового значения, поскольку на момент вынесения решения Заволжским районным судом города Твери 10 февраля 2010 года, К.Е.А. являлась совершеннолетней и обладала полной гражданской и гражданской процессуальной дееспособностью.

При таком положении согласно ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд пришел к обоснованному выводу, что истцом пропущен срока исковой давности для обращения в суд, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований К.Е.А.

Поскольку в удовлетворении основных требований отказано, производные требования о признании недействительными договора купли-продажи спорной квартиры от 29 февраля 2008 года, заключенного между ОАО "Тверская энергетическая система" с одной стороны и Д.Л.В., С.С.А. с другой стороны, договора купли- продажи доли в квартире от 12 ноября 2011 года, заключенного между С.С.А. и Д.Л.В., также удовлетворению не подлежали.

Выводы суда в части отказа в удовлетворении исковых требований о признании недействительными с момента выдачи свидетельств о государственной регистрации права также являются правомерными, поскольку признание свидетельства о государственной регистрации права недействительным не влечет недействительности права, не порождает юридически значимых последствий для правообладателя, в связи с чем данное требование не соответствует положениям ст. ст. 11 и 12 ГК РФ.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были верно определены все юридически значимые по делу обстоятельства, дана надлежащая правовая оценка собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам по правилам ст. 67 ГПК РФ и постановлено решение, отвечающее нормам материального права, регулирующим возникшие между сторонами правоотношения, при соблюдении требований гражданского процессуального законодательства, в связи с чем, обжалуемое судебное постановление является законным и обоснованным, и отмене не подлежит.

Иная оценка заявителем жалобы установленных судом фактических обстоятельств дела и толкование положений закона не означает допущенной при рассмотрении дела судебной ошибки.

Ссылки на исключение из состава лиц, участвующих в деле Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, Уполномоченного по правам человека в РФ, Министерство социальной защиты населения Тверской области, Уполномоченого по правам человека в Тверской области, Уполномоченного по правам ребенка в Тверской области, а также прокурора Заволжского района города Твери, не является основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке, поскольку не свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права.

В связи с этим судебная коллегия считает доводы К.Е.А. в апелляционной жалобе, которые были предметом исследования в суде первой инстанции, несостоятельными и оснований для ее удовлетворения не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 328-329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Заволжского районного суда города Твери от 01 декабря 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу К.Е.А., действующей в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего К.И.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Л.Г. Буланкина

 

Судьи: С.П.Лозина

К.И. Лепская

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.