Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 02 июня 2016 г. по делу N 11-7341/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Челябинского областного суда от 02 июня 2016 г. по делу N 11-7341/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Киневой О.Н.,

судей Беломестновой Ж.Н., Никитенко Н.В.,

при секретаре Шарафутдиновой Э.И.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 02 июня 2016 года в городе Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе Ботова Д.Б., Симаковой О.Б. на решение Советского районного суда г. Челябинска от 05 февраля 2016 года по иску Ворошилова Д.А. к Симаковой О.Б., Ботову Д.Б. о признании недействительным договора купли-продажи, взыскании денежных средств.

Заслушав доклад судьи Киневой О.Н. об обстоятельствах дела, доводах жалобы, представителей ответчика Ботова Д.Б. - Власову А.С, ответчика Симаковой О.Б. - Хейло В.В., третьего лица Ворошиловой О.А. - Бавина А.Н., третьего лица Мотовилиной И.Н. - Арапову В.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы, представителя истца Ворошилова Д.А. -Крохина О.А., возражавшего против доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Ворошилов Д.А. обратился в суд с иском к Симаковой О.Б., Ботову Д.М. о расторжении договора купли-продажи жилого дома и земельного участка по адресу: ****, заключенного 29 января 2014 года между В.А.А. в лице Ботова Д.С, действовавшего по доверенности (продавец), и Симаковой О.Б. (покупатель), истребовании у Симаковой О.Б. в пользу Ворошилова Д.А. указанного недвижимого имущества в качестве неосновательного обогащения, признании недействительным договора купли-продажи от 29 января 2014 года, применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества от Симаковой О.Б. и включения его в наследственную массу после смерти В.А.А., признании права собственности Ворошилова Д.А. на вышеуказанные жилой дом и земельный участок.

В ходе рассмотрения дела исковые требования неоднократно уточнялись, в качестве соистца была привлечена Ворошилова О.А.

Ворошилов Д.А. и Ворошилова О.А., уточнив исковые требования, в итоге просили признать недействительным договор купли-продажи жилого дома и земельного участка по адресу: **** (ул. ****), заключенный 29 января 2014 года между

В.А.А. в лице Ботова Д.С, действовавшего по доверенности (продавец), и Симаковой О.Б. (покупатель), взыскать с Ботова Д.Б., Симаковой О.Б. солидарно в пользу каждого истца в общую долевую собственность наследственного имущества В.А.А. денежные средства в размере по **** рублей в качестве возмещения стоимости по 1/2 доли земельного участка с кадастровым номером **** площадью **** кв.м. и по 1/2 доли жилого дома площадью **** кв.м. по адресу: ****, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере **** рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере **** рублей.

В обоснование требований указано, что Ворошилов Д.А. и Ворошилова О.А. являются детьми В.А.А., умершего **** года. В.А.А. являлся собственником жилого дома площадью **** кв.м. и земельного участка площадью **** кв.м. по адресу: **** (ул. ****). 29 января 2014 года между Ботовым Д.Б., действующим по доверенности от имени В.А.А. (продавец), и Симаковой О.Б. (покупатель) был заключен договор купли-продажи указанного недвижимого имущества за **** рублей (из них жилой дом - за **** рублей, земельный участок - за **** рублей). Право собственности покупателя зарегистрировано 05 февраля 2014 года. Истцы полагают сделку недействительной, как совершенную представителем Ботовым Д.С. в ущерб интересам продавца В.А.А., в связи с явной несоразмерностью продажной цены - **** рублей с рыночной стоимостью имущества - **** рубля. Покупатель Симакова О.Б. не могла не знать о причиняемом продавцу ущербе, поскольку является сестрой Ботова Д.С, проживает с ним совместно, их общими действиями дом снесен, земля продана Мотовилиной И.Н. за цену, значительно превышающую покупную - **** рублей (л.д. 185-186 т. 2).

Определением Советского районного суда г. Челябинска от 05 февраля 2016 года принят отказ Ворошиловой О.А. от исковых требований, производство по делу в указанной части прекращено.

Истец Ворошилов Д.А. в судебном заседании при надлежащем извещении участия не принимал.

Ответчики Ботов Д.Б., Симакова О.Б., третьи лица Мотовилина И.Н., Ворошилов В.А., Ворошилова О.А. при надлежащем извещении в судебном заседании участия не принимали.

Представитель ответчика Ботова Д.Б.- Власова А.С в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований.

