Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 24 мая 2016 г. по делу N 33-4015/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего

Минаева Е.В.

судей

Дубинина А.И., Калоевой З.А.

с участием секретаря

Богдановой Т.А.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционным жалобам представителя ОАО "Сбербанк России" Тимошенко Е.А., а также генерального директора ЗАО ФСК "Гарант" Некрасова С.Ф.,

на решение Ленинского районного суда города Ставрополя от 19 сентября 2014 года,

по гражданскому делу по иску Федько С.И., Федько Т.И., Федько Ю.В., Прониной Т.А., Дужик И.И ... к ЗАО Финансово - строительной компании "Гарант", ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ", о признании недействительным договора уступки прав (требований) N 3 от 15.09.2010 года,

заслушав доклад судьи Дубинина А.И.,

установила:

Федько С.И ... Федько Т.И., Федько Ю.В., Пронина Т.А., Дужик И.И. обратились в суд с исковым заявлением к ЗАО Финансово - строительной компании "Гарант", ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ", третьим лицам Железнякову Н.Н., Замятину А.А., Рогову B.C., ООО СПК "Колхоз Родина" и ООО СПК колхоз "Родина" о признании недействительным договора уступки прав (требований) N 3 от 15.09.2010 года, ссылаясь на то, что во второй половине сентября 2013 года им стало известно о том, что 15.09.2010 года между Сбербанком и ЗАО Финансово - строительной компании "Гарант" был заключен договор уступки прав N 3, согласно которому Сбербанк уступил ЗАО Финансово - строительной компании "Гарант" права требования к Федько С.И., Федько Т.Н., Прониной Т.А., Дужик И.И., вытекающие из кредитных договоров, договоров залога и ипотеки. Считают, что договор уступки прав N 3 от 15.09.2010 года противоречит нормам материального права и являются недействительным.

15.09.2009 года между истцами и АК Сберегательным банком РФ заключен кредитный договор N 299000071 и 20.02.2009 г. кредитный договор N 299000008.

15.09.2010 года Банк заключил договор уступки прав требования N 3 с ЗАО ФСК "Гарант", в соответствии с которым Банк передал ЗАО ФСК "Гарант" право требования к истцам, вытекающее из частично исполненных выше указанных кредитных договоров, договоров залога и ипотеки на сумму 16734783 рубля. Учитывая, что указанными выше кредитными договорами не согласовано условие о возможности уступки права требования по договору третьим лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, уступка прав по вышеуказанным кредитным договорам, договорам залога и ипотеки ЗАО ФСК "Гарант", не обладающему специальным правовым статусом кредитора, нарушает права истцов, как потребителей, не давших согласие на уступку с лицом, не имеющим лицензии. Кроме того, личность кредитора - ЗАО ФСК "Гарант", с учетом требования о наличии у него лицензии на право осуществления банковской деятельности, имеет существенное значение.

Считают, что уступка права требования субъектам не банковской сферы противоречит специальному банковскому законодательству, требующему лицензировать банковские операции. Банк не вправе был осуществлять переуступку права требования задолженности с истцов по кредитным договорам N 299000071 от 15.09.2009 г. и N 299000008 от 20.02.2009 г., договорам залога и ипотеки ЗАО ФСК "Гарант", как лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности, поскольку такое право в договорах, заключенных между Банком и потребителями (истцами по делу), отсутствовало.

Просят суд признать договор уступки прав (требований) N 3 от 15 сентября 2010 года между Акционерным коммерческим Сберегательным банком РФ (ОАО) и Закрытым акционерным обществом Финансово-строительная компания "Гарант" недействительным.

Обжалуемым решением Ленинского районного суда города Ставрополя от 19 сентября 2014 года исковые требования Федько С.И ... Федько Т.И., Федько Ю.В., Пронина Т.А., Дужик И.И. удовлетворены в полном объеме.

