Купить систему ГАРАНТ Получить демо-доступ Узнать стоимость Информационный банк Подобрать комплект Семинары

Апелляционное определение СК по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 28 июня 2016 г. по делу N 33-5453/2016

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда в составе:

председательствующего Криволаповой Е.А.,

судей Осиповой И.Г., Тепловой Т.В.,

при секретаре судебного заседания Калининой Д.А.,

с участием прокурора Ледовской Н.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Мизина А.И. на решение Шпаковского районного суда Ставропольского края от 18 апреля 2016 года по исковому заявлению Мизина А.И. к Министерству Финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Ставропольскому краю о взыскании компенсации морального вреда в порядке реабилитации в связи с отстранением от должности, связанным с незаконным уголовным преследованием,

заслушав доклад судьи Осиповой И.Г.,

УСТАНОВИЛА:

Мизин А.И. обратился в суд с иском к Министерству Финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Ставропольскому краю о взыскании компенсации морального вреда в связи с незаконным отстранением от должности.

В обоснование заявленных требований указал, что 11.03.2012 года в 17 часов 50 минут следователь С. А.А. вынес постановление о возбуждении уголовного дела N 133120100010 в отношении Мизина А.И. и Х. В.Р. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, которое было направлено для рассмотрения по существу в Шпаковский районный суд Ставропольского края.

В ходе предварительного следствия следователь С. А.А. обратился в Шпаковский районный суд Ставропольского края с ходатайством о временном отстранении истца от должности, поскольку на момент возбуждения уголовного дела он являлся главой администрации Шпаковского района.

Постановлением судьи Шпаковского района СК от 28.03.2012 года ходатайство удовлетворено, и Мизин А.И. отстранен от занимаемой должности главы администрации Шпаковского муниципального района Ставропольского края. При этом судом ему назначено государственное пособие в размере пяти минимальных размеров оплаты труда с 28.03.2012 года, которое ему вообще не выплачивалось. В связи с тем, что истец отстранен от занимаемой должности, ему не выплачивалась заработная плата и пособие, бедствуя в финансовом отношении, он вынужден был оформить уход на пенсию, подать заявление об увольнении, чтобы хоть как-то существовать, поскольку если бы он не подал заявление об увольнении, то получал бы только часть пенсии, также. ему объяснили, тем более, что в краевом правительстве ему было настойчиво рекомендовано увольняться с уходом на пенсию и намекалось на то, что если он не уйдет, то его могут арестовать. Реально опасаясь ареста, видя, что в отношении истца, невиновного, возбуждено уголовное дело, принимаются меры процессуального принуждения и незаконного отстраняют от должности, лишают средств к существованию, он вынужденно написал заявление об уходе "по собственному желанию".

В связи с отстранением от должности истец испытывал глубокие нравственные страдания, поскольку невиновный, не совершавший противоправных действий был отстранен от занимаемой должности и лишен средств к существованию.

Более того, его страдания были усугублены тем, что постановление об отстранении от должности выносилось в его отсутствие, поскольку с 16.03.2012 года, в связи с перенесенным стрессом находился на стационарном лечении и по состоянию здоровья не мог участвовать в судебных заседаниях.

Все происходящее для него было вопиющим актом беззакония и вселяло чувство безысходности, отчаяния и тревожности.

В конечном итоге уголовное дело в отношение истца рассмотрено Шпаковским районным судом и приговором суда от 30.09.2015 года истец признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год. В соответствии со ст. 73 УПК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком на 1 год. От назначенного наказания освободить в связи с применением акта об амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации.

Апелляционным приговором Ставропольского краевого суда от 18.01.2016 года приговор Шпаковского районного суда Ставропольского края от 30.09.2015 года отменен и постановлен оправдательный приговор, в котором указано, что в действиях истца отсутствуют признаки объективной и субъективной сторон состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, и признано право на реабилитацию.

Истец полагает, что незаконным отстранением от занимаемой должности, как одним из видов процессуального принуждения, нарушено его право на труд и получение заработной платы, поскольку в силу ч.3 ст.37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом.

Кроме того, невыплата истцу причитающегося пособия в размере пяти минимальных оплат труда и не выплата заработной платы, поставили под угрозу его жизнь, поскольку отсутствие денежных выплат не позволяет обеспечивать себя продуктами питания, приобретением лекарственных средств, что могло привести к биологической смерти.

Более того, истец полагает, что лишение его средств к существованию явилось в указанной ситуации разновидностью пыток и истязаний.

Вместе с тем, поскольку постановление об отстранении от должности было направлено по месту его работы и стало известно неограниченному кругу лиц, то полагал, в данной ситуации произошел подрыв его деловой репутации, так как в описательно мотивировочной части постановления судьи от 28.03.2012 года указано, что необходимость временного отстранения от должности вызвана наличием в представленных суду материалов совокупности фактических данных свидетельствующих о том, что Мизин А.И. имеет реальную возможность помешать установлению истины по делу или иным способом воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Мизин А.И. является должностным лицом, что делает возможным, при установленных судом обстоятельствах, применение к нему меры процессуального принуждения - временное отстранение от должности.