Представитель ответчика Симаковой О.Б. - Хейло В.В. в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований.

Представитель третьего лица Мотовилиной И.Н. - Арапова В.В. в судебном заседании возражала против удовлетворения исковых требований.

Представитель третьего лица Ворошиловой О.А. - Бавин А.Н. в

судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований.

Решением суда первой инстанции исковые требования Ворошилова Д.А. удовлетворены частично: признан недействительным заключенный между В.А.А. и Симаковой О.Б. договор купли-продажи от 29 января 2014 года земельного участка и жилого дома по адресу: ****. С Симаковой О.А. в пользу Ворошилова Д.А. взысканы денежные средства в размере **** рублей **** копеек. С Симаковой О.А. в пользу Ворошилова Д.А. взысканы судебные расходы в размере **** рублей.

В апелляционной жалобе Ботов Д.Б., Симакова О.Б. просят решение суда отменить, принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований. Суд необоснованно не применил срок исковой давности по ходатайству ответчиков, не определилначало его течения и окончание, что привело к незаконному удовлетворению части исковых требований, пришел к неправильному выводу о ничтожности сделки, в то время как она является оспоримой. Оспариваемым договором интересы продавца В.А.А. не нарушены, поскольку задолго до его заключения у В.А.А. возникло намерение продать жилой дом и земельный участок Симаковой О.Б. за согласованную между ними сумму **** рублей, помимо которой Симакова О.Б. несла расходы на оформление правоустанавливающих документов на это имущество на имя В.А.А., повреждением этого намерения служат доверенности, выданные В.А.А. на имя Ботова Д.С. в 2008 году и в 2012 году. Истцом избран ненадлежащий способ защиты права, поскольку он, не являясь стороной договора, не вправе его оспаривать.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции истец Ворошилов Д.А., ответчики Ботов Д.Б., Симакова О.Б., третьи лица Мотовилина И.Н., Ворошилова О.А., Ворошилов В.А. не явились, извещены надлежащим образом, об уважительных причинах неявки не сообщили, ответчики, третье лицо Мотовилина И.Н. просили рассмотреть дело без их участия с участием представителей, в связи, с чем судебная коллегия на основании положений ст. ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса РФ признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Заслушав явившихся участников процесса, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части взыскания денежных средств и госпошлины с Симаковой О.Б., с принятием в этой части нового решения о частичном взыскании денежных средств с Ботова Д.С, отказе в удовлетворении остальной части указанных требований, в связи неправильным применением норм материального права (п. 4 ч. 1 ст. 330

Гражданского процессуального кодекса РФ), в остальной части - законным и обоснованным.

Как установлено судом и следует из материалов дела, В.А.А. являлся собственником жилого дома по адресу: ****, общей площадью **** кв.м., на основании свидетельства о праве на наследство по закону от 20 октября 2010 года (л.д. 54 т. 1).

Распоряжением заместителя Главы администрации г. Челябинска по вопросам градостроительства от 26 августа 2013 года N 4828-г адрес данного жилого дома и земельного участка с кадастровым номером **** был изменен на ул. **** (л.д. 89 - 90 т. 1).

Распоряжением Главы Администрации Советского района г. Челябинска от 30 декабря 2013 года N 1264 В.А.А. был предоставлен в собственность земельный участок с кадастровым номером ****, площадью **** кв.м., по адресу: **** (л.д. 83 т.1).

29 января 2014 года между Ботовым Д.Б., действующим от имени В.А.А. по нотариально удостоверенной доверенности от 26 апреля 2012 года (продавец), и Симаковой О.Б. (покупатель) был заключен договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером ****, площадью **** кв.м., категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: приусадебный участок, и жилого дома площадью **** кв.м. по адресу: **** (л.д. 65 т. 1).

По условиям данного договора стоимость земельного участка оценивается сторонами в **** рублей, жилого дома - в **** рублей, общая сумма договора - **** рублей, расчет произведен сторонами до подписания настоящего договора.

Государственная регистрация права собственности Симаковой О.Б. произведена 05 февраля 2014 года.

Симакова О.Б. и Ботов Д.Б. являются родными братом и сестрой (л.д. 167- 170 т. 1).

**** года В.А.А. умер (л.д. 21 т. 1).

На момент смерти с наследодателем в квартире по адресу: **** были зарегистрированы его дети: Ворошилов Д.А., Ворошилова О.А. Ворошилов В.А. (л.д. 105, 106 т. 1).

