Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 05 апреля 2016 г. по делу N 33-3836/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Алтайского краевого суда от 05 апреля 2016 г. по делу N 33-3836/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Вишняковой С.Г.

судей Бусиной Н.В, Костогладовой О.Г.,

при секретаре Горская О.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя ответчика П.С.П. - С.Л.Б. на решение "адрес" суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ, дополнительное решение от ДД.ММ.ГГ,

по иску Ф.Л.П. к П.С.П. о признании договора дарения квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на долю в квартире в порядке наследования по закону.

Заслушав доклад судьи Вишняковой С.Г., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Квартира, расположенная по адресу: "адрес" на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГ принадлежала на праве собственности С.В.Д.

Стороны по делу являются детьми С.В.Д.

По договору от ДД.ММ.ГГ С.В.Д. подарила своему сыну П.С.П. спорную квартиру. Указанная сделка зарегистрирована в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по "адрес" ДД.ММ.ГГ, право собственности на данную квартиру зарегистрировано за П.С.П.

ДД.ММ.ГГ С.В.Д. умерла.

Ф.Л.П. обратилась в суд с иском к П.С.П., в котором с учетом уточнения исковых требований, просила признать недействительным договор дарения от ДД.ММ.ГГ, применить последствия недействительности сделки, прекратив право собственности ответчика на спорную квартиру, признать за истцом право собственности на ? долю в квартире, принадлежавшей С.В.Д. в порядке наследования по закону.

В обоснование исковых требований указала, что после смерти матери, будучи наследником первой очереди по закону, истец обратилась к нотариусу "адрес" нотариального округа З.Н.Н. с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство. На основании ее заявления нотариусом было заведено наследственное дело *** к имуществу умершей С.В.Д.., ДД.ММ.ГГ.р. Однако, после обращения к нотариусу истцу стало известно, что квартира, в которой проживала мать, принадлежит ответчику П.С.П. на основании сделки - дарения спорной квартиры; ДД.ММ.ГГ его право собственности было зарегистрировано.

С.В.Д.., ДД.ММ.ГГ года рождения, при жизни выражала намерение оставить спорную квартиру в качестве наследственного имущества своим детям Ф.Л.П. и П.С.П. Отчуждать принадлежащую ей квартиру только П.С.П. мать не собиралась, никогда об этом не говорила. У истца, как у наследника имеется право на защиту своих нарушенных прав.

Кроме того, в силу совокупности возрастных, образовательных, соматических факторов С.В.Д. в момент совершения сделки была не способна понимать значения своих действий или руководить ими, предвидеть последствия (в том числе лишения родной дочери части наследства). Данные обстоятельства подтверждаются медицинскими документами о том, что с ДД.ММ.ГГ года С.В.Д. признана инвалидом второй группы бессрочно (копия Справки МСЭ-012-953381 от ДД.ММ.ГГ.), в ДД.ММ.ГГ году С.В.Д. перенесла инсульт и черепно-мозговую травму (копия Выписки из истории болезни с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ), в ДД.ММ.ГГ году перенесла повторный инсульт (копия Выписки из истории болезни с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ, с ДД.ММ.ГГ по ДД.ММ.ГГ.). После перенесенных заболеваний у С.В.Д. диагностирована деменция и выраженные когнитивные нарушения.

Заключение договора дарения квартиры достаточно сложная для осмысления сделка, как с точки зрения возраста С.В.Д. так и с точки зрения ее состояния здоровья. Кроме того, заключение сделок является сложным в восприятии для юридически неграмотного гражданина, тем более, любой текст договора составляет более 1-ой страницы, прочитав их или послушав их чтение кем-либо вслух, не свидетельствуют о том, что С.В.Д ... поняла их смысл. Ответчик же, воспользовавшись преклонным возрастом матери, болезненным состоянием, неграмотностью, склонил ее к совершению сделки по отчуждению спорной квартиры в свою пользу.

Таким образом, учитывая вышеизложенные обстоятельства, совершенная С.В.Д. сделка, по мнению истца, является недействительной в силу ст.177 Гражданского кодекса Российской Федерации с момента ее совершения, поэтому не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью.

Решением "адрес" суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ исковые требования Ф.Л.П. удовлетворены.

