Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия от 26 апреля 2016 г. по делу N 33-1211/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Хакасия в составе:

председательствующего Топоева А.С.,

судей Капустиной Т.М., Пархомович Г.П.,

при секретаре Максимовой Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 26 апреля 2016 года гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ответчика общества с ограниченной ответственностью "СУЭК-Хакасия" - Озолиной М.В. на решение Черногорского городского суда от 04 февраля 2016 года, которым удовлетворено исковое заявление Книженцева И.И. к обществу с ограниченной ответственностью "СУЭК-Хакасия" о компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Пархомович Г.П., объяснения представителя ответчика - Озолиной М.В., настаивавшей на доводах жалобы, пояснения истца и его представителя - Бочаровой Л.А., не согласившихся с доводами апелляционной жалобы и просивших оставить решение суда без изменения, заключение прокурора Зайцевой О.И., полагавшей решение оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Книженцев И.И. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "СУЭК-Хакасия" (далее - ООО "СУЭК-Хакасия") о компенсации морального вреда. Требования мотивировал тем, что в период работы в ООО "СУЭК-Хакасия" в качестве "данные изъяты" получил профессиональное заболевание - "данные изъяты", по которому ему установлено "данные изъяты" % утраты профессиональной трудоспособности. Причиной профессионального заболевания, о случае которого ДД.ММ.ГГГГ составлен акт, явилось нарушение работодателем правил охраны труда и техники безопасности. Приказом ООО "СУЭК-Хакасия" от ДД.ММ.ГГГГ ему выплачена единовременная компенсация в размере "данные изъяты" из расчёта 20 % среднемесячного заработка за последний год работы за каждый процент утраты трудоспособности, с учётом суммы единовременной страховой выплаты, выплачиваемой из Фонда социального страхования Российской Федерации. Считал, что ООО "СУЭК-Хакасия" не исполнило в полном объёме свои обязательства по Федеральному отраслевому соглашению по угольной промышленности РФ (далее - ФОС по угольной промышленности), поскольку произвело расчёт выплаты в счёт возмещения морального вреда с учётом долевой ответственности, не представив доказательств вины иных лиц в причинении вреда здоровью истца. Просил суд взыскать с ответчика единовременную компенсацию морального вреда в размере "данные изъяты"., судебные расходы на оплату услуг представителя - "данные изъяты" руб. и на оформление доверенности - "данные изъяты" руб.

В судебном заседании представитель истца - Бочарова Л.А. настаивала на удовлетворении заявленных требований по основаниям, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика - Озолина М.В. исковые требования не признала, указав, что профессиональное заболевание является следствием работы истца не только у ответчика, но и на других предприятиях, для которых также характерно наличие вредных условий производства. Период работы истца у ответчика составляет "данные изъяты" месяцев, что соответствует "данные изъяты" % общего стажа истца, из расчёта которого ответчик произвёл Книженцеву И.И. приказом от ДД.ММ.ГГГГ выплату единовременной компенсации морального вреда в сумме "данные изъяты"., что соответствует положениям ФОС по угольной промышленности и Коллективного договора. Размер судебных расходов считала завышенным, недоказанным. Просила в иске отказать.

Прокурор Павлова Ю.А. полагала, что исковые требования подлежат удовлетворению в полном объёме.

Суд постановилвышеприведённое решение, которым удовлетворил исковые требования. Взыскал с ответчика в пользу истца единовременную выплату в счёт компенсации морального вреда - "данные изъяты"., в счет возмещения судебных расходов на оплату услуг представителя - "данные изъяты" руб., на оформление доверенности - "данные изъяты" руб., всего взыскал "данные изъяты". Взыскал с ООО "СУЭК-Хакасия" государственную пошлину в доход местного бюджета в размере "данные изъяты" руб.

С решением не согласна представитель ответчика - Озолина М.В.

В апелляционной жалобе, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, она просит решение отменить, принять новое, которым отказать в удовлетворении исковых требований. Приводя обстоятельства дела, положения ФОС по угольной промышленности, коллективного договора ООО "СУЭК-Хакасия", настаивает на том, что единовременная компенсация морального вреда осуществляется в соответствии с ФОС по угольной промышленности РФ в порядке, предусмотренном коллективным договором, а не Гражданским кодексом Российской Федерации, как указал суд. Период работы истца во вредных условиях составляет "данные изъяты" года "данные изъяты" месяцев, у ответчика - "данные изъяты" месяцев, что соответствует "данные изъяты" % от общего стажа, судом незаконно взыскано с ответчика в пользу истца "данные изъяты". Ссылаясь на положения действующего законодательства и приводя судебную практику, полагает несостоятельным вывод суда о совместном причинении вреда истцу организациями угольной промышленности, в которых он работал, и как следствии, их солидарной ответственности. Настаивает на долевой ответственности организаций, в которых работал истец, определяемой исходя из длительности работы Книженцева И.И. на каждом предприятии.

Письменных возражений относительно апелляционной жалобы не поступило.

Выслушав участников процесса, изучив материалы дела, обсудив законность и обоснованность решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене решения в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, Книженцев И.И. с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ работал "данные изъяты" в ООО " "данные изъяты"", реорганизованном в дальнейшем в ООО "СУЭК-Хакасия", а с 04 по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ - "данные изъяты" в ООО "СУЭК-Хакасия" (л.д. 5-8).

В период работы истца в ООО "СУЭК-Хакасия" ему установлена утрата профессиональной трудоспособности вследствие профзаболевания.

То, что заболевание Книженцева И.И. является профессиональным, подтверждается актом от ДД.ММ.ГГГГ и справкой МСЭ от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которым у истца выявлено профессиональное заболевание - "данные изъяты", по которому ему установлено "данные изъяты" % утраты профессиональной трудоспособности (л.д. 9-11).