После смерти В.А.А. - 02 октября 2014 года по заявлению Ворошилова Д.А. и Ворошиловой О.А. заведено наследственное дело N 210/2014. Также наследником указан сын Ворошилов В.А. (л.д. 101-111 т. 1).

14 октября 2014 года на имя Ворошилова Д.А. и Ворошиловой О.А. выданы свидетельства о праве на наследство по закону в 1 /3 доле каждому на 1/5 и 1/20 доли квартиры по адресу: **** (л.д. 109 об., 110 т. 1).

Жилой дом, расположенный на земельном участке по адресу: **** был демонтирован, после приобретения Симаковой О.Б

05 февраля 2015 года между Симаковой О.Б. (продавец) и Мотовилиной И.Н. (покупатель) был заключен договор купли-продажи земельного участка по адресу: ****, площадью **** кв.м. за **** рублей (л.д. 143 т. 2).

В настоящее время собственником данного земельного участка является Мотовилина И.Н., ее право собственности зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 17 февраля 2015 года (л.д. 178 т. 1).

В соответствии с заключением эксперта Г.М.С. ООО "Судебная экспертиза и оценка" от 17 июля 2015 года рыночная стоимость жилого дома площадью **** кв.м. и земельного участка площадью **** кв.м. по адресу: **** по состоянию на 29 января 2014 года составляет **** рубля, из них стоимость земельного участка -**** рублей, стоимость дома - **** рублей (л.д. 12-121 т. 2).

Признавая недействительным договор купли-продажи жилого дома и земельного участка от 29 января 2014 года, суд первой инстанции исходил из недобросовестности действий уполномоченного лица Ботова Д.Б., фактически действовавшего в ущерб интересам доверителя В.А.А., совершившего отчуждение его имущества в пользу своей сестры Симаковой О.Б. по заниженной цене **** рублей, в то время как его рыночная стоимость на момент отчуждения составляла **** рубля, не представившего доказательства передачи В.А.А. денежных средств в сумме **** рублей от продажи имущества, которые согласно договору переданы продавцом.

Судебная коллегия данный вывод суда первой инстанции находит правильным, соответствующим фактическим обстоятельствам дела, исследованным доказательствам, нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

В силу п. 1 ст. 185 Гражданского кодекса РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицам для представительства перед третьими лицами.

Согласно п. 1 ст. 182 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

В соответствии с п. п. 3, 4 ст. 1 Гражданского кодекса РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении

гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Согласно п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что если совершение сделки нарушает запрет, установленный пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пункты 1 или 2 статьи 168 ГК РФ).

В силу п. 1 ст. 168 Гражданского кодекса РФ за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Суд первой инстанции, исследовав фактические обстоятельства дела, пришел к правильному выводу о недобросовестности в действиях представителя продавца - Ботова Д.Б. при заключении от имени доверителя В.А.А. договора купли-продажи со своей сестрой Симаковой О.Б. по заниженной цене, не передачей ему причитающихся от продажи денежных средств, поскольку закон на любых участников гражданских правоотношений возлагает обязанность действовать добросовестно, а на представителей, чьи действия создают, изменяют и прекращают гражданские права непосредственно представляемого - обязанность добросовестно действовать именно в его интересах, к его максимальной выгоде.

В силу ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Ссылка в апелляционной жалобе на ненадлежащий способ защиты истцом права, поскольку он, не являясь стороной договора, не вправе его оспаривать, является необоснованной.

В силу п. 1 ст. 1110 Гражданского кодекса РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

Согласно ст. 1112 Гражданского кодекса РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя (п. 1 ст. 1142 Гражданского кодекса РФ).

В силу п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 73 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", наследники вправе обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным статьями 177, 178 и 179 ГК РФ, если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал, что не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.

Таким образом, Ворошилов Д.А., являясь наследником В.А.А. по закону первой очереди, к которому в порядке универсального правопреемства перешли имущественные права и обязанности наследодателя, вправе оспаривать заключенный им договор купли-продажи, в том числе по основанию его заключения представителем в ущерб интересам продавца.

