Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 21 июня 2016 г. по делу N 33-11744/2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 21 июня 2016 г. по делу N 33-11744/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Васильевой Г.Ф.

судей Фроловой Т.Е.

Хакимова А.Р.

при секретаре Сиразевой Н.Р.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Мякишева Г.Н. на решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 января 2016 г., которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований Мякишева Г.Н. к Мякишеву Н.Г. о признании договора дарения недействительным, признании доверенности недействительной, прекращении права собственности на жилое помещение, признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования отказать.

Заслушав доклад судьи Васильевой Г.Ф., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Мякишев Г.Н. обратился в суд с иском к Мякишеву Н.Г. о признании договора дарения недействительным, признании доверенности недействительной, прекращении права собственности на жилое помещение, признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования. Требования мотивировал тем, что " ... " умерла его сестра, Клинчева Л.Н. Ей на праве собственности принадлежала квартира, расположенная по адресу: " ... " " ... " Клинчева Л.Н. подписала договор дарения его сыну - Мякишеву Н.Г. Полагает данный договор дарения подлежит признанию недействительным. Последние годы своей жизни Клинчева Л.Н. злоупотребляла спиртными напитками, страдала алкоголизмом. На этой почве в феврале 2014 года она, уснув в состоянии сильного алкогольного опьянения на улице, обморозила руки, поэтому у неё были ампутированы пальцы на обеих руках. Кроме этого, она страдала и сахарным диабетом, ввиду чего, состояла на учёте в поликлинике " ... " " ... ". Мякишев Н.Г. воспользовавшись тем, что Клинчева Л.Н. злоупотребляла спиртным, намеренно, совместно со своей матерью (его бывшей женой) спаивал её, с целью довести её до состояния, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. В момент совершения договора Клинчева Л.Н. вследствие хронического алкоголизма находилась в состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Он является её наследником второй очереди, наследников первой очереди не имеется. Таким образом, в случае, если бы вышеуказанная квартира не была бы Клинчевой Л.Н. при жизни подарена Мякишеву Н.Г., она бы перешла в его собственность, в порядке наследования. Просил признать недействительным договор дарения квартиры, заверенную нотариусом Имамовой Л.К., прекратить за Мякишевым Н.Г. право собственности; признать за ним право собственности на квартиру по адресу: " ... " земельный участок в порядке наследования.

Суд вынес приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Мякишева Г.Н. ставится вопрос об отмене приведенного решения суда по тем основаниям, что суд не дал должной оценки доказательствам (медицинским документам, показаниям свидетелей), свидетельствующим, что в момент совершения оспариваемых сделок Клинчева Л.Н. вследствие хронического алкоголизма находилась в состоянии, когда она не была способна понимать значения своих действий и руководить ими. Более того, из экспертного заключения усматривается, что при жизни Клиничева Л.Н. обнаруживала признаки органического психического расстройства с синдромом зависимости от алкоголя, изменением психических функций.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав Мякишева Г.Н., поддержавшего жалобу, судебная коллегия находит, решение суда подлежит оставлению без изменения.

В соответствии со ст. 572 Гражданского кодекса РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Согласно п. 1 ст. 185 Гражданского кодекса РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами.

В соответствии с п. 1 ст. 182 Гражданского кодекса РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

В соответствии со ст. 166 Гражданского кодекса РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В силу пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса РФ, основание недействительности сделки, предусмотренное в указанной норме, связано с пороком воли, то есть таким формированием воли стороны сделки, которое происходит под влиянием обстоятельств, порождающих несоответствие истинной воли такой стороны ее волеизъявлению, вследствие чего сделка, совершенная гражданином, находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, не может рассматриваться в качестве сделки, совершенной по его воле.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Из материалов дела усматривается, что между Булаевой О.Г., действовавшей от имени Клинчевой Л.Н. на основании доверенности от " ... " (N " ... ") и Мякишевым Н.Г. " ... " заключен договор дарения квартиры, расположенной по адресу: " ... " (л.д. 62).

Кроме того, между Булаевой О.Г., действующей от имени Клинчевой Л.Н. и Мякишевым Н.Г. на основании доверенности от " ... " (N б/н, реестр 2Д-439) заключен договор дарения земельного участка, расположенного по адресу: " ... " (л.д. 121).

Доверенность от " ... " ( " ... "), заверена нотариусом Имамовой Л.К., согласно которой Клинчева Л.Н. уполномочила ФИО8 оформить договор дарения вышеуказанной квартиры и земельного участка, расположенного по адресу: " ... " (л.д. 124-125).

Согласно свидетельству о смерти от " ... " серии " ... " Клинчева Л.Н. умерла " ... " (л.д. 8).

Истец Мякишев Г.Н. приходится родным братом Клинчевой Л.Н., а ответчик Мякишев Н.Г. племянником, что не оспаривалось сторонами.

С целью проверки доводов истца относительно того, что Клинчева Л.Н. в период составления оспариваемых договоров, находилась в состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими, судом первой инстанции были выслушаны свидетели, назначена посмертная судебно-психологическая экспертиза, проведение которой было поручено экспертам ГБУЗ Республиканской психиатрической больницы " ... " Министерства здравоохранения Республики Башкортостан (л.д. 144-145).