В апелляционной жалобе представитель ОАО "Сбербанк России" по доверенности Тимошенко Е.А. просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новое решение, отказав в удовлетворении иска. Указывает, что на спорные правоотношения закон "О защите прав потребителей" не применяется, поскольку по настоящему делу кредитные договоры заключались не с гражданином - потребителем финансовой услуги, а с юридическим лицом - СПК колхоз "Родина". Юридическое лицо не может являться субъектом, на которое распространяет свое действие закон "О защите прав потребителей". Считает несостоятельным вывод суда первой инстанции о том, что ЗАО ФСК "Гарант" не будучи субъектом банковской деятельности, не может заменить банк в качестве основного кредитора, равнозначного кредитной организации по объему прав и обязанностей, в связи с отсутствием лицензии на осуществление банковской деятельности.

Генеральным директором ЗАО ФСК "Гарант" Некрасовым С.Ф. также подана апелляционная жалоба, которая содержит доводы, аналогичные доводам апелляционной жалобы представителя ОАО "Сбербанк России".

В возражениях на апелляционные жалобы Федько С.И., Федько Т.И., Федько Ю.В., Пронина Т.А., Дужик И.И. просят оставить решение суда первой инстанции без изменения, апелляционную жалобу представителя ОАО "Сбербанк России" без удовлетворения, ссылаясь на ее несостоятельность.

Истец Пронина Т.А., третьи лица, извещенные о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в судебное заседание судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда не явились, о причинах неявки не сообщили, в связи с чем на основании статей 327, 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского края находит возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Судебные извещения, направленные судом апелляционной инстанции в адрес истцов Федько Т.И., Федько С.И. Федько Ю.В., Дужик И.И. ответчика ЗАО Финансово-строительная компания "Гарант", возвращены с отметкой почтового отделения - "истек срок хранения".

Применительно к п. 35 Правил оказания услуг почтовой связи, утвержденных приказом Минкомсвязи России от 31.07.2014 N 234, и ч. 2 ст. 117 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, отказ в получении почтовой корреспонденции, о чем свидетельствует их возврат по истечении срока хранения, следует считать надлежащим извещением о слушании дела.

Указанные выше обстоятельства, судебной коллегией расцениваются как надлежащее извещение истцов Федько Т.И., Федько С.И., Федько Ю.В., Дужик И.И., ответчика ЗАО Финансово-строительная компания "Гарант" о времени и месте заседания суда апелляционной инстанции и полагает возможным с учетом требований ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассмотреть дело в их отсутствие.

Исследовав материалы гражданского дела, заслушав представителя ПАО "Сбербанк России" Решетняк Е.А., обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах, возражениях на апелляционную жалобу, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 195 ГПК РФ, решение должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с п. 3 разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении", решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

Между тем, указанным требованиям закона решение суда первой инстанции не соответствует.

В силу п. 1 и п. 2 ст. 382 ГК Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент возникновения правоотношений) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты (п. 1 ст. 384 ГК Российской Федерации).

Судом первой инстанции установлено и следует из материалов дела, что 20.02.2009 года между ОАО "Сбербанк России" и СПКК "Родина" заключен кредитный договор N 299000008, по которому банк предоставил заемщику кредит в сумме 9500000 рублей для погашения ссудной задолженности в коммерческом банке на срок по 20.09.2009 года (т.1 л.д. 82-90).

Дополнительным соглашением N 1 от 10.09.2009 года к указанному кредитному договору стороны договорились о пролонгации срока его действия до 22.03.2010 года (т.1 л.д. 91-92).

15.09.2009 года между ОАО "Сбербанк России" и СПКК "Родина" заключен кредитный договор N 299000071, по условиям которого последнему предоставлен кредит в сумме 6500000 рублей для пополнения оборотных средств (приобретения минеральных удобрений) до 14.09.2010 года (т.1 л.д. 59-68).