В соответствии со ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возмещать вред, причинённый работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу части 2 статьи 5 Трудового кодекса Российской Федерации в коллективных договорах, соглашениях, а также в локальных нормативных правовых актах и трудовых договорах возможно закрепление дополнительных по сравнению с действующим законодательством гарантий работникам и случаев их предоставления.

Статьёй 237 этого же кодекса предусмотрено, что моральный вред, причинённый работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии с п. 5.4 "Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2013 - 2016 годы", в случае установления впервые работнику, занятому в Организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда Работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчёта не менее 20 % среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учётом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования Российской Федерации) в порядке, оговоренном в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом Профсоюза.

Из содержания п. 5.4 Соглашения следует, что работодатель по соглашению с полномочными представителями работников угольных предприятий определилконкретный размер компенсации морального вреда для случаев, когда работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу угля, впервые установлена утрата профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания. При этом установленная данной нормой выплата по своей сути является именно компенсацией морального вреда, рассчитываемой с учётом процента утраты работником профессиональной трудоспособности.

В Коллективном договоре ООО "СУЭК-Хакасия" - шахта "Хакасская" на период с 30 сентября 2014 года по 30 сентября 2017 года закреплено положение, аналогичное п. 5.4 "Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2013 - 2016 годы" (п.5.3.2 Коллективного договора), а также указано, что в случае, когда ответственность за причинение вреда здоровью работника актом расследования профессионального заболевания возложена на несколько организаций, работодатель несёт ответственность только за вред, причинённый работнику в период работы в Организации (долевая ответственность, которая определяется пропорционально степени вины работодателей, исходя из стажа работы). Стаж работы работника определяется пропорционально времени, отработанному во вредных условиях труда у каждого работодателя (л.д.22-28).

Во исполнение п.5.3.2 Коллективного договора работодателем Книженцеву И.И. по вышеуказанному профессиональному заболеванию выплачено в счёт компенсации морального вреда "данные изъяты"., начисленных исходя из расчёта 20 % среднемесячного заработка за последний год работы, за каждый процент утраты трудоспособности, с учётом сумм единовременных страховых выплат из Фонда социального страхования РФ, с учётом доли ответственности ответчика в причинении вреда здоровью - "данные изъяты" %, вместо "данные изъяты"., если бы доля ответственности ответчика учтена не была.

Из требований истца следует, что он, не оспаривая размер единовременной компенсации из расчёта не менее 20 % среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности, предусмотренный п. 5.4 "Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2013 - 2016 годы", просил взыскать недополученную сумму единовременной компенсации морального вреда в размере "данные изъяты"., из расчёта "данные изъяты" за минусом полученной суммы - "данные изъяты".

Проанализировав вышеприведённые нормы права, в том числе и "Федеральное отраслевое соглашение по угольной промышленности Российской Федерации на 2013 - 2016 годы", предусматривающее размер компенсации морального вреда при получении работником профессионального заболевания из расчёта не менее 20 % среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности, суд первой инстанции пришёл к правильному выводу о неправомерности возмещения истцу компенсации морального вреда пропорционально доли ответственности ответчика, а потому удовлетворил требования Книженцева И.И. о взыскании недополученной суммы единовременной компенсации морального вреда в размере "данные изъяты".

У судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда в этой части, поскольку они сделаны при правильном применении норм, регулирующих отношения по возмещению работнику морального вреда, с учётом установленных по делу обстоятельств.

Возлагая на ответчика полную ответственность за причинение вреда здоровью истца, суд первой инстанции исходил из положений ст. 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой на лиц, совместно причинивших вред, возлагается не долевая, а солидарная ответственность.

Судебная коллегия не соглашается с выводом суда первой инстанции относительно солидарной ответственности работодателей, с которыми истец состоял в трудовых правоотношениях, в то же время не находит оснований для отмены решения в части определённого судом размера компенсации морального вреда.

То обстоятельство, что истец ранее состоял в трудовых отношениях с другими работодателями, не освобождает ответчика от ответственности по возмещению компенсации морального вреда за причинённый вред здоровью истца.

Доказательств того, что продолжительность трудовой деятельности истца в ООО "СУЭК-Хакасия" пропорциональна вине данного работодателя в причинении вреда здоровью истца материалы дела не содержат.

Общие положения о компенсации морального вреда, установленные Гражданским кодексом Российской Федерации, возлагают на ответчика обязанность по выплате истцу компенсации морального вреда независимо от времени, отработанного в ООО "СУЭК-Хакасия", так как нормы Гражданского кодекса Российской Федерации и специальные правила не предусматривают долевой или солидарной ответственности работодателя при причинении вреда здоровью работника.

Доводы жалобы ответчика относительно его долевой ответственности несостоятельны, так как при компенсации морального вреда, полученного вследствие профессионального заболевания, когда ущерб здоровью пострадавшего причинён, как правило, несколькими предприятиями, применение долевой ответственности будет противоречить гарантированному государством принципу полного возмещения вреда здоровью пострадавшего и препятствовать реализации последним соответствующего права на полное возмещение причинённого здоровью ущерба, а потому принцип долевой ответственности не может быть использован при определении размера компенсации морального вреда.

С учётом вышеизложенного оснований для отмены решения по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Черногорского городского суда от 04 февраля 2016 года по настоящему делу оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя ответчика общества с ограниченной ответственностью "СУЭК-Хакасия" - Озолиной М.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий А.С. Топоев

 

Судьи Т.М. Капустина

Г.П. Пархомович

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.