Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 15 июня 2016 г. по делу N 33-1851/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Липецкого областного суда от 15 июня 2016 г. по делу N 33-1851/2016

 

судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Игнатенковой Т.А.

судей Маншилиной Е.И., Михалевой О.В.

при секретаре Киселеве А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке гражданское дело по апелляционной жалобе истца Тормышовой А.П. на решение Грязинского городского суда Липецкой области от 24 марта 2016 года, которым постановлено:

В удовлетворении искового заявления Тормышевой А.П. к Кюркчю М.Д. о признании недействительным заключенного ДД.ММ.ГГГГ договора купли-продажи земельного участка и жилого дома, расположенных по адресу: "данные изъяты", - отказать.

Заслушав доклад судьи Маншилиной Е.И., судебная коллегия

установила:

Тормышева А.П. обратилась в суд с иском к Кюркчю М.Д. о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи земельного участка и жилого дома. В обоснование заявленных требований указала, что при заключении с ответчиком договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: "адрес", она была введена в заблуждение, полагая, что подписывает договор дарения дома своей дочери И.В.А. Экземпляр договора ей не вручали. Предусмотренную п. 3 договора сумму денег в размере "данные изъяты" до подписания договора и после его подписания ей никто не передавал. Истец ссылалась на наличие у нее плохого зрения, наличие инвалидности третьей группы, лечение в "данные изъяты"

В судебном заседании истец Тормышева А.П. и ее представитель адвокат Полещук В.И. иск поддержали, объяснили, что истица не понимала характера совершаемой сделки и содержания документов, которые подписывала, думала, что совершает договор дарения в пользу дочери. Никаких денег по сделке она не получала. Истец объяснила, что сын истицы Тормышев Н.А. взял у неких лиц

деньги в долг под залог дома истицы, а вместо оформления залога был заключен оспариваемый договор купли-продажи.

Ответчик Кюркчю М.Д., извещенная о слушании дела, в судебное заседание не явилась, ее представитель Быкова И.В. в судебном заседании иск не признала, ссылаясь на его необоснованность.

Суд постановилрешение, которым Тормышевой А.П. отказал в удовлетворении иска.

В апелляционной жалобе истец Тормышова А.П. просит отменить решение суда, ссылаясь на нарушение судом норм материального права.

Изучив материалы дела, выслушав объяснения истца Тормышовой А.П., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, возражения представителя ответчика Быкова И.В., обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, проверив законность и обоснованность решения исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно пункту 1 статьи 549 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (статья 130).

Пунктом 1 статьи 551 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что переход к покупателю права собственности на недвижимое имущество по договору продажи недвижимости подлежит государственной регистрации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Согласно пункту 2 этой же статьи, при наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

Согласно пункту 3 указанной статьи, заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

На основании пункта 5 приведенной статьи, суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

Исходя из вышеприведенных положений норм материального права, заблуждение относительно условий сделки, ее природы должно иметь место на момент совершения сделки и быть существенным. Сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации с делка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Таким образом, основание недействительности сделки, предусмотренное в приведенной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

В силу закона указанная сделка является оспоримой, в связи с чем, лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по вышеуказанным основаниям, в силу статьи 56 ГПК РФ факт заключения сделки с пороком воли, под влиянием заблуждения возлагается на истца.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ. между Тормышевой А.П. и Кюркчю М.Д. заключен договор купли-продажи , по условиям которого Тормышева А.П. продала Кюркчю М.Д. земельный участок и жилой дом, расположенные по адресу: "адрес" (л.д. 24). Из п. 3 договора следует, что земельный участок и жилой дом оцениваются сторонами в "данные изъяты" рублей. Факт передачи указанных денежных средств по договору подтверждается распиской от 11.03.2015г. Подпись в договоре и в расписке Тормышева А.П. не оспаривала. Право собственности на спорное имущество ДД.ММ.ГГГГ. зарегистрировано за Кюркчю М.Д. (л.д. 4, 22, 23).

В обоснование заявленных требований истец ссылалась на то, что договор был заключен ею под влиянием заблуждения, поскольку в силу плохого состояния здоровья, плохого зрения, она заблуждалась относительно природы сделки и значения своих действий, полагая, что подписывает договор дарения на имя дочери И.В.А. Тормышева А.П. объяснила, что не понимала, что заключает договор купли-продажи, считала, что подписывает договор дарения жилого дома и земельного участка дочери И.В.А. Договор она не читала, его содержание ей неизвестно. Никаких денег по договору не получала. Дом продавать она не желала, так как это ее единственное жилье. Считает, что дом у нее отобрали за долги сына.

Как следует из показаний свидетеля Т.Н.А. - "данные изъяты", он договорился с мужчинами по имени "данные изъяты" и "данные изъяты" о передаче ему денег в долг под залог дома матери. Он привез мать в МФЦ в г. Липецк вместе с документами на дом, документы его матерью оформлялись в МФЦ, он при этом не присутствовал, но получил от Максима "данные изъяты". Думал, что в МФЦ оформят залог, а был заключен договор купли-продажи, о чем он не знал.

Свидетель Ф.П.М. в суде показала, "данные изъяты"", согласно документам она принимала ДД.ММ.ГГГГ на регистрацию договор между Тормышевой А.П. и Кюркчю М.Д. Стороны она не помнит, но при приеме документов по сделкам купли-продажи она всегда выясняет, понятно ли сторонам содержание договора и произведен ли между ними расчет по договору.

Из материалов дела следует, что Тормышева А.П. "данные изъяты" (л.д. 7, 35), а также в период рассмотрения дела с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 37, 42).