Довод апелляционной жалобы о том, что оспариваемым договором интересы продавца В.А.А. не нарушены, поскольку задолго до его заключения у В.А.А. возникло намерение продать жилой дом и земельный участок Симаковой О.Б. за согласованную между ними сумму **** рублей, помимо которой Симакова О.Б. несла расходы на оформление правоустанавливающих документов на это имущество на имя В.А.А., подтверждением этого намерения служат доверенности, выданные В.А.А. на имя Ботова Д.С. в 2008 году и в 2012 году, не свидетельствует о неправильности вывода суда первой инстанции о недействительности договора по мотиву недобросовестного осуществления прав представителем.

Суд первой инстанции дал оценку указанным доводам ответчиков и пришел к правильному выводу о том, что доказательствами они не подтверждены.

Предварительный договор купли-продажи с указанием условий заключения основного договора между В.А.А. и Симаковой О.Б. не составлялся, свидетель С.Я.В. пояснил, что в ноябре 2013 года

В.А.А. имел намерение продать ему спорное имущество, но не смог, поскольку оформляемые Ботовым Д.Б. правоустанавливающие документы, со слов Ботова Д.Б., представленного В.А.А. в качестве риэлтора, не были готовы (л.д. 165-166 т. 2). Данное обстоятельство также подтвердил свидетель Т.А.В. (л.д. 166-167 т. 2).

Свидетель со стороны ответчиков - С.А.К., занимавшийся оформлением правоустанавливающих документов на земельный участок на имя В.А.А., с ним не был знаком. По поводу наличия между В.А.А. и Симаковой О.Б. соглашения о продаже ей дома и земельного участка и его условиях пояснений не давал. Денежные средства за свои услуги получил от Ботова Д.Б. (л.д. 183-184 т. 2).

Сама по себе выдача В.А.А. на имя Ботова Д.Б. нотариально удостоверенных доверенностей от 22 сентября 2008 года (л.д. 52 т. 1), от 26 апреля 2012 года (л.д. 64 т. 1) с правом принятия наследства, оставшегося после смерти матери В.З.П., регистрации права собственности на земельный участок и жилой дом, с правом продажи земельного участка и жилого дома по адресу: **** за цену и на условиях по своему усмотрению, получения причитающихся ему денег, наличие указанного ответчиками соглашения между В.А.А. и Симаковой О.Б. не подтверждает.

Земельный участок был продан Симаковой О.Б. по цене, значительно превышающей покупную цену.

Вместе с тем, признавая оспариваемый договор купли-продажи недействительным, суд пришел к выводу о его ничтожности по п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса РФ, с чем судебная коллегия согласиться не может.

В силу п. 1 ст. 168 Гражданского кодекса РФ за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Согласно пункту 2 настоящей статьи сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

К указанным в п. 2 ст. 168 Гражданского кодекса РФ случаям, оспариваемый договор не относится, поскольку не посягает на публичные интересы либо права и охраняемые интересы третьих лиц. В связи с чем, эта сделка, как совершенная в нарушение требований закона, является оспоримой.

Основываясь на ничтожности оспариваемого договора, суд первой инстанции пришел к неверному выводу о том, что срок исковой давности при признании его недействительным, не пропущен.

В силу п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Как разъяснено в пункте 73 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", оспаривание наследником сделки, совершенной наследодателем, который при жизни ее не оспаривал, не влечет изменения сроков исковой давности, а также порядка их исчисления. Вопрос о начале течения срока исковой давности по требованиям об оспоримости сделки разрешается судом исходя из конкретных обстоятельств дела (например, обстоятельств, касающихся прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых наследодателем была совершена сделка) и с учетом того, когда наследодатель узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса РФ).

О применении срока исковой давности ответчиками заявлено до вынесения судом решения.

Поскольку В.А.А. лично договор купли-продажи не заключал, то о заключенном Ботовым Д.Б. от его имени договоре должен был узнать не ранее даты государственной регистрации права собственности на спорное имущество за Симаковой О.Б. - 05 февраля 2014 года. Поэтому срок исковой давности на оспаривание этого договора истек 05 февраля 2015 года. Исковое заявление подано Ворошиловым Д.А. в суд 11 февраля 2015 года.

При этом истец просил восстановить срок исковой давности (л.д. 10 т.1).

Судебная коллегия полагает, что имеются основания для восстановления указанного срока, поскольку он пропущен истцом по уважительным причинам, к которым относится смерть продавца В.А.А.