Обеспечением исполнения обязательств по указанным кредитным договорам являлись:

- залог недвижимого имущества по договору ипотеки N 239 от 03.02.2009 года и дополнительных соглашений к нему, заключенному банком с Федько С. И. (т.1 л.д. 73-77);

- залог недвижимого имущества по договору ипотеки N 240 от 25.02.2009 года и дополнительных соглашений к нему, заключенному с Федько Л. Д.;

- залог сельскохозяйственной техники по договору залога N 237/1 от 16.01.2009 года и дополнительных соглашений к нему, заключенному с Федько С. И.;

- залог сельскохозяйственного оборудования по договору залога N 237/2 от 16.01.2009 года и дополнительных соглашений к нему, заключенному с Федько С. И.;

- залог транспортных средств по договору залога N 237/3 от 16.01.2009 года и дополнительных соглашений к нему, заключенному с Федько С. И.;

- залог транспортного средства по договору залога N 237/4 от 16.01.2009 года и дополнительных соглашений к нему, заключенному с Федько Т. И.;

- залог транспортного средства по договору залога N 237/5 от 16.01.2009 года и дополнительных соглашений к нему, заключенному с Федько Л. Д.;

- поручительство физических лиц: Федько С. И. (договоры поручительства N 184/1 от 20.02.2009 года и N 247/1 от 15.09.2009 года), Прониной Т. А. (договоры поручительства N 184/2 от 20.02.2009 года и N 247/3 от 15.09.2009 года), Федько Л. Д. (договоры поручительства N 184/3 от 20.02.2009 года и N 247/2 от 15.09.2009 года), Федько Т. И. (договоры поручительства N 184/4 от 20.02.2009 года и N 247/4 от 15.09.2009 года), Федько Ю. В. (договоры поручительства N 184/5 от 20.02.2009 года и N 247/5 от 15.09.2009 года), Дужик И. И. (договоры поручительства N 245/1 от 10.09.2009 года и N 247/8 от 15.09.2009 года), Железнякова Н. Н. (договоры поручительства N 184/6 от 20.02.2009 год и N 247/6 от 15.09.2009 года), Замятина А. А. (договоры поручительства N 184/7 от 20.02.2009 года и N 247/7 от 15.09.2009 года), Рогова В. С. (договор поручительства N 184/8 от 20.02.2009 года).

В соответствии с договором уступки прав (требований) N 3 от 15.09.2010 года ОАО "Сбербанк России" (цедент) и ЗАО Финансово-строительная компания "Гарант" (цессионарий) заключили договор о том, что цедент уступает цессионарию права (требования) к сельскохозяйственному производственному кооперативу - колхозу "Родина", Федько Т. И., Федько С. И., вытекающие из кредитного договора от 20.02.2009 года и кредитного договора от 15.09.2009 года, по договорам залога NN 237/1, 237/2, 237/3, 237/4, 237/5 от 16.01.2009 года, договора ипотеки N 240 от 25.02.2009 года и договора ипотеки N 239 от 03.02.2009 года (т.1 л.д. 12-13).

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями ст. 382, 384, 385, 388 Гражданского кодекса РФ, пришел к выводу, что сделка уступки банком права требования по кредитному договору новому кредитору ЗАО ФСК "Гарант" ничтожна, поскольку у банка права передавать требования по кредитному договору лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности не имелось.

Судебная коллегия не может согласиться с указанным выводом суда первой инстанции, поскольку он не соответствует исследованным материалам дела и нормам действующего законодательства РФ.

В силу п. 1 и п. 2 ст. 382 ГК Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты (п. 1 ст. 384 ГК Российской Федерации).

Согласно пункту 2 статьи 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. При этом денежное обязательство перед кредитором не носит личного характера.

Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить право требования по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельности. Уступка требований по кредитному договору не относится к числу банковских операций, указанных в статье 5 ФЗ "О банках и банковской деятельности". Ни статья 819 ГК РФ, ни ФЗ "О банках и банковской деятельности" не содержат предписания о возможности реализации прав кредитора по кредитному договору только кредитной организацией.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

По настоящему спору банк уступил права (требования), возникшие на основании кредитных договоров, заключенных с субъектом предпринимательской деятельности - СПК колхозом "Родина".

Истцы Федько С.И., Федько Т.И., Федько Ю.В., Пронина Т.А., Дужик И.И., Железняков Н.Н., Замятин А.А., Рогов B.C., заемщиками не являются, а обеспечивают исполнение обязательств заемщика, в связи с чем нормы Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" и положения, содержащиеся в пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", к данным правоотношениям неприменимы.