Для проверки доводов о психологическом состоянии Тормышовой А.П. на момент совершения оспариваемой сделки была назначена и проведена стационарная комплексная психолого - психиатрическая экспертиза.

Из заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов ОКУ "Липецкая областная психоневрологическая больница" от ДД.ММ.ГГГГ N следует, что Тормышева А.П. страдала на момент заключения оспариваемого договора купли купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ "данные изъяты" "данные изъяты" "данные изъяты" "данные изъяты" Таким образом, в момент заключения договора купли-продажи ДД.ММ.ГГГГ. Тормышева А.П. в каком-либо состоянии, которое могло бы лишить её возможности понимать значение своих действий или руководить ими не находилась, она могла в полной мере осознанно и свободно принимать решение и руководить своими действиями по его реализации.

По заключению психолога Тормышева А.П. в юридически значимый период, то есть на момент заключения оспариваемого договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, в каком-либо психологическом состоянии, которое могло бы повлиять на ее способность понимать значение своих действий и руководить ими ("ввести в заблуждение") не находилась. Повышенной внушаемости и подчиняемости не выявила, что можно также экстраполировать на период заключения оспариваемой сделки. Тормышева А.П. выявила тенденцию к рентным установкам в поведении с активной демонстрацией своей психической несостоятельности.

Выводы заключения сторонами не оспорены.

Суд обоснованно признал заключение комиссии экспертов допустимым доказательством по делу, поскольку экспертиза проведена комиссией, все члены которой имеют соответствующее образование и значительный стаж экспертной деятельности, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации. Заключение комиссии экспертов содержит подробное описание проведенного исследования, является мотивированным, содержит исчерпывающие ответы на поставленные судом вопросы. Оснований сомневаться в объективности экспертного заключения у суда не имелось.

Доказательств, опровергающих заключение экспертизы, истцом не представлено.

Оценив заключение комиссии экспертов в совокупности с иными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей, допрошенных по ходатайствам сторон, письменными доказательствами по правилам п. 1 ст. 67 ГПК РФ, суд пришел к верному выводу о том, что оснований для удовлетворения заявленных требований не имеется, поскольку неспособность Тормышовой Н.А. понимать значение своих действий и руководить ими на момент заключения оспариваемой сделки купли - продажи недвижимого имущества, заблуждение относительно природы сделки, объективно не подтверждены. В договоре купли-продажи выражена действительная воля Тормышовой Н.А. по распоряжению принадлежащим ей имуществом.

Истицей не представлено суду доказательств, подтверждающих, что она заблуждалась относительно природы сделки, а именно: относительно совокупности свойств сделки, характеризующих ее сущность, а также доказательств отсутствия ее воли на совершение сделки купли продажи жилого дома и земельного участка либо того, что воля сформировалась под влиянием факторов, нарушающих нормальный процесс такого формирования. Также не представлено доказательств того, что стороны, заключая оспариваемый договор, преследовали иные цели, чем предусматривает договор дарения.

Исходя из содержания договора, истец подтвердила, что на момент заключения не состоит под опекой и попечительством, не страдают заболеваниями, препятствующими осознать суть договора, а также отсутствуют обстоятельства, вынуждающие совершать данную сделку на крайне невыгодных для себя условиях.

Договор купли - продажи от ДД.ММ.ГГГГ совершен в установленной законом форме, с согласованием всех существенных условий, подписан сторонами, условия договора изложены прямо, возможности трактовать его двусмысленно не имеется.

Таким образом, заключая спорный договор, истец по своему усмотрению реализовали свое право собственника по распоряжению принадлежащим им имуществом в соответствии со ст. 421 ГК РФ, данных о том, что истец не понимали сущность сделки купли продажи или в момент ее совершения не была способны понимать значение своих действий или руководить ими не представлено.

Ссылка на то, что спорная квартира является единственным жильем истца, правового значения при рассмотрении спора о недействительности сделки не имеет. В силу статьи 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам, в том числе отчуждать свое имущество в собственность других лиц.

Довод истца о безденежности договора купли-продажи судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку истцом не представлено доказательств, подтверждающих обстоятельства безденежности заключенной сделки, факт получения Тормышовой Н.А. по договору подтверждается распиской от ДД.ММ.ГГГГ. с ее личной подписью , что истцом не оспаривалось.

Довод апелляционной жалобы о том, что расписка о получении денег по договору была подписана под психологическим давлением со стороны двух незнакомых мужчин, которые приехали к ней домой в ночное время, не были предметом рассмотрения суда первой инстанции, поэтому в силу ч. 4 ст. 327.1 ГПК РФ, не могут быть приняты и рассмотрены судом апелляционной инстанции.

Ссылка истца на неосновательное обогащение ответчика не подтверждена доказательствами и является необоснованной.

Доводов, которые бы имели правовое значение для разрешения спора и нуждались в дополнительной проверке, апелляционная жалоба истца не содержит.

Суд правильно определилюридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку представленным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановилрешение, отвечающее нормам материального права. Процессуальных нарушений, влекущих безусловную отмену судебного решения, судом первой инстанции не допущено. Оснований для отмены решения суда, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, по доводам жалобы судом апелляционной инстанции не установлено.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Грязинского городского суда Липецкой области от 24 марта 2016 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу истца Тормышовой А.П. - без удовлетворения.

 

Председательствующий: /подпись/

 

Судьи: /подписи/

Копия верна.

 

Судья:

Секретарь:

5

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.