Таким образом, временным отстранением от должности с учетом утвердительных формулировок в том, что истец может помешать установлению истины, воспрепятствовать производству по делу характеризовало его, как человека способного на нарушение закона, совершение нечестного поступка, что в глазах трудового коллектива, где он являлся руководителем, подрывало его деловую репутацию.

Поскольку его должность - глава администрации Шпаковского муниципального района являлась публичной, то, полагает, что и в районе отстранение от должности было воспринято, как подрыв деловой репутации, так как, если отстранили от должности: значит, не доверяют.

Истец полагает, что при рассмотрении его иска подлежит применению ст. 1070 ГК РФ, несмотря на то, что непосредственно в ней не указано, что моральный вред компенсируется независимо от вины должностных лиц, связанный с уголовным преследованием, а незаконно примененная мера процессуального принуждения - временное отстранение от должности, не входит в перечень, указанный в ст. 1070 ГК РФ, поскольку согласно общеправовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 16.06.2009 года N 9-П "По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова", отсутствие в тексте пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 ГК Российской Федерации непосредственного указания на административное задержание не может означать, - по смыслу этих статей во взаимосвязи с частью 3 статьи 27.5 КоАП Российской Федерации и подпунктом "с" пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, - что их действие не распространяется на случаи, когда право на свободу ограничивается в связи с административным задержанием на срок не более 48 часов как обеспечительной мерой при производстве по делам об административных правонарушениях, за совершение которых может быть назначено наказание в виде административного ареста. Иное не соответствовало бы ни Конституции Российской

Федерации, ни Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Данный вывод находит подтверждение в Определении от 04.12.2003 года N440-0, в котором Конституционный Суд Российской Федерации указал, что вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, должен возмещаться государством в полном объеме независимо от вины соответствующих должностных лиц не только в прямо перечисленных в пункте 1 статьи 1070 ГК Российской Федерации случаях, но и тогда, когда вред причиняется в результате незаконного применения в отношении гражданина такой меры процессуального принуждения, как задержание. Это требование основано на ранее выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 27.06.2000 года N11-П правовой позиции, в силу которой понятия "задержанный", "обвиняемый", "предъявление обвинения", "публичное преследование" применительно к обеспечению конституционных прав граждан должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в узко специальном смысле, в котором они используются в уголовно-процессуальном законе. Оно действует и при выявлении, конституционно-правового смысла административного задержания как меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, при котором - в целях реализации конституционных прав граждан - необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное преследование за совершение административного правонарушения.

Таким образом, пункт 1 статьи 1070 и абзац третий статьи 1100 ГК Российской Федерации - по их смыслу в системе действующего гражданско-правового и административно-правового регулирования - не могут рассматриваться как исключающие возмещение гражданину имущественного ущерба и компенсации морального вреда независимо от вины должностных лиц, являющихся причинителями вреда, в случае признания административного задержания на срок не более 48 часов незаконным (часть 3 статьи 27.5 КоАП Российской Федерации).

Таким образом, с учетом системного толкования законодательства, регламентирующего отстранение от должности, как меры процессуального принуждения, следует полагать, что при возмещении ущерба, как и компенсации морального вреда в данном случает ст. 1070 ГК РФ подлежит применению, несмотря на то, что в самой статье не указано, что возмещается вред и ущерб, связанный с временным отстранением от должности.

Просил удовлетворить заявленные требования в полном объеме, взыскав компенсацию морального вреда, связанного с незаконным отстранением его от должности в размере 1 000 000 рублей.

Обжалуемым решением Шпаковского районного суда Ставропольского края от 18 апреля 2016 года исковые требования Мизина А.И. о компенсации морального вреда, связанного с отстранением его от должности удовлетворены частично.

Суд взыскал в пользу Мизина А.И. с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсацию морального вреда, причиненного в результате отстранения его от должности в результате незаконного уголовного преследования, в размере 100 000 рублей.

В удовлетворении исковых требований о взыскании в пользу Мизина А.И. с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации компенсации морального вреда, причиненного в результате отстранения его от должности в результате незаконного уголовного преследования, в размере 900 000 руб. отказано.

В апелляционной жалобе Мизин А.И. просит решение отменить и вынести новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме. В обоснование доводов указывает, что требованиями законодательства установлено, что удовлетворяя исковые требования о компенсации морального вреда необходимо учитывать разумность и справедливость, полагает, что удовлетворение компенсации морального вреда в сумме 100 000 рублей не отвечает требованиям разумности и справедливости.

Письменных возражений относительно доводов апелляционных жалоб не поступило.

Исследовав материалы гражданского дела, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, заслушав пояснения Мизина А.И., его представителя адвоката Петрищева С.А., поддержавших доводы жалобы, представителя Министерства Финансов РФ, в лице Управления Федерального казначейства по Ставропольскому краю по доверенности Бусуек В.П., возражавшего в удовлетворении жалобы, заключение прокурора Ледовской Н.В., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия приходит к следующему.