В данном случае отношения по возникшему спору регулируются положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах, вытекающих из договоров займа, поручительства и залога имущества.

В соответствии с пунктом 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Действующее законодательство не содержит запрета на уступку банком прав (требований) по кредитным обязательствам должника, связанных с осуществлением им предпринимательской или коммерческой деятельности, в пользу нового кредитора, не являющимся кредитной организацией и не имеющим лицензии на занятие банковской деятельностью, в отсутствие соответствующего условия в договоре и согласия заемщика.

Уступаемое право требования по денежным обязательствам СПК колхоз "Родина" перед ОАО "Сбербанк России" связано с осуществлением должником по этому обязательству предпринимательской деятельности, что в силу закона свидетельствует о возможности переуступки прав по кредитным договорам, из которых возникло данное обязательство, без каких-либо исключений.

В силу пункта 1 статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

При уступке прав по кредитному договору переход права (требования) по основному обязательству должника осуществляется в комплексе с правами, обеспечивающими исполнение основного обязательства, в том числе с правами, возникающими из договора поручительства, договора залога и договора ипотеки.

Возможность уступки права (требования) по договору ипотеки предусмотрена пунктом 1 статьи 47 Федерального закона от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)", согласно которой залогодержатель вправе осуществлять уступку прав (требований) по договору об ипотеке или по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) любым третьим лицам, если законом или договором не предусмотрено иное.

Если не доказано иное, уступка прав по договору об ипотеке означает и уступку прав по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) (пункт 2 статьи 47 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)".

При этом законом не предусмотрена необходимость получения согласия должника на переход при уступке права (требования) к новому кредитору прав, обеспечивающих исполнение должником денежного обязательства, а также возможность перехода таких прав только к кредитору, имеющему лицензию на осуществление банковской деятельности.

В соответствии с пунктом 2 статьи 389 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.

Абзац 3 пункта 3 статьи 47 Закона об ипотеке (в редакции, действующей в момент заключения договора уступки) предусматривает, что уступка прав по обеспеченному ипотекой обязательству (основному обязательству) в соответствии с пунктом 1 статьи 389 Гражданского кодекса Российской Федерации должна быть совершена в той форме, что и договор, из которого это обязательство возникло.

Следовательно, переход требования по договору ипотеки в результате уступки требования по основному обязательству подлежит государственной регистрации.

Согласно статье 19 Федерального закона от 16.07.1998 года N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" ипотека подлежит государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним в порядке, установленном Федеральным законом о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

С момента уступки прав требования по обязательству, обеспеченному ипотекой, к новому кредитору переходят права залогодержателя по договору ипотеки (статья 384 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Однако до государственной регистрации перехода к новому кредитору прав по ипотеке предъявленные им требования, основанные на договоре об ипотеке, удовлетворению не подлежат.

Действительно на момент рассмотрения дела судом первой инстанции оспариваемый договор уступки прав (требований) не прошел государственной регистрации.

Вместе с тем, указанные обстоятельства не ставились на обсуждение суда первой инстанции и в качестве оснований для признания оспариваемого договора недействительным не заявлены.

При рассмотрении апелляционных жалоб стороной ответчика представлены доказательства государственной регистрации указанного договора уступки прав (требований), а потому судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения исковых требований о признании спорного договора недействительным в том числе и по основаниям отсутствия его государственной регистрации.

При таких обстоятельствах, допущенные судом при рассмотрении дела нарушения норм материального права являются существенными, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены решения.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что решение суда первой инстанции законным признать нельзя, оно подлежит отмене, с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь статьями 327 - 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда города Ставрополя от 19 сентября 2014 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Федько С.И., Федько Т.И., Федько Ю.В., Прониной Т.А., Дужик И.И. к ЗАО Финансово - строительной компании "Гарант", ОАО "Акционерный коммерческий Сберегательный банк РФ", о признании недействительным договора уступки прав (требований) N 3 от 15.09.2010 года отказать.

Апелляционные жалобы представителя ОАО "Сбербанк России" Тимошенко Е.А., а также генерального директора ЗАО ФСК "Гарант" Некрасова С.Ф. удовлетворить.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.