Признан недействительным договор дарения от ДД.ММ.ГГ "адрес" по ул. "адрес" в "адрес", заключенный между С.В.Д. и П.С.П.

Применены последствия недействительности сделки, а именно: прекращено право собственности П.С.П. на "адрес" по ул. "адрес" в "адрес", зарегистрированное за ним в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним ДД.ММ.ГГ., записью ***.

Признано за Ф.Л.П. право собственности на 1/2 долю в праве собственности на "адрес" по ул. "адрес" в "адрес".

Дополнительным решением "адрес" суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ признано за П.С.П. право собственности на 1/2 долю в праве собственности на "адрес" по ул. "адрес" в "адрес".

В апелляционной жалобе представитель ответчика П.С.П ... - С.Л.Б ... просит решение суда отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении требований, в связи с нарушением норм материального и процессуального права, недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела.

В обоснование доводов жалобы ссылается на то, что в основу решения судом положены посмертная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза и дополнительная посмертная комплексная экспертиза. Согласно выводам первоначальной экспертизы на момент близкий к сделке С.В.Д. психиатром не осматривалась, следовательно, можно предполагать в равной степени, что она "могла" либо "не могла" на момент составления договора понимать значение своих действий и руководить ими. Затем сторона истца после допроса в судебном заседании эксперта, пригласила свидетеля врача-невролога К.Е.Т. которая якобы осматривала умершую на январских каникулах в частном порядке. Несмотря на возражения ответчика и его представителя о допросе данного свидетеля суд удовлетворил заявленное ходатайство. Вместе с тем, свидетель пояснила, что С.В.Д. находилась на первом этаже, однако умершая проживала на четвертом этаже. С учетом данных пояснений суд назначил дополнительную экспертизу, согласно выводам которой, можно предположить с высокой степенью вероятности, что на момент составления оспариваемого договора у умершей наблюдалось такое состояние, вследствие которого она была лишена возможности понимать значение своих действий и руководить ими. Обращает внимание суда на то, что первоначально эксперты не могли ответить на поставленные судом вопросы по причине того, что С.В.Д. на момент близкий к сделке психиатром не осматривалась, а вот после допроса врача-невролога эксперты смогли ответить на вопросы суда. Показания свидетеля К.Е.Т. на основании ст.ст. 59, 60, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являются недопустимыми доказательствами, поскольку истица на вопросы суда пояснила, что ее брат в ДД.ММ.ГГ года забрал мать жить к себе домой в частный дом "адрес". После этого истица виделась с матерью только в ДД.ММ.ГГ. Кроме того, ранее (до момента ознакомления с заключением экспертов) ходатайство о допросе данного свидетеля истцом не заявлялось. Судом в нарушение ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не принято во внимание вступившее в законную силу решение "адрес" суда "адрес" от ДД.ММ.ГГ об отказе в признании С.В.Д. недееспособной, которым установлено, что с ДД.ММ.ГГ года С.В.Д. проживала со своим сыном. Кроме того, в ходе рассмотрения данного гражданского дела истица не заявляла об осмотре матери врачом-неврологом в частном порядке, о его допросе не ходатайствовала, письменных доказательств осмотра не предоставляла.

Таким образом, судом нарушен п. 2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которому дополнительная экспертиза назначается, если возникли сомнения в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов. Между тем, члены комиссии врачи-эксперты при проведении экспертизы пришли к выводу о недостаточности информации, позволяющей сделать однозначный вывод. Такого основания для проведения дополнительной экспертизы, как "не дан полный и ясный ответ на вопросы суда" закон не содержит.

Несмотря на отсутствие письменных доказательств осмотра умершей суд целенаправленно, незаконно и необоснованно удовлетворил ходатайство о допросе врача-невролога, заранее для себя предрешив назначение дополнительной экспертизы, поскольку заложил в определение о назначении экспертизы показания свидетеля. Хотя суд мог дать им оценку при вынесении решения, а не при назначении экспертизы. Полагает дополнительное заключение экспертов основанным на недопустимом доказательстве.

Вывод суда о том, что стороной ответчика определение о назначении дополнительной экспертизы не обжаловалось, является незаконным, поскольку данное определение обжалуется только в части приостановления и возложения судебных расходов. Напротив, в материалы дела приобщены письменные возражения о назначении дополнительной экспертизы, которые не были приняты судом во внимание.

