Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 31 мая 2016 г. по делу N 33-3762/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Саратовского областного суда от 31 мая 2016 г. по делу N 33-3762/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда в составе:

председательствующего Колемасовой В.С.,

судей Аршиновой Е.В., Щипуновой М.В.,

при секретаре Белохвостовой О.С.,

с участием прокурора Анашкина А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Волгина Д.Н. к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда по апелляционным жалобам Волгина Д.Н. и Министерства финансов Российской Федерации на решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 25 февраля 2016 года, которым исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Аршиновой Е.В., выслушав объяснения представителя ответчика Министерства финансов Российской Федерации - Федоровой О.Н., поддержавшей доводы апелляционной жалобы ответчика и возражавшей против доводов жалобы истца, заключение прокурора, полагавшего решение суда законным, обсудив доводы апелляционных жалоб, рассмотрев материалы дела, судебная коллегия

установила:

Волгин Д.Н. обратился в суд с вышеуказанным иском и просил взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсацию морального вреда за незаконное привлечение к уголовной ответственности в размере 900 000 руб. В обоснование заявленных требований указывал, что 9 февраля 1995 года он был задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 127 ч. 2, ст. 211 ч. 2 УК РСФСР, с последующим заключением под стражу с содержанием в следственном изоляторе. Приговором Ленинского районного суда г. Саратова от 19 июля 1995 года Волгин Д.Н. был оправдан, мера пресечения отменена. В период с 09 февраля 1995 года по 19 июля 1995 года он незаконно привлекался к уголовной ответственности и содержался под стражей, чем ему были причинены нравственные страдания, связанные с переживаниями, унижением.

Решением Октябрьского районного суда г. Саратова от 25 февраля 2016 года с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Волгина Д.Н. взыскана компенсация морального вреда в размере 5 000 руб.

Волгин Д.Н. подал апелляционную жалобу, в которой просит решение Октябрьского районного суда г. Саратова отменить. Считает необоснованно заниженным размер компенсации морального вреда, указывает, что суд не учел всех обстоятельств по делу.

В апелляционной жалобе Министерства финансов Российской Федерации поставлен вопрос об отмене состоявшегося по делу решения суда и о принятии нового решения об отказе в удовлетворении требований по тем основаниям, что за Волгиным Д.Н. не признано в установленном законом порядке право на реабилитацию.

Иные лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы надлежащим образом, в судебное заседание не явились, об отложении судебного разбирательства не ходатайствовали, в связи с чем, руководствуясь ст. 167 ГПК Российской Федерации, судебная коллегия рассмотрела дело в их отсутствие.

Проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК Российской Федерации, в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия считает решение суда подлежащим изменению исходя из следующего.

Согласно ст. 6 УПК Российской Федерации одной из целей уголовного судопроизводства является защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

В соответствии с п. 1 ст. 1070 ГК Российской Федерации вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

На основании ст. 12 Федерального закона от 26 января 1996 года N 15-ФЗ "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" действие ст. 1070 ГК Российской Федерации распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года, и причиненный вред остался невозмещенным. С 03 августа 1992 года на территории Российской Федерации было распространено действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года N 2211-1, положения которых применялись до 1 января 1995 года - до введения в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. Положения ст. 131 указанных Основ предусматривали возможность возмещения морального вреда (физических или нравственных страданий), причиненного гражданину неправомерными действиями, в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом. Таким образом, по правоотношениям, возникшим после 1 марта 1993 года, компенсация морального вреда (в том числе и в денежной форме), причиненного гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу и подписки о невыезде, взыскивается независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, если причиненный вред на дату введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации остался невозмещенным.

В силу ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Как установлено ст. 1100 ГК Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и тому подобное), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как установлено судом и следует из материалов дела, приговором Ленинского районного суда г. Саратова от 19 июля 1996 года (вынесен после даты вступления в законную силу ГК Российской Федерации) Волгин Д.Н. оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 211, ч. 2 ст. 127 УК РСФСР, за недоказанностью его участия в совершении преступления. Избранная в отношении Волгина Д.Н. мера пресечения в виде заключения под стражу отменена.

Вологин Д.Н. незаконно содержался под стражей с 10 февраля 1995 года по 14 августа 1995 года

Принимая решение об удовлетворении требований Волгина Д.Н. о компенсации морального вреда, причинённого незаконным уголовным преследованием и содержанием под стражей, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что Волгин Д.Н. оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 211, ч. 2 ст. 127 УК РСФСР, за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Данные выводы суда основаны на обстоятельствах, установленных по делу, имеющихся в деле доказательствах, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями статьи 67 ГПК РФ.

Судебная коллегия соглашается с указанными выше выводами суда первой инстанции и оценкой исследованных им доказательств, поскольку при разрешении спора суд правильно определилхарактер спорных правоотношений, закон, которым следует руководствоваться при разрешении спора, и обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда мотивированы, соответствуют требованиям материального закона и установленным обстоятельствам дела.

Являются несостоятельными доводы апелляционной жалобы Министерства финансов Российской Федерации об отсутствии оснований для взыскания компенсации морального вреда ввиду отсутствия судебного постановления, которым за Волгиным Д.Н. признано право на реабилитацию.

Так, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеет подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор.

Исходя из разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, данных в п. 9 постановления Пленума от 29 ноября 2011 года N 17 "О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве", основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является постановленный в отношении него оправдательный приговор или вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ.

Кроме того, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 21 апреля 2005 года N 242-О, действующее законодательство - в единстве различных его предписаний, включая те, которые содержатся в ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей", не исключает принятие судом решения о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного гражданину незаконным привлечением его к уголовной ответственности и незаконным применением к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, в том числе в случаях, когда органом предварительного расследования, прокурором или судом не принято решение о полной реабилитации подозреваемого или обвиняемого.

Вместе с тем судебная коллегия полагает, что вывод суда первой инстанции в части определения размера компенсации морального вреда сделан без учёта фактических обстоятельств дела и норм материального права по следующим основаниям.

При определении размера денежной компенсации морального вреда суды могут принимать во внимание размер справедливой компенсации в части взыскания морального вреда, присуждаемой Европейским Судом за аналогичное нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 года и протоколов к ней").

Определяя размер компенсации морального вреда в сумме 5 000 руб., суд первой инстанции не принял во внимание, что длительное незаконное уголовное преследование и содержание под стражей по обвинению в совершении преступления, не могло ни оказать отрицательного влияния на моральное и психологическое состояние Волгина Д.Н. Избранная истцу мера пресечения в виде заключения под стражу, являющаяся мерой процессуального принуждения, в совокупности с иными процессуальными действиями, совершенными в рамках производства по уголовному делу, причинили ему моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях и переживаниях.

В этой связи судебная коллегия считает, что определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда нельзя признать обоснованным, он не отвечает требованиям разумности и справедливости, и, руководствуясь п. 2 ст. 328, п. п. 3 и 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, судебная коллегия считает необходимым изменить решение суда первой инстанции в этой части.

Исходя из обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных истцу нравственных страданий, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости, судебная коллегия определяет подлежащий к взысканию размер компенсации морального вреда в сумме 100 000 руб.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327.1, 328, 329, 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда г. Саратова от 25 февраля 2016 года изменить в части размера компенсации морального вреда.

Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Волгина Д.Н. в счет компенсации морального вреда 100 000 руб.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.