через два дня после государственной регистрации права собственности Симаковой О.Б., что повлекло невозможность его обращения за защитой своих прав, своевременное обращение истца через представителя в Центральный районный суд г. Челябинска с аналогичным иском (27 января 2015 года - л.д. 32 т. 1), но нарушением правил подсудности ввиду невнимательности представителя, что повлекло возвращение искового заявления определением судьи от 28 января 2015 года (л.д. 31 т. 1).

Поскольку срок исковой давности восстановлен, довод апелляционной жалобы о необоснованном удовлетворении судом исковых требований в указанной части при наличии ходатайства ответчиков об истечении срока исковой давности, не может являться основанием к отмене решения суда в этой части.

Согласно п. 2 ст. 1141 Гражданского кодекса РФ наследники одной очереди наследуют в равных долях, за исключением наследников, наследующих по праву представления (статья 1146).

В силу п. п. 1, 2, 4 ст. 1152 Гражданского кодекса РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство (п. 1 ст. 1153 Гражданского кодекса РФ).

Придя к выводу о недействительности договора купли-продажи от 29 января 2014 года и нахождения на момент рассмотрения дела спорного земельного участка в собственности третьего лица Мотовилиной И.Н., добросовестность приобретения которой никто не оспаривает, отсутствия спорного жилого дома в натуре в связи со сносом, суд пришел к правильному выводу о восстановлении прав истца путем взыскания в его пользу денежных средств в размере 1/3 доли от рыночной стоимости проданного имущества -**** рубля **** копеек (**** руб. : 3 = ******** руб.).

При этом денежные средства в размере 1/3 доли от рыночной стоимости отчужденного имущества суд взыскал с покупателя Симаковой О.Б., с чем судебная коллегия согласиться не может, поскольку права наследодателя нарушены представителем продавца Ботовым Д.Б., действовавшим недобросовестно и продавшим имущество своей сестре по

заведомо заниженной цене. При этом покупатель Симакова О.Б. передала представителю продавца Ботову Д.Б. денежные средства по договору в размере **** рублей до его подписания, на что указано в самом договоре, подтвердил ответчик Ботов Д.С. в судебном заседании 23 декабря 2015 года (л.д. 232 об. т. 2). Относимых и допустимых (письменных) доказательств передачи Ботовым Д.Б. В.А.А. денежных средств в размере **** рублей, полученных в счет продажной цены по договору, ответчиком не представлено.

В силу ст. 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества(реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Поскольку Ботов Д.С. не исполнил свою обязанность по передаче продавцу денежных средств, полученных по договору, а также причинил продавцу убытки недобросовестным исполнением своих обязанностей по договору поручения, действуя в ущерб его интересам при продаже имущества по заведомо заниженной цене, то в порядке восстановления нарушенного права денежные средства в размере 1/3 доли от **** рублей, полученных Ботовым Д.Б. от покупателя (**** руб. : 3 = **** руб.) и 1/3 доли от рыночной стоимости проданного имущества за минусом продажной цены ((**** руб. - **** руб.) : 3) = **** рублей) -**** рубля **** копеек (**** руб. + **** руб. = ******** руб.) подлежат взысканию с Ботова Д.Б. в пользу Ворошилова Д.А. как наследника по закону, принявшего наследство. В удовлетворении остальной части данного требования к Ботову Д.С, а также во взыскании денежных средств с Симаковой О.Б. надлежит отказать.

Госпошлина от ******** рублей составляет **** рублей (**** руб. + 1 % х (******** руб. - **** руб.). Истцом произведена оплата госпошлины в размере **** рублей, которые в соответствии ч. 1 ст. 98 Гражданского процессуального кодекса РФ подлежат взысканию с ответчика в пользу истца, а оставшаяся сумма в размере ******** рублей (**** руб. -**** руб. = ******** руб.) на основании ч. 1 ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ подлежит взысканию с ответчика в доход местного бюджета.

Руководствуясь ст. ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Советского районного суда г. Челябинска от 05 февраля 2016 года в части взыскания с Симаковой О.Б. денежных средств и госпошлины отменить, принять в этой части новое решение.

Взыскать с Ботова Д.Б. в пользу Ворошилова Д.А. денежные средства в размере **** рубля **** копеек, расходы по оплате госпошлины в размере **** рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований - отказать.

Взыскать с Ботова Д.Б. в доход местного бюджета госпошлину в размере **** рубля **** копеек.

В остальной части это же решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу Ботова Д.Б., Симаковой О.Б. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Вы можете открыть актуальную версию документа прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.