При вынесении решения суд отверг доказательства со стороны ответчика о том, что умершая на момент составления договора дарения находилась в психически нормальном состоянии, была способна понимать значение своих действий и руководить ими.

Показания свидетелей С.А.А.., П.О.В., К.Н.Н. Ф.И.В. К.Р.В.., которые суд принял во внимание при вынесении решения не относятся к периоду сделки, в связи с чем, показания не отвечают требованиям ст. 59 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель истца Б.О.Г. просила решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения, поскольку доводы жалобы направлены на переоценку доказательств, имеющихся в деле; предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене или изменению решения суда не содержат.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика С.Л.Б. на доводах жалобы настаивала, просила решение суда отменить.

Представитель истца Б.О.Г. письменные возражения поддержала, просила апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

Иные лица, участвующие в деле, надлежаще извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание судебной коллегии не явились, о причинах неявки не уведомили, в связи с чем, на основании положений ст.ст.167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту - ГПК РФ) дело подлежит рассмотрению при данной явке.

Изучив материалы дела, выслушав пояснения представителя ответчика, представителя истца, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч.1 ст.327.1 ГПК РФ в пределах доводов апелляционной жалобы и возражений на нее, обсудив данные доводы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

В соответствии с ч.1, 2 ст.166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

В соответствии с п.1 ст.177 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент совершения сделки) сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

Таким образом, положения указанной нормы закона предусматривают возможность признания недействительной сделки, совершенной гражданином, чья дееспособность не была поставлена под сомнение.

Необходимым условием оспаривания сделки является доказанность того, что в момент совершения сделки лицо находилось в таком состоянии, когда оно не было способно понимать значение своих действий и руководить ими.

Судом установлено, что С.В.Д. ДД.ММ.ГГ года рождения являлась собственником двухкомнатной "адрес" по ул. "адрес" в "адрес".

ДД.ММ.ГГ С.В.Д ... (даритель) и П.С.П. (одаряемый) заключили договор, согласно которому одаряемый принимает в дар "адрес" по ул. "адрес" в "адрес". Указанная сделка зарегистрирована в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по "адрес" ДД.ММ.ГГ, право собственности на данную квартиру зарегистрировано за П.С.П.

С.В.Д ... умерла ДД.ММ.ГГ.

Принимая решение, суд первой инстанции пришел к выводу, что в момент совершения сделки - договора дарения ДД.ММ.ГГ С.В.Д. не могла понимать значение своих действий или руководить ими.

Судебная коллегия считает, что при разрешении возникшего спора суд правильно определилобстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую правовую оценку и постановилрешение, основанное на верной оценке совокупности представленных по делу доказательств, как со стороны истца, так и со стороны ответчика, требованиях норм материального права, регулирующих возникшие спорные правоотношения.

Рассматривая спор, для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, судом после формирования доказательственной базы, назначена посмертная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, что соответствует положениям ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Такая правовая позиция изложена в абзаце 3 пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" согласно которому, во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с заключением комиссии экспертов от ДД.ММ.ГГ *** КГБУЗ " "данные изъяты"" врачи судебно-психиатрические эксперты пришли к выводу, что по представленным материалам дела у С.В.Д. на момент составления ДД.ММ.ГГ оспариваемого договора дарения имелись признаки психического расстройства в форме органического расстройства личности и поведения сосудистого генеза, о чем свидетельствуют данные о перенесенных повторных нарушениях мозгового кровообращения ( ДД.ММ.ГГ года, ДД.ММ.ГГ года). На момент близкий к сделке С.В.Д. психиатром не осматривалась, следовательно, ответить на экспертные вопросы не представляется возможным. Можно предполагать в равной степени, что С.В.Д. "могла" либо "не могла" на момент составления ДД.ММ.ГГ договора дарения принадлежащего ей имущества - "адрес" по ул. "адрес" в "адрес" понимать значение своих действий и руководить ими.

Член комиссии - медицинский психолог К.Е.В. дала заключение, что в представленных материалах дела информации, позволяющей сделать однозначный вывод о том, что С.В.Д. были присущи повышенная внушаемость, подчиняемость, не содержится. Кроме того, скудность информации в материалах дела, относящейся к переживаниям и особенностям реагирования С.В.Д. на момент сделки, не позволяет однозначно оценить ее эмоциональное состояние и ответить на соответствующий вопрос.