Исходя из положений абзаца 2 части 2 статьи 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции вправе в интересах законности проверить обжалуемое судебное постановление в полном объеме, выйдя за пределы требований, изложенных в апелляционной жалобе, не связывая себя ее доводами.

Под интересами законности с учетом положений статьи 2 ГПК РФ следует понимать необходимость проверки правильности применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 11.03.2012 года вынесено постановление о возбуждении уголовного дела N 133120100010 в отношении Мизина А.И. и Х. В.Р. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

В ходе предварительного следствия следователь С. А.А. обратился в Шпаковский районный суд Ставропольского края с ходатайством о временном отстранении Мизина А.И. от должности, поскольку на момент возбуждения уголовного дела он являлся главой администрации Шпаковского района.

Постановлением судьи Шпаковского района СК от 28.03.2012 года ходатайство удовлетворено, Мизин А.И. отстранен от занимаемой должности главы администрации Шпаковского муниципального района Ставропольского края. При этом, судом ему назначено государственное пособие в размере пяти минимальных размеров оплаты труда с 28.02.2012 года.

22.06.2012 года полномочия главы администрации Шпаковского муниципального района Ставропольского края Мизина А.И. досрочно прекращены в связи с отставкой по собственному желанию в связи с выходом на пенсию, Мизин А.И. освобожден от занимаемой должности и уволен по инициативе работника (собственному желанию) в связи с выходом на трудовую пенсию по старости.

Приговором Шпаковского районного суда Ставропольского края от 30.09.2015 года Мизин А.И. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год, в соответствии со ст.73 УПК РФ условно с испытательным сроком на 1 год. Этим же приговором Мизин А.И. освобожден от назначенного наказания в связи с применением акта об амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации.

Апелляционным приговором Ставропольского краевого суда от 18.01.2016 года приговор Шпаковского районного суда Ставропольского края от 30.09.2015 отменен и постановлен оправдательный приговор, в котором указано, что в действиях Мизина А.И. отсутствуют признаки объективной и субъективной сторон состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ и признано право на реабилитацию.

В обоснование заявленного иска Мизин А.И. сослался на то, что незаконным отстранением от занимаемой должности, он испытывал нравственные страдания, поскольку невиновный был лишен средств к существованию, что указанной мерой процессуального принуждения, нарушено его право на труд и получение заработной платы, что невыплата истцу причитающегося пособия в размере пяти минимальных оплат труда и не выплата заработной платы, поставили под угрозу его жизнь, поскольку отсутствие денежных выплат не позволяет обеспечивать себя продуктами питания, приобретением лекарственных средств, что лишение его средств к существованию явилось в указанной ситуации разновидностью пыток и истязаний. Считает, что изложенное, а также в связи с тем, что в отношении него постановлен оправдательный приговор и признано право на реабилитацию, порождает у истца право на возмещение морального вреда в связи с незаконным применением меры процессуального принуждения - временное отстранение от должности, в соответствии со ст. 1070 ГК РФ.

Разрешая спор, суд пришел к выводу об обоснованности исковых требований Мизана А.И. к Министерству Финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Ставропольскому краю о компенсации морального вреда.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда первой инстанции по следующим основаниям.

Конституция Российской Федерации гарантирует государственную защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, судебную защиту его прав и свобод. Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда: вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Статьей 1101 ГК РФ предусмотрено, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно пункту 1 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Как следует из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20.02.2007 N 115-О-О статья 1070 ГК РФ в системной связи с абзацем третьим статьи 1100 данного Кодекса, предусматривающие компенсацию морального вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде и не связывающие принятие решения об этом только с наличием вынесенного в отношении этого гражданина оправдательного приговора или постановления (определения) о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям, сами по себе направлены на реализацию положений статьи 53 Конституции Российской Федерации и защиту прав граждан. Возможность же применения соответствующих норм в деле заявителя зависит от установления и исследования фактических обстоятельств дела.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как следует из материалов дела, причинение морального вреда истец связывает с незаконным отстранением его от занимаемой должности.

Суд апелляционной инстанция, проанализировав представленные в материалы дела доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, с учетом выше приведенных норм материального права, исходит из отсутствия доказательств нарушения личных неимущественных прав истца в связи с незаконным применением меры процессуального принуждении- временное отстранение от должности. При этом, судебная коллегия обращает внимание на то обстоятельство, что положения ст. 1070 ГК РФ не содержат оснований возложения обязанности денежной компенсации морального вреда за незаконное применение меры процессуального принуждения - временное отстранение от должности.

В связи с чем, заявленные требования в порядке ст. 1070 ГК РФ подлежат отклонению в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 327, 327.1, 328, 329,330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Шпаковского районного суда Ставропольского края от 18 апреля 2016 года - отменить. Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Мизина А.И. к Министерству Финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Ставропольскому краю о взыскании компенсации морального вреда в связи с отстранением от должности - отказать.

Апелляционную жалобу Мизина А.И. - оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.