В соответствии заключением комиссии судебно-психиатрических экспертов ГБУЗ Республиканской психиатрической больницы " ... " Министерства здравоохранения Республики Башкортостан от " ... " за " ... ", ФИО4 при жизни обнаруживала признаки органического психического расстройства с синдромом зависимости от алкоголя, изменением психических функций. Об этом свидетельствуют данные материалов гражданского дела и медицинской документации о перенесенной травме головы, наличии у нее сахарного диабета 2 типа с множественными осложнениями, цереброваскулярного заболевания (гипертоническая болезнь, атеросклероз) с развитием хронической ишемии головного мозга, в связи с чем, обращалась за лечением к неврологу с церебрастеническими жалобами (на головную боль, головокружения, нарушения сна, слабость, утомляемость), данные (согласно свидетельским показаниям) о злоупотреблении спиртными напитками, запойном характере пьянства, которое сопровождалось длительными запоями, что в целом обуславливало нарастание изменений психических функций, а также личностных изменений (появление эмоциональной лабильности, плаксивости, морально-этическое снижение). Однако оценить степень выраженности изменений психических функций на интересующий суд период времени (момент оформления сделки договора дарения, момент оформления договора купли-продажи), а также уточнить, не пребывала ли она в состоянии запоя или в состоянии алкогольного абстинентного синдрома, которые могли лишить ее способности понимать значение своих действий и руководить ими, не представляется возможным ввиду противоречивости, а также малой информативности свидетельских показаний о ее психическом состоянии на указанный период времени, а также отсутствия описания ее психического состояния и медицинской документации на исследуемый период (л.д. 147-154).

Разрешая заявленные требования с учетом представленных суду доказательств, в том числе, объяснений лиц, участвующих в деле, показаний допрошенных в ходе судебного разбирательства свидетелей, представленных документов, заключения экспертизы, суд первой инстанции верно пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Мякишева Г.Н., поскольку истцом не представлено, а судом не добыто достаточных и достоверных доказательств, подтверждающих, что на момент составления оспариваемых договоров дарения, а также доверенности Клинчева Л.Н. в силу имеющихся у неё заболеваний и сложившейся жизненной ситуации не отдавала отчет своим действиям и не могла руководить ими, либо страдала каким-либо психическим заболеванием, когда не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Указанное обстоятельство было подтверждено, в том числе, заключением судебно-психиатрической экспертизы ГУЗ "Республиканская психиатрическая больница " ... "" Министерства здравоохранения Республики Башкортостан от " ... " за " ... ".

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что экспертное заключение является одним из важных видов доказательств по делу, поскольку оно отличается использованием специальных познаний и научными методами исследования, тем не менее, суд при наличии в материалах рассматриваемого дела заключения эксперта не может пренебрегать иными добытыми по делу доказательствами, в связи с чем законодателем в ст. 67 ГПК РФ закреплено правило о том, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, а в положениях ч. 3 ст. 86 ГПКРФ отмечено, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается наряду с другими доказательствами.

Судебная коллегия считает, что при разрешении настоящего спора правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом первой инстанции правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которым дана согласно ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений.

Поскольку истцом в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ не приведено доказательств, с достоверностью свидетельствующих о нахождении Клинчевой Л.Н. в момент совершения оспариваемого договора дарения и доверенности в состоянии, в связи с которым она не могла понимать значение своих действий и руководить ими, по мнению судебной коллегии, у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для признания их недействительными.

Указанные обстоятельства свидетельствует о целенаправленности действий дарителя и одаряемого по переходу вещного права на спорное имущество, и передаче полномочий по заключению оспариваемых договоров.

Достоверных доказательств того, что имеются основания, предусмотренные ст.177 Гражданского кодекса РФ для признания договора дарения недействительным, истцом в нарушении положений ст. 56 ГПК РФ суду представлено не было.

При таких обстоятельствах, ввиду отсутствия оснований для признания недействительным договоров дарения, доверенности суд обоснованно отказал в удовлетворении требований истца.

Доводы апелляционной жалобы Мякишев Г.Н. о том, что суд не учел показания допрошенных свидетелей - ФИО9, ФИО10, ФИО11 не могут повлечь за собой отмену либо изменение решения суда, поскольку показания допрошенных свидетелей были учтены судом первой инстанции при принятии решения суда по настоящему спору, показания указанных свидетелей не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали бы выводы суда первой инстанции. При этом показания свидетелей в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ не имеют для суда заранее установленной силы, и оцениваются им как в отдельности, так и в их совокупности с другими доказательствами по делу.

Иные доводы апелляционной жалобы, аналогичны доводам истца, изложенным в исковом заявлении, фактически направлены на переоценку выводов, сделанных судом первой инстанции, отражают субъективную оценку истца имеющихся в деле доказательств и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного акта, либо опровергали бы выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судебной коллегией несостоятельными и не могут служить основанием для отмены оспариваемого решения.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит, что суд вынес законное и обоснованное решение, и оснований для отмены или изменения судебного постановления по доводам апелляционной жалобы у судебной коллегии не имеется.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно определилюридически значимые обстоятельства, оценил доказательства, правильно применил нормы права и вынес законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 21 января 2016 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Мякишева Г.Н. - без удовлетворения.

 

Председательствующий: Г.Ф. Васильева

 

Судьи: Т.Е. Фролова

А.Р. Хакимов

Справка: судья Шарипова Г.М.

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.