Допрошенный в судебном заседании ДД.ММ.ГГ врач судебно-психиатрический эксперт А.Е.В. дала пояснения о том, что выводы экспертов, сделанные в заключении от ДД.ММ.ГГ, связаны с недостаточностью материалов на момент заключения интересующей суд сделки. Показания свидетелей в ходе судебного разбирательства противоречат друг другу и не соотносятся с медицинской документацией, которая имелась при проведении экспертизы, на начало ДД.ММ.ГГ в ДД.ММ.ГГ

Исходя из положений части 1 статьи 57, статей 59, 60, 148, 149 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья обязан создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле, но с учетом характера правоотношений сторон и нормы материального права, регулирующей спорные правоотношения. Судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств, а также последствия непредставления доказательств. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Возобновив производство по делу, суд предложил сторонам представить дополнительные доказательства, после исследования которых, в частности допроса свидетеля К.Е.Т ... врача-невролога, и в связи с неясностью выводов экспертов, суд назначил по делу дополнительную экспертизу.

Согласно п.2 ст.87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для назначения по делу дополнительной экспертизы являются: недостаточная ясность или неполнота заключения эксперта.

Таким образом, вопреки доводам жалобы, судебная коллегия не усматривает нарушений требований указанных выше норм процессуального закона при разрешении возникшего спора, поскольку основанием для назначения дополнительной экспертизы явилась неясность, неполнота заключения эксперта.

Согласно выводам дополнительной экспертизы от ДД.ММ.ГГ *** КГБУЗ " "данные изъяты"" члены комиссии - врачи судебно-психиатрические эксперты высшей категории пришли к выводу, что по представленным материалам дела, можно предположить с высокой степенью вероятности, что на момент составления договора дарения от ДД.ММ.ГГ у С.В.Д. наблюдалось такое состояние (обусловленное психическим расстройством в форме асемической деменции), вследствие которого она была лишена возможности понимать значение своих действий и руководить ими.

Член комиссии - медицинский психолог высшей категории К.Е.В. дала заключение, в соответствии с которым С.В.Д. были присущи такие индивидуально-психологические особенности, как повышенная внушаемость, пассивная подчиняемость от окружающих, укладывающиеся в рамки диагноза (см. заключение эксперта врача-психиатра), которые нарушали ее свободу волеизъявления и, соответственно, нарушали ее способность понимать значение своих действий и руководить ими в интересующий суд период.

Вопреки доводам жалобы экспертное заключение оценено судом по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности с иными представленными в дело доказательствами.

Судом дана оценка всем представленным доказательствам в их совокупности по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. С указанной оценкой у судебной коллегии нет оснований не согласиться.

Ссылку в апелляционной жалобе на то, что показания свидетелей С.А.А., П.О.В., К.Н.Н. Ф.И.В.., К.Р.В ... не относятся к периоду сделки, в связи с чем, не отвечают требованиям относимости доказательств, судебная коллегия полагает безосновательной, поскольку показания указанных свидетелей исследованы комиссией экспертов относительно периода времени, в котором они видели С.В.Д. Ими в совокупности с иными доказательствами, отраженными в экспертном заключении в исследовательской его части, включая медицинские документы, дана оценка с точки зрения анамнеза и развития состояния умершей, именно на момент совершения сделки.

С оценкой экспертного заключения данной судом, также судебная коллегия соглашается, учитывая следующее.

При формировании выводов дополнительной посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, даны заключения врачом судебно-психиатрическим экспертом высшей категории, с высшим образованием, стажем работы 30 лет - А.Е.В. медицинским психологом высшей категории, с высшим образованием, стажем работы 13 лет - К.Е.В. врачом судебно-психиатрическим экспертом высшей категории, с высшим образованием, стажем работы 16 лет - Г.Г.М.

Выводы комиссии экспертов основаны на материалах гражданского дела, ими проанализированы показания сторон, допрошенных свидетелей, изучены медицинские документы. В установленном законом порядке эксперты были предупреждены об уголовной ответственности.

Суд оценивает экспертное заключение с точки зрения соблюдения процессуального порядка назначения экспертизы, соблюдения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, соответствия заключения поставленным вопросам, его полноты, обоснованности и достоверности в сопоставлении с другими доказательствами по делу.

Несогласие представителя ответчика с назначением дополнительной экспертизы в жалобе, как и в письменных возражениях, само по себе не свидетельствует о наличии оснований ставить под сомнение правильность и обоснованность его выводов.

Доводы апелляционной жалобы о том, что показания свидетеля К.Е.Т. являются недопустимым доказательством, так как с ДД.ММ.ГГ года С.В.Д. проживала у сына в "адрес", в связи с чем, не могла быть осмотрена данным врачом в ДД.ММ.ГГ года, судебная коллегия полагает несостоятельными, поскольку в ходе судебного разбирательства свидетель Ф.Г.В ... (фактическая супруга ответчика) суду пояснила, что с ДД.ММ.ГГ года С.В.Д. периодически проживала с сыном в "адрес", а с ДД.ММ.ГГ года - постоянно ( ***). Таким образом, на момент осмотра врачом С.В.Д. проживала как в собственной квартире, где и была осмотрена, так и у сына. Доказательств того, что такой осмотр не состоялся стороной ответчика не представлено. Показания свидетелей, предупрежденных об уголовной ответственности, не опровергнуты.

Пояснения истца о том, что после того как в ДД.ММ.ГГ года брат забрал мать жить к себе домой и она видела ее только ДД.ММ.ГГ года, не опровергают пояснения свидетеля К.Е.Т. о проведении осмотра в ДД.ММ.ГГ года, поскольку об осмотре С.В.Д..Д. в присутствии истца свидетель не указывала ( ***).

Не могут быть приняты во внимание и доводы жалобы о том, что судом в нарушение ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не учтено вступившее в законную силу решение суда от ДД.ММ.ГГ, которым установлено, что с ДД.ММ.ГГ года С.В.Д. проживала с сыном в "адрес", поскольку в решении также не указано, что С.В.Д ... проживала у сына постоянно.

Довод апелляционной жалобы о том, что, несмотря на возражения стороны ответчика, суд незаконно и необоснованно удовлетворил ходатайство о допросе свидетеля К.Е.Т ... (врача-невролога), судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку заявлять ходатайства и представлять доказательства по делу является правом стороны. В свою очередь, суд дает оценку представленным по делу доказательствам.

Доводы жалобы о том, что истец ранее (до проведения первоначальной судебной экспертизы) по данному гражданскому делу и в рамках дела о признании С.В.Д. недееспособной не заявляла ходатайство о допросе врача-невролога К.Е.Т. судебной коллегией отклоняются, поскольку правового значения не имеют.

Довод апелляционной жалобы о том, что суд отверг доказательства ответчика, а именно: решение суда от ДД.ММ.ГГ, протоколы судебных заседаний по делу ***, показания свидетелей, в том числе участкового врача, судебной коллегией во внимание не принимается, поскольку на основании ст.ст.56, 59, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определение обстоятельств, имеющих значение для дела, истребование и оценка доказательств, относится к исключительной компетенции суда первой инстанции.

Иные доводы апелляционной жалобы выводов суда не опровергают, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, сводятся к повторению правовой позиции ответчика, изложенной в суде первой инстанции, являвшейся предметом исследования и нашедшей верное отражение и правильную оценку в решении суда, направлены на иное толкование закона, на иную оценку доказательств и обстоятельств дела, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами ст.ст. 12, 56 и 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение "адрес" суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ, дополнительное решение от ДД.ММ.ГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ответчика П.С.П. - С.Л.Б. без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Судья Жупикова А.И. Дело N 33-3836/2016

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

(резолютивная часть)

05 апреля 2016 года г.Барнаул

Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Вишняковой С.Г.

судей Бусиной Н.В, Костогладовой О.Г.,

при секретаре Горская О.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя ответчика П.С.П. - С.Л.Б. на решение "адрес" суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ, дополнительное решение от ДД.ММ.ГГ,

по иску Ф.Л.П. к П.С.П. о признании договора дарения квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на долю в квартире в порядке наследования по закону.

Заслушав доклад судьи Вишняковой С.Г., судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение "адрес" суда "адрес" Алтайского края от ДД.ММ.ГГ, дополнительное решение от ДД.ММ.ГГ оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ответчика П.С.П. - С.Л.Б. без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.